ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Больше всего Стратега раздражало лоббирование интересов определенных групп или даже идей. А особенно он невзлюбил пацифистов, имевших сильные позиции в Совете. Лозунг «Земля не собирается ни на кого нападать» был настолько же популярен, насколько и глуп. Пусть теперь депутатишки идут и объясняют не-гуманоидам или Империи рэмов, что мы не хотим на них нападать! Именно фракцию пацифистов Стратег считал виновной в том, что Земля оказалась не готовой к звездным войнам. С маниакальным упрямством все средства направлялись на создание новых космических колоний в ущерб программе «Супернова» или строительству УСОКО. Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Стратег твердо решил изменить структуру Совета, его полномочия и способ формирования, для начала – уменьшить влияние пацифистов.

Не-гуманоиды. Планета мокриц.

Первый Совет обитателей

Планета мокриц всегда окружена плохой аурой. Любое живое существо, приближаясь к ней, прежде всего чувствует неудержимую злобу, которой пропитано буквально все пространство. Обитатели подземных лежбищ люто ненавидят всех живых существ за то, что те способны самостоятельно передвигаться.

Обитателям редко приходилось принимать какие-либо решения. Вся их деятельность ограничивалась исследованием собственной планеты и установлением контроля над ней с помощью маяков. Единственное существенное решение (о вступлении в Союз не-гуманоидов) далось им легко. Слишком многое имели они от этого и почти ничего не давали взамен. А получили они возможность исследовать космические просторы с помощью помеченных астероидов, комет, метеоров. Затем появились и стационарные маяки на лишенных атмосферы планетах и их спутниках. Так постепенно не-гуманоиды устанавливали контроль над окружающим их космическим пространством. Вся эта информация непрерывно передавалась в лежбища, удовлетворяя неуемное любопытство их обитателей. Все, что попросили взамен другие не-гуманоиды, – это доступ к этой информации. Мокрицы не понимали ценности информации. Она для них была только средством удовлетворения любопытства, и поэтому мокрицы считали, что заключили удачную сделку. Действительно, соглашение оказалось выгодно всем.

Следующим этапом стало создание мобильных лежбищ и их доставка на обитаемые планеты. Обитатели надеялись, что смогут помечать местных животных и таким образом исследовать новые планеты и, создавая маяки, устанавливать контроль над захваченной территорией. Но этого не произошло. Им, за редким исключением, этого не разрешили – мобильные лежбища использовались только в качестве средств мгновенной космической связи. Недостатком такой связи было то, что мокрицы могли передавать только изображение, они не воспринимали звуки и не могли их воспроизводить, то есть были глухонемыми. Зато несомненным преимуществом была мгновенная передача на любое расстояние многослойного изображения во всех диапазонах. Воспринимать такое изображение без предварительной обработки никто, кроме самих обитателей, не мог. Эту функцию взяли на себя грязнухи, переносные компьютеры Слипса, которые разделяли это сложное изображение на световое, ультразвуковое, рентгеновское и т. д., после чего оно становилось доступным для восприятия.

Когда обитателям не позволили исследовать и брать под контроль планеты, на которых оказались их мобильные лежбища, они впервые ненадолго призадумались о целесообразности соглашения с не-гуманоидами.

Сейчас все четыре лежбища объединили свои сознания, образовав один сверхмощный разум. Ему предстояло принять первое за всю историю своего существования важное решение. Можно сказать, что обитатели проводили свой первый Совет. Предстояло ответить на один вопрос: участвовать в войне против человечества на стороне не-гуманоидов или нет?

На одной чаше весов оказалась ненависть ко всем живым существам, которые могли самостоятельно передвигаться. К ним, несомненно, относились и люди. Сюда же добавлялось любопытство. Если они будут участвовать в войне, будет создано множество маяков, дополнительных мобильных лежбищ, каждый корабль будет оборудован боевыми лежбищами. Объем поступающей информации увеличится, а следовательно, ненасытное любопытство будет удовлетворено.

Боевые лежбища обеспечат связь между кораблями и, кроме того, будут служить средством их защиты на случай абордажа. Концентрируя свою энергию, обитатели смогут наводить ужас на все живые существа, парализуя их волю.

На другой чаше весов – ослабление силы лежбищ. Создание новых маяков, оснащение кораблей – все это требовало вывода значительной массы мокриц из каждого лежбища. Это было небезопасно, и остаток мокриц мог достичь критического значения, ниже которого они станут беззащитными и даже неразумными. Кроме того, на войне большое количество обитателей могло погибнуть, например, вместе с кораблями. Впервые мокрицы познали неведомое им раньше чувство страха. Никогда еще они массово не погибали, между тем даже незначительная потеря отзывалась болью в лежбище…

Мучительные раздумья, столь непривычные для мокриц, привели к тому, что ненависть, злоба и любопытство перевесили пока еще малоизвестные чувства страха и опасности. Обитатели подземных лежбищ сделали выбор – они согласились участвовать в войне на стороне Союза негуманоидов. Они перешли Рубикон.

Стратег. Размышления:

политическое устройство Земли

Стратег не знал, как назвать ту политическую систему, которая установилась на Земле. Она не имела ничего общего с монархией или диктатурой, скорее, что-то близкое к демократии, но не совсем, а подходящего слова еще не придумали.

В результате Объединительных войн, которые велись под эгидой ООН, Земля не была больше разделена на отдельные государства. Впервые все народы стали едины и наступил мир. Отпала необходимость содержать такое количество войск и нести огромные военные расходы. Произошел резкий экономический скачок.

Изменилась роль и функция денег. Теперь можно было жить, вообще их не имея. Везде были установлены автоматы общественного питания, любой человек на Земле мог четыре раза в сутки вставить в такой автомат идентификационную карточку и получить бесплатное питание. Выбор блюд, правда, был не столь велик – за разнообразие и деликатесы надо платить. В том же автомате, но уже за деньги, можно было заказать почти любое блюдо на свой вкус. Существовала сеть магазинов, в которых раз в месяц люди получали на определенную сумму товары первой необходимости, ничего за них не платя. В метро, в составе почти каждого поезда, курсировали бесплатные вагоны, а в специально отведенных районах городов всегда можно было отыскать свободное бесплатное жилье. Такая политика резко уменьшила число преступлений. Все самое необходимое для жизни можно было получить бесплатно, а платить надо было лишь за комфорт, роскошь, удовольствия, путешествия.

98
{"b":"25163","o":1}