ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы находитесь в Приемном отделении. Максимальный срок – семь дней. Выбрав партнера, можно переходить в Альков и занимать любую из десяти квартир.

За эти полдня Пионтек и Розалин так ни разу и не поговорили, только переглядывались. Магнолин с утра не давала прохода Пионтеку. Вот и сейчас она уселась ему на колени. Розалин наблюдала за ними до тех пор, пока ее соперница не обняла Пионтека и не стала целовать в губы. На этом ее терпение лопнуло, и она просто взяла его за руку, аккуратно скинув распалившуюся Магнолин с его колен.

– Поиграл и хватит. Идем со мной, – потянула она за собой не сразу пришедшего в себя Пионтека.

Магнолин так и осталась стоять с открытым от удивления ртом. Но она не обиделась на Розалин. Она восхищалась ею. Вот это да! Вот как надо действовать! Молодчина. Не тратя времени, она тут же проделала нечто похожее с Ландышаном.

Розалин так и вела за руку Пионтека по саду, пока они не дошли до укрытой в тени деревьев беседки.

– Сладко целоваться с Магнолин?

– Это было так неожиданно, – начал неумело оправдываться Пионтек, но, поняв всю неубедительность своих слов, решил сознаться: – Сладко…

– Ну, и с кем ты собираешься целоваться дальше?

Вместо ответа он привлек ее к себе и покрыл лицо, а затем и шею горячими, страстными поцелуями. Затем их губы нашли друг друга… Утолив первый порыв своих чувств, они продолжали сидеть, взявшись за руки.

– Вот мы опять в беседке, – прервала молчание Розалин. – Ты не забыл? Понимаешь, что с нами произошло?

– Мы исполнили свой Долг.

– Ты хотел сказать, нам предстоит его исполнить?

– Нет. Мы его уже один раз исполнили. Ты помнишь головастиков, которые лезли тебе в уши?

– Это было так страшно и отвратительно. Они так ужасно пахнут. А что произошло с тобой?

– То же самое. Но ты этого уже не видела.

– Что это было?

– Исполнение Долга. Понимаешь, эти головастики, проникнув через уши к нам в голову, завладевают нашими телами и, наверное, нашими знаниями. Не зря же нас так усиленно обучали в Интернате. Они подавляют наше сознание и используют нас в своих целях. У тебя не осталось странных, непонятных воспоминаний?

– П" ек, Р" ек… П" ек, Р" ек… – задумчиво произнесла она в ответ.

– Это же наши имена! – с округлившимися от прозрения глазами произнес Пионтек.

Память постепенно возвращалась к ним. Им повезло, что их было двое и они всегда были вместе. То он описывал отдельные события, а она подхватывала ускользающую нить воспоминаний, то наоборот. После трехчасовой беседы они вспомнили всю свою жизнь в состоянии симбиоза, когда они были фарфоровыми куколками. Страшная истина открылась им. Так вот какую участь уготовили им головастики! Они с детства опекают их, лишая при этом родительской ласки. Дают знания, которыми они никогда не смогут воспользоваться. Заботятся об их здоровье, но тело не принадлежит им. Они выращивают их, как скот на убой. Только они не убивают их, а забирают тело и разум.

– Выходит, что головастики – наши враги?

– Да. Это они так изощренно поработили нашу расу. Мы не знаем даже, кто мы, не имеем понятия о нашей истории. Они забрали у нас все. Но самое ужасное, что действуют они руками фарфоровых куколок, то есть находясь в наших телах.

– Что же мы будем делать?

– Я думаю, нам надо перейти в Альков.

– Ах, Пионтек, я не об этом. Я, конечно, с радостью стану твоей…

– Я тоже не об этом, – немного передразнивая ее и тут же переходя к делу, сказал Пионтек. – Я просто надеюсь, что там у нас будет больше свободы и появится возможность что-то предпринять.

– Мы будем с ними бороться, – с энтузиазмом воскликнула Розалин.

– Бороться. Наверное, это громко сказано. Нам надо для начала попытаться выжить. Я имею в виду, остаться самими собой.

– Ты думаешь…

– Я уверен. Как только ты родишь, они опять введут нас в состояние симбиоза.

– Сколько у нас времени?

– Год у нас есть.

– ?!

– Не сразу после родов. Они дадут тебе поправиться. Им нужны крепкие, здоровые тела. Кроме того, они опять будут нас пичкать нужными им знаниями.

– Год. Это и много, и мало. Давай дадим друг другу клятву, что сделаем все, что в наших силах, чтобы освободить наш народ от этого рабства.

И они поклялись. Поклялись посвятить свою жизнь борьбе. Что могут сделать двое, когда они стоят на пороге вступления во взрослую жизнь, еще не знают таинств любви, если они взаперти Приемного отделения и им отпущен только один год? Двое против всех.

Т" ек не удивился, получив вызов на Совет Хранителей. Союз не-гуманоидов стоял на пороге войны, и всем было ясно, что заседание состоится в ближайшее время. Особых разногласий по поводу войны не наблюдалось. Слишком велика была их ненависть ко всем гуманоидам, а именно с ними они и собирались воевать, поэтому заседание должно было пройти спокойно. Его волновало другое.

Хранители Сущности. Они были могущественны. На любое решение Совета они могли наложить вето. Симбиоз имел уже длительную историю, когда куколки обнаружили обратное воздействие. В самом начале считалось, что, вступая в симбиоз, головастики получают полный контроль над телом гуманоида и доступ к его памяти. После выхода из этого состояния они сохраняют воспоминания обо всех событиях, которые произошли, пока они были куколками. Из знаний же, которыми обладали гуманоиды, у них сохраняются только отдельные крупицы. Гуманоиды доступ к памяти головастиков не получают и о своем пребывании в состоянии симбиоза ничего не помнят. Образ мышления гуманоидов и не-гуманоидов резко отличался. Обратное воздействие заключалось в том, что длительное пребывание в состоянии симбиоза меняло образ мышления головастиков, то есть саму их сущность. Но поскольку отказаться от симбиоза они не могли, то были назначены Хранители Сущности. Головастики Центрального Гнезда с тех пор больше никогда не вступали в симбиоз, чтобы не подвергать изменению образ своего мышления и таким образом избежать обратного воздействия на себя со стороны гуманоидов.

Со временем между Хранителями Сущности и фарфоровыми куколками стали возникать конфликты. Это было неизбежно, слишком уж разные ценности были у гуманоидов и не-гуманоидов. Куколки, достигшие высокого положения, всячески стремились избежать выхода из состояния симбиоза и не хотели возвращаться в виде головастиков в родное Гнездо. Они успели привыкнуть к комфорту, к власти и различным привилегиям. У них был доступ к знаниям гуманоидов, интересная работа и просто возможность наслаждаться жизнью. Напротив, в Гнезде все головастики были равны и даже не имели собственных имен. Хранители с неудовольствием отмечали, что элита куколок все больше отдаляется и начинает преследовать свои собственные цели, отличные от интересов головастиков. Т" ек, оценивая создавшуюся ситуацию, готов был пойти еще дальше. Если раньше фарфоровые куколки представляли собой просто временную форму существования головастиков, то теперь уже можно было говорить о возникновении новой расы, которая стремилась к самостоятельности. Куколки хотели выйти из своего зависимого и подконтрольного положения. Этого и опасались Хранители. В качестве одной из первых мер они приняли закон, ограничивающий симбиоз десятилетним сроком. Пятилетний срок не прошел. Они были вынуждены согласиться с аргументом, что частая смена руководителей нанесет большой вред обществу. Однако контроль за исполнением этого закона возложили на тех же куколок. Иначе и не могло быть. Находившиеся в Гнезде Хранители просто не были в состоянии это делать. Естественно, что этот закон стал обязателен только для рядовых куколок, а элита продолжала держаться за свои места.

87
{"b":"25163","o":1}