ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если Стратег своим положением был целиком обязан Бате, то Тактик был, в свою очередь, назначен Стратегом, который в какой-то момент понял, что не может полностью сконцентрироваться на разработке долгосрочных программ, так как их некому воплощать в жизнь. У самого Стратега на это просто не хватало времени, а зачастую и умения. Так возникла идея ввести новую должность – Тактик Земли и космических Колоний.

Стратег и Тактик вместе составляли слаженную команду, блестяще дополняя друг друга, и у них за плечами было множество совместно разработанных и, что немаловажно, осуществленных проектов. Одно качество в Тактике Стратег ценил особенно – исполнительность. Достаточно один раз объяснить, что от него требуется, и больше не нужно беспокоиться – дело будет доведено до конца.

До того как он занял это место, в биографии Тактика не было ничего примечательного. Институт закончил с отличием. На работе характеризовался положительно, но не более. Наверное, он просто не нашел своего места, чтобы проявились его способности. У многих так проходит целая жизнь, но с Тактиком судьба распорядилась по-другому.

Во время конкурса на эту должность Стратег практически сразу остановил свой выбор на нем, и Батя поддержал его. Через пять лет – срок, пока Снежный Барс был наставником Тактика, – они еще раз убедились в правильности своего выбора. Тактик занял достойное место рядом с ними.

Одним словом, на Тактика можно было положиться, просто перед ним следовало ставить задачи, с которыми он реально мог справиться.

Не-гуманоиды. Планета Мартир.

Совет Последней Инстанции

Совет Последней Инстанции представлял собой нечто типа масонской ложи. Его члены не избирались и не назначались. Их приглашали. Гваан Гху получил такое приглашение два года назад. Он до сих пор помнил свой первый визит в святая святых, на последний этаж высотного здания, где располагался Зал Заседаний. На Мартире все знали о почти Неограниченном могуществе Совета, о том, что именно тут принимаются многие важные решения, но о его подлинном назначении большинство могло только догадываться. Гваан Гху сам до сих пор не до конца разобрался в той роли, которую играл Совет в жизни Мартира. За два года он еще не стал полноправным членом Совета. На это уходило, как правило, не менее пяти лет. Пока же его приглашали на отдельные заседания по вопросам философии или в связи с разработкой Далеко Идущих Планов. Подготовку доклада на столь важную тему ему поручили впервые.

Гваан Гху вошел в здание Совета и привычно направился к лифтам, чтобы подняться на последний этаж. Этой же дорогой он шел два года назад, пребывая в полной растерянности от неожиданного приглашения. Чтобы попасть в лифт, необходимо было воспользоваться специальным ключом. Полноправные члены Совета могли это сделать в любое время, у него же было ограниченное право доступа. Убедившись, что на ключе горит зеленый огонек, подтверждающий легитимность желающего воспользоваться лифтом, он попал в кабину. Порыв в меру прохладного воздуха подхватил его, и он стал медленно подниматься. И здесь призраки поставили ветер себе на службу.

Гваан Гху прибыл в Зал Заседаний точно в назначенное время. Все полноправные члены были уже на месте. Похоже, что они не случайно собрались заранее и уже успели обсудить часть вопросов.

– Безоблачного вам неба во время трапезы, – приветствовал Гваан Гху собравшихся.

– Чтобы наших врагов унесло ветром, – ответил за всех Длаан Нгу, председательствовавший сегодня на Совете.

Призраков отличала исключительная честность и преданность, но только после данного ими слова. До этого момента считалось, что любые приемы и способы для достижения цели хороши, и не существовало почти никаких моральных ограничений. Слово всегда давалось на определенный период. «Нет ничего вечного, кроме Вечного Спасения, и то пока не появятся новые напасти». Этот постулат из Философского Трактата как нельзя лучше отражал точку зрения призраков по этому вопросу.

После того как все заняли свои места, слово взял Длаан Нгу:

– Уважаемые полноправные члены и приглашенные. Вскоре состоится Всеобщий Совет не-гуманоидов. Сегодня нам предстоит выработать позицию, которую мы будем на нем отстаивать. Подготовка доклада была поручена Гваан Гху. Прежде чем он начнет, прошу каждого из присутствующих дать клятву о неразглашении сроком на один год.

После того как все дали клятву о неразглашении, Гваан Гху уверенно начал излагать:

– Кроме Союза не-гуманоидов, в нашей части Вселенной активную роль играют еще три гуманоидные цивилизации. Сейчас мы стоим на грани вооруженного конфликта. Зееряне трусливы, как трушок (живший ранее на планете зверек, который в случае опасности забивался в свою достаточно хорошо защищенную нору, закрывал глаза и затыкал уши, чтобы не видеть и не слышать противника), и в назревающий конфликт они не только не вмешаются, но и откажут в помощи людям, которые, скорее всего, за ней к ним обратятся.

Сравнение зеерян с трушком вызвало легкий смех одобрения.

– Империя рэмов. Политическая ситуация там складывается таким образом, что агрессия с их стороны неизбежна. Вопрос, против кого она будет направлена. На зеерян они напасть вряд ли решатся.

– На чем основана такая уверенность? – прервал его Браан Тлу, полноправный член Совета, занимавший высокий военный пост.

– Рэмы – империя завоевателей. Вся их история – это история завоеваний и порабощения, а иногда и полного уничтожения других цивилизаций. Насколько нам известно, только один раз они потерпели неудачу. Заметьте, я говорю не поражение, а неудачу. Примерно сто лет назад они напали на зеерян. Нам так и не удалось установить, что за оружие применили против них зееряне, но рэмы были вынуждены отступить. Очевидно одно – это оружие оборонительное, а не наступательное.

– На чем основаны такие выводы? – спросил Рлаан Дну, полноправный член Совета, представитель военной разведки.

– Конкретных данных у нас нет. Но представьте себе, что на вас вероломно напали. Вы при этом располагаете неким оружием, после применения которого враг отступает. Что вас остановит, чтобы не преследовать его и не попытаться захватить его планеты?

79
{"b":"25163","o":1}