ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не уничтожайте демонов и не поддерживайте извергов, с циничным вандализмом ведущих беспощадную войну с природой;

не подчиняйте и не используйте демонов в качестве рабов; вместо них приобретайте на соответствующих рынках обыкновенных, надежных и традиционных для нашего мира рабов-людей;

не поддавайтесь ксенофобией истерии, захлестнувшей в последние годы наши города;

участвуйте в акциях протеста, требуйте от коррумпированных, трусливых городских правительств внесения поправок в законодательство, останавливающих неслыханную вакханалию убийств и насилий на расовой почве;

распространяйте эти и подобные обращения среди своих близких, знакомых, друзей.

Более подробную информацию вы можете получить...» Дэвид скомкал бумажку и поискал глазами парня, который распространял агитки. Особенно его разозлили «нелепые и смехотворные поводы» – перед глазами разом всплыли лица погибших в Диких Пустошах охранников и караванщиков. Незадачливый агитатор рисковал остаться без зубов, но, к своему счастью, уже успел куда-то смыться. Дэвид сплюнул, бросил агитку в урну, отметив мимоходом, что там валяется немало похожих зеленых бумажных комков – и вошел в здание канцелярии.

Приемная комиссия располагалась на втором этаже: самый обычный кабинет, без всяких левитирующих кресел и прочих изысков. Дэвиду вручили анкету, прейскурант и брошюрку, раскрывающую перед новичком основные правила, действующие на территории Академии.

Внимательно изучив эти три документа, он пришел к выводу, что здесь не существует единой, общей для всех программы обучения. Наличествовали различные курсы по стихиальной магии, боевым и системным заклинаниям, некромантии, демонологии, суммонингу, ритуалистике, астрологии, алхимии и прочим дисциплинам. Был и чисто теоретический курс, особенно рекомендованный тем, кто только начинал обучение. Каждой из дисциплин можно было обучаться неограниченное число лет, самостоятельно выбирая, что и в какой последовательности изучать. Существовали и градации сложности – базовый класс, средний, высший и академический, но даже получив академический диплом, ученик мог остаться в школе и совершенствовать свои колдовские навыки по индивидуальной программе. Отмечая в прейскуранте интересующие его дисциплины, Дэвид вскоре понял, что крупно ошибался, полагая, что у него много денег. Цены кусались. «Может быть, пропустить базовую программу?... – с сомнением подумал он. – В конце концов, я ведь не совсем новичок».

С этим вопросом он подошел к секретарю. Девушка задала ему несколько вопросов (на большую часть которых Дэвид ответить не смог) и посмотрела, как он плетет заклинания.

– В практическом плане вы кое-что умеете, – признала она, – но в теории безнадежно отстаете. Если вы пойдете в средний класс боевой и системной магии, вы просто не будете понимать инструкций преподавателя. Обладай вы сильным Даром от природы, вы могли бы компенсировать недостаток знаний личными способностями – по крайней мере, на тот период, пока не освоитесь и не догоните остальных. Но у вас и природный Дар невелик, так что...

Кисло скривившись, Дэвид кивнул и пошел дописывать анкету. Обнадеживало только одно: его природный Дар невелик. Да, невелик. А четыре года назад тому назад Дара у него не было вообще. Что и говорить, явный прогресс...

Когда он вернулся за свой столик, то увидел, что напротив, деловито грызя перо, разместился молодой человек с такой же пачкой бумажек, каковая имелась и у самого Дэвида.

– Слушай, – спустя несколько секунд обратился парень к Дэвиду, – как пишется «высококвалифицированный» – с двумя «ф» или с одной?

– С одной, – хмыкнул Дэвид, – а кто высококвалифицированный? Ты? Это какой пункт анкеты?

– «Специальность», – ответил молодой человек, – высококвалифицированный специалист широкого профиля.

– И что это значит?

– Не знаю. Но звучит солидно. Улыбнувшись, Дэвид покачал головой.

– Думаешь, они это примут?

– А что? Какое им вообще дело, какая у меня специальность? Деньги есть – пусть учат. Я тут не обязан свои личные данные раскрывать.

Дэвид снова покачал головой, но комментировать не стал. Сам он постарался ответить на вопросы максимально честно. В графе «специальность», поколебавшись, написал «художник» – хотя, признаться, уже несколько лет не брал в руки кисть.

Несмотря на то что сосед Дэвида приступил к заполнению анкеты значительно позже, сдали они их почти одновременно – молодой человек в черно-зеленом камзоле писал, похоже, первое, что взбредет на ум, лишь изредка спрашивая у Дэвида, как правильно пишется то или иное слово.

Помимо частных гостиниц и съемных квартир, которые были по карману далеко не всем, Академия содержала в городке несколько студенческих общежитий – весьма, надо сказать, комфортных. Поскольку лишних денег у Дэвида не было, в соответствующем пункте анкеты он обозначил, что согласен на жилье, предоставляемое Академией; как оказалось, молодой человек в черно-зеленом камзоле поступил так же.

– Будем соседями, – сказал парень, когда они вышли из кабинета. Протянул руку. – Брэйд из Хоремона.

– Дэвид Брендом.

– Надо бы обмыть знакомство.

– Сначала в гостиницу, – воспротивился Дэвид. – Надоело таскать все это. – Он потряс полупустым рюкзаком.

– Тоже верно, – согласился Брэйд и похлопал по массивной сумке, висевшей на его левом плече, – кинем барахло – и в бар. Брат рассказывал – тут полно симпатичных девчонок...

Вышли на улицу. Брэйд зажмурился и полез в сумку. Оттуда он извлек черные очки, каковые немедленно и нацепил на нос.

– Хеллаэнец? – безошибочно определил Дэвид. Глаза рожденных на темной стороне обладали повышенной светочувствительностью. В Нимриане существовал целый бизнес по обеспечению путешественников из Хеллаэна необходимыми средствами защиты.

Брэйд кивнул.

– Ещё не освоился... Где эта гостиница, как думаешь?

– Давай спросим у привратника.

На ближайших к канцелярии воротах дежурил зеленокожий гремлин с большими ушами, чрезвычайно похожий на Йоду из «Звездных войн». Визгливо-каркающим голосом маленький уродец объяснил им дорогу. Оказалось, что студенческая гостиница расположена на другом конце города. Впрочем, учитывая размеры городка, топать было от силы минут пятнадцать.

Брэйд оказался веселым, разговорчивым малым, с которым Дэвид быстро нашел общий язык. Кроме того, он был изрядным повесой – так, вскоре выяснилось, что покинуть отчий дом Брэйда заставила вовсе не любовь к знаниям, а чрезмерная любовь к девушкам. В родном городе у него возникли неприятности с родственниками одной из соблазненных девиц, и хеллаэнец предпочел тихо-мирно удалиться со сцены, чем жить, ежеминутно оглядываясь за спину.

К тому, что его новый приятель является эмигрантом, Брэйд отнесся совершенно безразлично. Дэвида приятно удивило такое отношение.

Вашего брата не ценят здесь, на светлой половине, – улыбаясь, объяснил Брэйд. – А мы эмигрантов очень любим.

– На завтрак? – хмыкнул Дэвид.

Брэйд рассмеялся. Они оба знали, что большинство приезжих людей и нелюдей бесследно пропадают именно в Темных Землях.

Студенческая гостиница больше походила на уютный жилой дом. Резная мебель, барельефы на стенах, призрачные цветники на потолке коридора, заселенные лепреконами-зомби и злобными цветочными феями... удивительные иллюзии, ежедневно меняющие перспективу в общих помещениях и фактуру стен... Позже Дэвид узнает, что все это – работа тех, кто жил в общежитии до него: существовала традиция оставлять в этом здании что-нибудь на память о себе, а волшебство предоставляло широчайшие возможности для реализации своих творческих фантазий. Естественно, здесь, как и везде в городе (исключая специально отведенные для колдовства классы) имелись довольно жесткие ограничения на магию. Иначе и быть не могло: несколько тысяч молодых людей, только осваивающих искусство волшебства, бездумными опытами могли просто стереть город с лица земли. Поэтому на территории Академии были запрещены самостоятельные игры с пространством и полностью исключалась практика демонологии. Эти и подобные запреты частенько нарушались, однако нарушители, помня о запрете, как правило, предпринимали все меры предосторожности. Ибо, если их все-таки ловили, наказывали отнюдь не номинально.

29
{"b":"25168","o":1}