ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ранован по достоинству оценил всю значимость этого заявления. Предоставление убежища гонимой секте или клану – поступок, заслуживающий уважения. И хотя они уже подготовились к возможным преследованиям, поддержка не помешает. Он кивнул РэмгосАлану в знак благодарности.

– Это не означает, что мы собираемся оставаться в тени, – закончил свою речь главный Господин уже под всеобщее одобрение отшельников. – Как только ситуация изменится и появится хоть малейшая возможность, мы немедленно присоединимся к вам и открыто заявим, что цепь Великих Завоеваний должна быть прервана.

Явно довольные результатами, участники этой столь необычной встречи начали расходиться. Главный Господин предложил Рановану продолжить беседу наедине. Они уютно устроились в беседке, расположенной в укромном уголке парка. Стол был заранее накрыт. Легкие закуски, фрукты и неизменное угощение на Рэмии – вино и сок из фруктов авадо. Какое-то время они молча пили вино и закусывали.

– Скажите, РэмгосАлан, – специально выбрав момент, когда тот поднес чашу с вином ко рту, прервал затянувшееся молчание глава отшельников, – ваша дочь – ее, кажется, зовут Соланта – долго уговаривала вас организовать нашу встречу?

Эффект был потрясающий. От неожиданности челюсть главного Господина отвисла, рука дрогнула, и вино выплеснулось на камзол. В ответ он не смог вымолвить ни слова. У него был такой вид, словно его застали за каким-то неприличным занятием.

– Почему бы ей не присоединиться к нам? – продолжал довольный произведенным эффектом отшельник. – Это избавит вас от необходимости пересказывать ей нашу беседу.

Пока Соланта шла по дорожке через парк по направлению к беседке, Ранован разглядывал ее и размышлял. Можно ли считать ее красавицей? Пожалуй, нет. Эталоном красоты среди белых женщин был совсем другой тип – ценились пышные формы и большие груди. Соланта же была полной противоположностью: высокая, со стройной фигурой спортивного типа, длинными ногами и еле заметной грудью. Но при всем этом она смотрелась великолепно. В ее глазах читалась внутренняя энергия. Одухотворенный взгляд выдавал нежную и мечтательную натуру. Было непонятно, как все это сочетается с таким блестящим умом. Да, нелегко придется ей в жизни. Она явно не вписывается в устои Империи. Как бы, ломая их, она не оступилась! Надо будет последить за ее успехами и обязательно помочь в трудную минуту. А в том, что трудных минут в ее жизни будет много, умудренный большим жизненным опытом отшельник не сомневался.

Когда Соланте передали, что отец ждет ее в беседке, она удивилась, а потом подумала, что глава отшельников решил снизойти до нее и познакомиться с капризной девчонкой.

– Разрешите представить, моя дочь Соланта, – произнес отец, когда она приблизилась к ним.

– Рад познакомиться с советником клана Господ, – произнес в ответ Ранован.

И опять его слова достигли цели. Теперь уже Соланта стояла с открытым ртом и никак не могла совладать с собой.

– Похоже, вы решили нас сегодня шокировать своей прозорливостью, – пришел ей на выручку отец. – Садись, дочка, от мудрого Ранована ничего не скроешь.

Соланта молча уселась за стол и, чтобы чем-то занять себя, машинально взяла ближайшую чашу с вином. Она никогда в жизни не пробовала вина и, сделав внушительный глоток, от неожиданности поперхнулась.

– Выпейте лучше сока, – теперь уже отшельник пришел ей на помощь и протянул другую чашу.

РэмгосАлану и Соланте нужна была пауза, чтобы прийти в себя, которую отшельник им и предоставил, потягивая потихоньку вино.

– А знаете, молодая красавица, вы не единственная женщина в роли советника, – продолжил удивлять Ранован. – На протяжении своей истории разные кланы, как Великие, так и второго плана, не раз прислушивались к советам женщин. Правда, делалось это всегда неофициально и тщательно скрывалось. Ни одна женщина не стала открыто советником своего клана. Очень надеюсь, что вам, Соланта, это удастся. По-моему, ваш отец уже готов к этому. Вы избрали правильную тактику. К цели надо идти постепенно, не создавая лишнего шума. Я так понимаю, что, помимо благополучия клана и всей Империи, вы собираетесь бороться и за равноправие полов. Надеюсь, не за полное?

– Я восхищена вашей прозорливостью, – наконец-то обретя свойственную ей уверенность и критическое состояние ума, смогла произнести Соланта. – Насколько я понимаю, вы догадались об истинном положении вещей, перехватив наши с отцом взгляды. До этого вы думали, что взбалмошная девчонка уговорила отца дать возможность воочию лицезреть одну из загадок Империи – отшельников.

– Вы заработали очередное очко, – благодушно разводя руки в сторону, признался Ранован, – именно так все и было. Вы все больше поражаете меня. Не хотел бы я иметь такого противника, – закончил комплиментом отшельник.

– Я против абсолютного равенства полов, – сказала Соланта, – ничего не следует доводить до абсурда. Но этот вопрос и не стоит на повестке дня. Женщины в Империи просто бесправны. Это закреплено даже в именах. Возьмем, к примеру, моего отца. У него три имени: главный Господин, РэмгосАлан и сокращенное, Рг'Алан. Каждое из них несет смысловую нагрузку. «Рэм» в начале имени указывает на то, что он принадлежит к одной из четырех господствующих в Империи рас рэмов, «гос» – говорит он принадлежности к Великому клану Господ и, соответственно, к белой расе, и только «Алан» конкретизирует его как личность. Меня же, его дочь, зовут просто Соланта, и никак больше. В этом имени не отражено практически ничего. Нам позволено, только чтобы имя начиналось с буквы, имеющейся в названии клана, – клан Господ, но такие буквы есть и в названии других кланов.

– Вы молодая особа, а уже философ, – с уважением в голосе констатировал Ранован. – Однако затронутая тема намного серьезнее. Имена в Империи – это символ неравноправия рас, их отдельных представителей и полов. Система имен создавалась веками. Возьмем зеленую расу. Можно сказать, они вообще не имеют имен. Их роль выполняют порядковые номера, и то не постоянные. При поступлении в военное училище или при переводе в другую часть меняются и номера. За свою жизнь боевой рэм в среднем меняет свой номер до двадцати раз. Это сделано специально, чтобы убить в них личность. Они не должны думать самостоятельно. Их удел – выполнять приказы.

117
{"b":"25163","o":1}