ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Сумею», – раздраженно процедил Дэвид.

«Ну вот и хорошо. А в каком году закончилась эпоха Пустых Городов?»

«Не знаю».

Сияние мысленно вздохнуло, но комментировать эту реплику, к счастью, не стало.

«А были ещё какие-нибудь временные периоды между нынешней эрой и эпохой Пустых Городов?... Я даже не спрашиваю у тебя, сколько они продолжались... я уже понял, что история – это не твой конек. Но ты хотя бы знаешь, были они вообще или нет?»

«Какой любопытный покойник...» – подумал Дэвид, постаравшись, чтобы собеседник эту мысль не уловил.

Неожиданно для себя он заметил, что его состояние заметно улучшилось – сознание больше не гасло от боли, и окружающая среда казалась уже не такой враждебной. Удивляясь этому факту, он не мог понять, что послужило тому причиной, что изменилось в окружающем мире?... Что и почему?

Он удивился бы ещё больше, если бы узнал, что в лекемплете все осталось по-прежнему. Окружающая среда не стала ни более, ни менее дружелюбной.

Но вот зато окажись в этот момент внутри «лакуны» посторонний наблюдатель, он мог бы увидеть, как одно из двух сияний будто невзначай, производит с другим какие-то манипуляции... стягивает дыры в поврежденных внешних полях, восстанавливает сожженные ткани... притом тот, с кем все это проделывали, даже не понимал толком, что происходит, будучи уверенным, что протекающий между ним и незнакомцем обмен энергиями – всего лишь часть общения, при котором для передачи смысла использовались не звуки, а энергетические импульсы.

«Вслух» Дэвид подумал:

«Я не знаю точно. Кажется, нет».

«Ясненько. Толку от тебя – ноль. Но вернемся к делам, насущным. Я мог бы тебе помочь выбраться отсюда – только вот думаю, а стоит ли? Без тельца своего обойтись ты не можешь, а как вернешься – тебя мигом запустят обратно... Есть какие-нибудь идеи, как соскочить с аттракциона? А то, знаешь ли, не люблю заниматься бессмысленной работой...»

Дэвид некоторое время напряженно раздумывал.

«Нет, смысл есть... – мысленно произнес он. – Там остался мой друг. Возможно, ему не осмелились причинить вред – у него хеллаэнское гражданство... Если сумею дать ему знать...»

«Гражданство? – с интересом переспросило сияние. – В Хеллаэне опять существует гражданство?...

Надо же... Может, и паспортно-визовая служба заодно образовалась?...»

«Нет, – мысленно улыбнулся Дэвид. – То есть – не знаю... может, и есть... во всяком случае, лично у меня никто документов при переезде не спрашивал...»

«Что ж ты ничего-то не знаешь... – опять вздохнуло сияние. – Что там вообще новенького?... Города, наверное, отстроили, да?...»

«Отстроили? – переспросил Дэвид. – А их что, разрушали?... И почему гражданство, ты сказал, существует ОПЯТЬ?»

«В Хеллаэне цивилизация развивается циклично, – объяснил собеседник. – Взлет – мировая война или катастрофа – полное опустошение мира – длительный период феодализма – возникновение свободных городов и новый взлет... Все это было десятки раз и, признаться, порядком уже приелось своим однообразием... Но у нас сейчас не урок истории... который, кстати сказать, тебе бы совсем не повредил... Значит, сдаваться ты не собираешься и тихо-мирно, как сознательный кролик, умирать в лекемплете не хочешь?»

«Не хочу».

«То есть ты хочешь поступить как несознательный кролик?... Пойти, так сказать, наперекор всему научному прогрессу?...»

«Я не кролик, – процедил Дэвид. – И перестань надо мной глумиться, пожалуйста».

«Несознательный кролик с претензией на чувство собственного достоинства, – прискорбным тоном констатировало сияние. – Нет, я просто обязан дать шанс такому редкому зверю... если он вообще есть, этот шанс. Теперь слушай внимательно, олух... Лети точно за мной, уяснил? Больше всего остерегаясь вон тех черных и рыжих течений... и ещё вон тех, серебристо-оранжевых, с блестками такими. Когда влетаешь в поток, выделяй из себя силу, будто выдох делаешь... я знаю, тебя учили иначе, но мы тут не настраиваться на местную энергетику собираемся, а, наоборот, от нее закрываться. И не пытайся цепляться вон за те красные струны... тебе может показаться, что так перемещаться легче, но если будешь это делать, все контура себе пережжешь... Ну что, готов?»

«Подожди... Я хочу спросить. Если тебя убили четырнадцать тысяч лет назад... или даже больше... почему ты не в Стране Мертвых, не переродился заново?...»

«Кажется, я уже объяснил... Нет? Страна Мертвых предназначена исключительно для однодневок вроде тебя. Я жил в Хеллаэне ещё до того, как Король Мертвых объединил под своей властью Долины Теней, и никогда не испытывал извращенного желания на сколько-нибудь долгий срок поселиться в его унылом королевстве. Не похваляясь, скажу, что персонажей вроде меня убить, в общем-то, очень и очень непросто, но уж если нас убивают, то делают это столь тщательно, что для Короля Мертвых и прочих не остается даже огрызка... К счастью, однако, я предусмотрел этот вариант. Когда твои дружки хапнули мой Ключ и после долгих мучений сумели-таки разобраться в некоторых его простейших возможностях, в Ключе, после активации, сработала такая ма-аленькая незаметненькая программка, которая тихо-тихо, понемножечку, начала меня реанимировать. К сожалению, твои друзья пользовались Ключом совсем недолго, а то бы уже, как знать... Но увы. Пока есть то, что есть. Хотя... у меня терпения много. Подожду. Рано или поздно они используют Ключ снова. Это же колоссальная власть, что ты, что ты!.. Ни один колдунчик не устоит перед искушением овладеть такими силами. И вот тогда я Вернусь. Потому как засиделся я в мертвецах, надоело. Пора бы уже начать оживать наконец».

«Ты Лорд?... Обладающий Силой?» – спросил Дэвид.

Смешок.

«Дошло. Долго же ты думал... Ну что, мы летим? Или языками треплем?»

«Как я могу тебе верить?»

«Не верь. – Сияние сказало это таким тоном, как будто бы хотело пожать плечами. – Оставайся тут. Я вижу, тебе понравилось. Ну что ж, всего хорошего. Приятно было пообщаться, жаль, что больше не увидимся...»

«Постой!.. Я согласен. Похоже, мне не остается ничего другого, как довериться тебе...»

Опять смешок.

«Большое спасибо, что разрешил мне тебя спасти. Следуй за мной, человечек».

С этими словами сияние устремилось к выходу из «лакуны», Дэвид – за ним.

Лавируя среди течений, некоторое время сияние продвигалось в глубь лекемплета, даже не пытаясь повернуться и идти против потока. Вскоре его цель стала ясна. Добравшись до противоположной «стены», собеседник Дэвида пропустил с полусотни лакун и пустот, после чего неожиданно втянулся в узкую щель одного из боковых ответвлений. Дэвид едва успел последовать его примеру – помедли землянин хоть чуть-чуть, его бы неминуемо унесло течением. Канал оказался длинным и изогнутым; добравшись до его конца, они вышли в другой нисходящий поток. Здесь все повторилось: полет по направлению течения, нырок в боковой канал, длительное путешествие по узкому пространству, мимо заводей и сгущений силы, сквозь решетки ярко-алых лучей и вихри лазурныx водоворотов... Так продолжалось до тех пор, пока они не выбрались в магистральный поток, который был таким же, как все остальные – и все же отличался от них одним-единственным, но очень важным свойством: он был восходящим. В этой артерии лекемплета энергия текла не к центру, а от него. По-прежнему избегая соприкосновения с самыми насыщенными течениями, Дэвид и его проводник поднимались все выше и выше. И вот, совершенно неожиданно для Дэвида, как-то вдруг, наступил миг свободы – они вылетели за пределы системы, в безжизненную, но прохладную пустоту. Дэвид ощутил тошноту и головокружение – перестроиться на другой энергетический «ритм» ему удалось не сразу.

«В той стороне, – сполохом света незнакомец указал направление, – находится станция. Двигайся к ней и не дергайся, когда она поймает тебя своей сетью. Станция вернет тебя обратно... а дальше – все зависит от тебя. И от удачи».

65
{"b":"25168","o":1}