ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что-то случилось?... – спросил кто-то сзади.

Обернувшись, Дэвид встретился глазами с Эдвином – тот только что подошел. Вместо того чтобы пускаться в объяснения, кивнул в сторону ямы. Эдвин посмотрел. Прищурился. Никаких эмоций на его лице не отразилось.

– Надо же зверькам что-то кушать, – произнес он в конце концов. По его тону невозможно было понять – говорит он всерьез или нет... Скорее все-таки нет.

Но Дэвид не был расположен иронизировать.

– Я не понимаю, – сказал он сдавленным голосом. – Это что, обязательно?... Зрелище такое, для развлечения публики?

– Возможно, – пожал плечами Эдвин.

– Во мне крепнет чувство, что я нахожусь в каком-то извращенном цирке... Будто нам специально показывают – видите, как весело можно убивать людей? Смотрите и учитесь...

– У тебя слишком богатое воображение, – возразил Эдвин. – Не вижу ничего странного в том, что они решили избавиться от тела. Может быть, не стоило показывать всем, как дальмоты его едят, но...

– А может, вообще не стоило его туда кидать?! – Дэвид едва удержался, чтобы не закричать. – И это не «тело»! Это живой человек...

– Уже нет. – Эдвин покачал головой.

– Сейчас?... – Землянину захотелось рассмеяться. – Да, может быть. Уже нет...

– Нет, ты не понял. Сначала с ним поработали мы. Затем его разобрали на части и собрали заново на третьем курсе стихиалки... наглядная, так сказать, демонстрация того, что гэемон человека соединяет в себе все основные стихии. После этого его отволокли в подвал, где проходят практику демонологи со второго курса. Лучше не спрашивай, что они с ним делали. Даже если после этого у него и сохранилась душа – что маловероятно – то гэемон... в общем, если ты вызовешь Око, то увидишь, что гэемона этого... тела... сейчас попросту нет. Растительную жизнь в нем поддерживает несколько заклятий. Если их убрать – его сердце тут же перестанет биться. По сути, это просто теплый труп. Эфирное тело не обладает бесконечной способностью к восстановлению... Двадцать раз разломали и слепили заново – ну и все: тело в землю, душонка – в Страну Мертвых. Тут уже никакая магия не поможет.

Дэвид долго молчал. Что тут скажешь?... Эдвин был хеллаэнцем. Не самым худшим из них, но и не исключением из правил. Как и Брэйд – который, скорее всего, отреагировал бы так же. Едят кого-то, кто когда-то был человеком?... А что тут такого?... Ведь это уже не человек.

– Кто он вообще такой... – негромко спросил Дэвид, повернувшись к яме. – ...был?

– Не имею понятия. – Эдвин пожал плечами. – Либо чужак, либо раб, купленный на рынке... Тетушка рассказывала, что когда она училась в Академии, один раз – как раз при ней – использовали кого-то из учеников. Что-то он такое нехорошее сделал...

– Наверное, имидж Академии подпортил?... – с неприкрытой издевкой в голосе предположил Дэвид.

– Наверное, – хмыкнул кен Гержет. Задумчиво добавил:

– То ли прибил кого-то прямо на уроке, то ли на учителя напал... Не помню. Что-то в этом роде.

– То есть такое вот «развлечение» тут происходит регулярно?... – спросил Дэвид.

– Насколько я понимаю, «практические работы» с человеческим гэемоном обычно приурочены к появлению дальмотов.

– К появлению? Их что, привозят откуда-то, а потом увозят обратно?... Зоопарк такой выездной?!..

– Да нет, «потом» они обычно умирают, – объяснил Эдвин. – А через год-полтора завозят новую партию ящериц.

– Почему умирают?... – автоматически спросил Дэвид. На самом деле судьба дальмотов его не особенно интересовала. Если здесь в порядке вещей эксперименты на людях, вряд ли пойманные ящерки могут рассчитывать на беззаботное существование.

– Через недельку, а может, и раньше, заканчивается второй курс боевки. Знаешь, что из себя представляет экзамен на втором курсе?... – Эдвин широко улыбнулся. – Я его сдавал, могу рассказать.

– Не знаю. Расскажи.

– Помещение двадцать на двадцать. Выходишь в центр. Пятнадцать секунд на подготовку. После... там в стенах такие маленькие воротца, вверху и внизу... ну вот, через пятнадцать секунд они открываются, и из нижних выскакивают четыре дальмота... а из верхних вылетают мунглайры... Знаешь, кто это такие?

– Слышал. Призраки, которые умеют колдовать и вдобавок сами питаются чужой магией.

– Ну вот. Разберешься с ними – молодец, сдал экзамен... Мунглайров прямо здесь, в Академии, вызывают, а дальмотов каждый раз новеньких завозить приходится...

– А если не сдал?... – Дэвид криво усмехнулся. – В могилку – и спокойного сна, дорогой ученик?...

– Нет, если будет совсем туго, тебя спасут, конечно... или воскресят в крайнем случае. Тут на экзаменах не умирают. Иначе сюда учиться никто бы не пошел. Но вот заикой запросто можно остаться. Неприятно, понимаешь ли, чувствовать, как дальмоты тебя заживо жрут... а призраки с это время гэемон рвут на части.

– С тобой такое было?...

– Со мной?... – Эдвин тихо рассмеялся. – Нет, что ты. На нашем курсе только двоих серьезно покусали. Один сразу уехал, а второй потом ещё два раза этот экзамен сдавал. Как сдал, тоже домой отправился – психику лечить... А так – ничего, в общем-то, сложного нет. Если заранее с умом подготовиться.

– А сейчас ты на каком курсе?

– Боевой магии?... На третьем. Тоже в конце веселье предстоит. – Продолжая улыбаться, Эдвин покачал головой. – Учителя открывают Врата – притом обязательно той стихии, которой у тебя нет, – вызывают сущность с третьего уровня, формируют из нее элементального голема – и вперед!.. В Сущем эта пакость живет недолго, но ему много времени и не нужно, чтобы тебя в порошок стереть... мощная тварь...

Дэвид снова посмотрел в яму. Дальмоты уже превратили свою жертву в комок окровавленного месива. Теперь они, раздраженно щелкая друг на друга, а иногда и жестоко сцепляясь – чтобы, впрочем, тут же отскочить в разные стороны и разойтись со своим противником, будто забыв о нем – рвали остывающее тело на куски. Часть зрителей разошлась, зато их заменили новенькие. Какая-то девушка, позевывая, лениво грызла орешки; компания справа от нее обсуждала, не проделать ли в силовом экране ма-а-аленькую такую дырочку и не покидать ли через нее чем-нибудь в дальмотов. Дэвид окинул взглядом купол и подумал: «Нас защищают от ящериц... или ящериц от нас?...» На мгновение ему показалось, что в лицах людей, стоящих вокруг ямы – в большинстве своем красивых или хотя бы симпатичных, – человеческого меньше, чем в жутких мордах дальмотов. Ящерицы жрали мясо потому, что такова была их природа. Люди же...

«А с чего я так уверен, что природа людей обязательно добра?... – подумал он затем. – Возможно, все обстоит с точностью до наоборот, и я – просто дурак, переживающий из-за сущей ерунды...»

– А что будет на первом курсе боевки? – спросил он у Эдвина.

– Да ничего сложного, – откликнулся кен Гержет. – Побросаетесь заклинаниями в учителя. Минута на подготовку, применяй что хочешь... через минуту он начинает отвечать. Если устоял против первого «ответа» – экзамен сдал. Если выдержал вторую атаку или сумел-таки пробить защитное поле наставника – сдал на отлично.

– А если выдержал третью?... Получи медаль и почетную грамоту?..

– А третьей не бывает. Те, кто на это способен, начинают обучение сразу со второго курса... Правда, говорят, что лет двести назад какой-то первокурсник умудрился-таки препода на экзамене угробить...

– Это случайно не тот, которого потом в яму с дальмотами бросили?

Эдвин долго смеялся.

– Нет, – сказал он, все ещё посмеиваясь, – вся эта история ещё до тетушки тут приключилась... если она вообще была. Что очень сомнительно. Скорее всего, это просто легенда.

48
{"b":"25168","o":1}