ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тут наконец появилась Идэль. Как выяснилось, она задержалась на астральном проектировании – сдавала зачет.

– Что будем покупать и где? – деловым тоном произнес Брэйд. – Я имею в виду, из еды?...

– Все уже куплено, сахарный мой, – по-детски невинно хлопнув глазками, прощебетала Лайла.

Изобразив кривую ухмылку, Брэйд, с большим сомнением посмотрел на ее крохотный кожаный рюкзачок. Там могло поместиться, максимум, два-три бутерброда. Не слишком больших.

– А пить что будем?...

– Все есть, – ещё более умиленно посмотрев на хеллаэнца, произнесла Лайла. – Все-все уже есть, радость моя.

Брэйд помрачнел ещё сильнее. Но начинать пикник ссорой ему не хотелось. Поэтому он просто заткнулся и перестал задавать вопросы.

Вышли из холла.

– Уже выбрали место? – спросила Идэль, пока шли к воротам.

– Да, – ответила Лайла уже нормальным тоном. – Обещаю, вам понравится.

Брэйд поморщился. По его мнению, доверить выбор места этой маленькой стерве было лучшим способом испортить все мероприятие.

У ворот случилась заминка – похожий на Йоду привратник сообщил, кильбренийке, что ее разыскивал какой-то человек.

– Кто именно?

– Не назвал себя, – прошамкал гремлин. – Будет ждать у юго-восточных ворот. Потому что Гурбецкер объяснил ему, что там гостиница. С той стороны. Да, Гурбецкер объяснил.

– Какой ещё Гурбецкер? – недоуменно спросил Брэйд.

– Имя мое такое, – приняв напыщенный вид, объявил гремлин.

Студенты переглянулись.

– Ну что, прогуляемся? – предложил Дэвид. Брэйд кивнул.

– Можно.

– Спасибо, – поблагодарила Идэль.

Человек у юго-восточных ворот был одет в ничем не примечательную серую одежду. Внимательно рассматривая студентов и прохожих, правой рукой он сжимал поводья оседланной пегой лошади. С первого взгляда становилось ясно, что человек прибыл издалека. Он не казался усталым, и дорожная одежда была почти не запылена, но его выдавали глаза: так смотрит вокруг тот, кто впервые попал в чужую страну... в чужой мир?

Заметив Идэль, человек в сером немедленно направился к ней. Не доходя трех шагов, поклонился.

– Идэль-лигейсан-Саутит-Кион.

– Да, – откликнулась кильбренийка – Ты искал меня? Зачем?

– У меня письмо, госпожа.

И человек в сером протянул ей запечатанный конверт, который Идэль не замедлила вскрыть. Пробежала письмо глазами.

– Когда открывается Мост? – спросила она.

– Завтра вечером, госпожа.

– Ты успеешь?...

– Если отправлюсь прямо сейчас – да.

– А если нет?

– Следующее открытие – через пятнадцать дней, госпожа.

– Значит, застрянешь здесь на две недели... – пробормотала Идэль. – Нет, не годится. – Она обернулась к своим спутникам и предложила: – Давайте дойдем до гостиницы?... Обещаю, это ненадолго. Мое письмо почти написано, осталось только добавить несколько строк.

– Ну если ты так просишь... – с преувеличенной важностью потянул Брэйд.

Человек в сером холодно взглянул на хеллаэнца. Кажется, его всерьез разозлило (и удивило) то, что кто-то смеет разговаривать с Идэль таким снисходительным тоном.

В своих апартаментах Идэль задержалась минут на пятнадцать – очевидно, «несколько строк» получились не очень короткими. Появившись вновь перед заскучавшей компанией, она отвела курьера в сторонку, вручила ему свое письмо и дала какие-то инструкции.

– Ну так что, мы идем или нет? – недовольно пробурчал Брэйд, когда курьер, вскочив на лошадь, отправился в обратный путь.

Дэвид посмотрел на Лайлу. Та покачала головой.

– Не здесь.

– Почему?

– Слишком много любопытных глаз.

– Вы о чем? – насторожился хеллаэнец.

– Увидишь.

До края города добрались совсем быстро. Пока шли, Дэвид заговорил с кильбренийкой:

– Из твоего мира письмо прислали? Идэль кивнула.

– Родители?... Или страдающий влюбленный?... Идэль усмехнулась, но как-то невесело. Покачала головой.

– Нет у меня родителей. Погибли, когда мне ещё и года не исполнилось.

– Извини.

– Да нет, ничего. Я их и не помню. Письмо прислал мой внучатый дядя.

– Случилось что-то?... Идэль пожала плечами.

– Как сказать... У нас постоянно что-то с кем-то случается. Иногда все затихает как будто бы, иногда обостряется...

– Борьба за власть?

– Да. Но давай не будем, хорошо?... Думать обо всей этой мерзости больше не могу. Родители из-за того и погибли... – Она отвернулась.

– Ясно. Извини.

Как только деревья скрыли их от города, ученики Академии остановились.

– Что, прямо здесь? – с сильным сомнением спросил Брэйд.

Ему никто не ответил. Лайла полезла в рюкзачок, долго копалась там, пока не извлекла на свет божий знакомый Дэвиду «бриллиантик» размером с теннисный мячик. Брэйд присвистнул.

Юная графиня вытянула вперед руку. Драгоценный камень вспыхнул. Свет стал истекать из него, заполняя окружающее пространство.

– И куда мы направляемся? – Брэйд наконец сообразил, что «пикник» состоится не в этом мире.

– Не мешай ей, – сказал Дэвид.

Пространство исказилось. Возникло ощущение сияющего пути, ещё одного, дополнительного направления, уводящего за пределы трех видимых измерений.

– Пошли, – обронила Лайла. Дэвид вступил на путь одновременно с ней, за ними последовали Идэль и Брэйд.

Окружающий мир растаял, растворился в мягком сиянии. Все вокруг, казалось, состояло из жидкого нефрита и призрачного хрусталя – то исчезающего, то появлявшегося вновь. Они шли и одновременно – неслись вперед с необыкновенной быстротой... впрочем, сказать что-то определенное о скорости их движения было невозможно, поскольку вокруг не наблюдалось никаких ориентиров. Казалось, они летят вперед и вверх по сверкающему туннелю. Волны света, переливаясь, проходили сквозь них.

Дэвид узнал Дорогу Света сразу, как только увидел ее – во время ученичества Лэйкил несколько раз перемещал его таким образом. Впоследствии, в Академии, Дэвид немного разобрался с тем, что представляют собой эти пути через межреальность. Стихии, соединяясь, создают миры; но если миры можно уподобить озерам или заводям, то токи сил, связующие миры, следовало бы сравнить с реками или подземными течениями. Межреальность устроена неизмеримо проще, чем любой из существующих миров; вместе с тем ее образ и «тон» целиком зависит от стихии, с помощью которой совершался выход. К слову сказать, хеллаэнское слово, употреблявшееся для обозначения межреальности при буквальном переводе означало «сумрак между мирами» – что было вполне естественно для обитателей Темных Земель. Им, в подавляющем большинстве, пространство между мирами представлялось зловещим и мрачным. Лэйкил, который был нимрианским Лордом, предпочитал более жизнерадостные краски, и неудивительно, что его сестренка имела схожие вкусы.

Вдобавок попасть в место, к которому направлялась Лайла сегодня, легче всего было именно с помощью Света; выбери она Землю или Смерть – скорее всего, ее попытка и вовсе не увенчалась бы успехом, и сколько бы она ни прикладывала усилий, путь так бы и не возник.

– Я думал, этот камень работает по-другому, – сказал Дэвид, кивнув на бриллиант, который по-прежнему покоился в руке юной графини и как будто бы «тянул» за собой всю компанию. – Сначала нужно переместиться в Тинуэт...

– Да, если ты хочешь создать портал, – кивнула Лайла – Но энергию камня можно использовать и для открытия пути.

– Лэйкил драгоценностями для этого не пользовался, насколько я помню...

– Скоро и я перестану.

– Когда обучишься?

– Нет. Когда Дар полностью раскроется. Это вопрос личной силы, а не умения. – Лайла отвечала коротко, потому что большая часть ее внимания была сосредоточена на перемещении по Дороге.

– Значит, любой колдун, купив такой вот камешек, сможет открыть путь?

– Нет. Дело не только в количестве, но... как бы сказать... в качестве силы.

– И чем же определяется это «качество»?

– Ну-у... структурой гэемона. Способностями, данными от рождения.

51
{"b":"25168","o":1}