ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ведь мы выяснили, что процесс исторического развития обществ в определённых условиях может быть сокращён и что авангардная партия—одно из главных орудий его сокращения. И, следуя уроку, который ещё 45 лет назад преподал Советский Союз, мы на Кубе делаем то же самое. Мы смогли сократить сроки посредством действия авангарда, миновать некоторые этапы, утвердить социалистический характер нашей Революции через два года после

3141 о партийном строительстве вд;" тцвм

победы Революции", и даже провозгласить социалистический характер Революции тогда, когда на деле, на практике, она уже носила социалистический характер, ибо мы ещё раньше взяли в свои руки основные средства производства, шли к полному взятию этих средств; шли к уничтожению эксплуатации человека человеком и к планированию всех производственных процессов, чтобы иметь возможность распределять, правильно и справедливо, между всеми.

Но эти процессы ускорения многих оставили на обочине.

Старое общество ещё давит, представления старого общества постоянно давят на сознание людей. И вот здесь-то фактор углубления социалистического сознания приобретает такую важность.

В современных условиях нашей страны переход к социализму, как и во многих других, совершается не путём устранения предшествующих общественных отношений, в ситуации, когда объективные условия созрели настолько, что переход к социализму стал лишь вопросом формы, иначе говоря, когда в сознании всех уже обозначилась необходимость нового общества. Здесь было иначе, здесь именно авангард развивал и вёл за собой народ; это была первейшая задача Фиделя—руководить нашим народом, разъясняя ему в каждый момент, что важнее всего сделать, давая ему уроки достоинства, самопожертвования, отваги—уроки, которые нам предстояло давать затем всему миру в эти четыре года Революции. И люди иногда включались в процесс строительства социализма по эмоциональным мотивам, но всегда остаются отстающие, и наша задача не в том, чтобы ликвидировать отстающих, подавлять их и заставлять подчиниться вооружённому авангарду, а в том, чтобы учить их, вести их вперёд, добиваясь, чтобы они следовали за нами благодаря силе нашего примера — Фидель назвал это однажды «моральным принуждением». Иными словами, чтобы каждому из них приходилось делать что-то, не испытывая к этому желания, не ощущая в этом внутренней необходимости, но следуя примеру своих лучших товарищей, делающих это день за днём с энтузиазмом, жаром, радостью.

Примеры, как хорошие, так и дурные, очень заразительны, и мы должны заражать других хорошим примером; работать над со-

1) Че имеет в виду политическую победу революции—завоевание вла- сти в стране революционными силами после свержения диктатуры режима Батисты.

3151 март 1963 года

. ЯЗТ.ЧОЦГЭ MOHNNTpfiH О i С

знанием людей, воздействовать на сознание людей, показывать, на что мы способны, на что способна Революция, когда она у власти, когда она уверена в своей конечной цели, когда она верит в справедливость своих целей и линии, которой следует, и когда она не намерена, как не намерен весь наш народ, отступать ни на шаг от наших законных прав.

Всё это мы должны сплавить и разъяснить так, чтобы это вошло в плоть и кровь, чтобы дошло до каждого, кто этого ещё не понял, даже до тех, кто ещё не воспринимает это как свое. Надо постепенно сделать его необходимостью и для них. Этот путь будет долгим, будет очень трудным, но именно в эту точку мы должны бить. Мы находимся почти в таком же окружении, в каком находился Советский Союз в жестокие и в то же время изумительные годы истории человечества. Но Советский Союз существует, существует лагерь социалистических стран — огромный массив людей, привлекающий на сторону идеи социализма всё новые силы, всё новые народы.

В Америке мы изолированы; ОАГ даром времени не теряет, Соединённые Штаты тоже; они готовят провокации в Гватемале, в любой из стран Америки; при подозрительных обстоятельствах падают самолёты в стране, правительство которой враждебно нам; появляются письма, появляются доклады. Всё это — один большой заговор империализма против кубинского народа.

Чем это вызвано? Тем, что, хотя у нас есть недостатки—и мы знаем об этом,—хотя на нашем четырёхлетнем пути наряду с большими победами есть относительные неудачи, побед так много и они так весомы и так поучительны для Америки, что империализм нас боится; нас он боится, возможно, больше, чем других, могущественных народов Земли.

Оплот империализма находится в Америке; самый сильный империализм, североамериканский, находится в Америке. В Америке говорят по-испански, Америка понимает нас, восхищается нами, видит в нас образ того, каким может стать будущее всех её народов, и готовится к этой победе.

Если в Америке есть партизанские движения — а это известно нам, известно и Пентагону,—то они отнюдь не наше творение; мы не можем этого сделать, у нас нет для этого сил, но мы смотрим на них с радостью. Нас воодушевляют успехи венесуэльцев, углубление венесуэльской революции; мы чувствуем воодушевление, ко-

3161 о партийном строительстве йД«" i.Mil tobw

гда узнаем, что в Гватемале, в Колумбии, в Перу пробиваются ростки революции; когда обшивка имперской власти начинает давать трещины, ещё небольшие, но многочисленные, во всех пунктах,— мы радуемся.

При этом, товарищи, в Америке есть нечто, весьма ощутимое и видимое. Это нечто—говорящее с ними по-испански, на их собственном языке и ясно разъясняющее им, что надо делать, чтобы обрести счастье—зовется кубинской Революцией. Поэтому нас боятся всерьёз.

Это не бахвальство, не ложная гордость и не ложная претензия маленькой страны; это объективный анализ имеющихся фактов. Все мы несём ответственность за то, что нас боятся и ненавидят империалисты.

И это должно быть нашей большой гордостью—их страх, их ненависть к нам, то, что для г-на Кеннеди кубинская Революция — это как фурункул, лишающий его сна; что все марионетки Америки видят образ своего будущего в том, что произошло с им подобными здесь. Пусть они поймут размах и глубину народного правосудия, когда оно может свершаться беспрепятственно.

В этом—наше главное дело и великая ответственность перед всей Америкой и перед миром тоже.

В конце прошлого года мы дали урок достоинства, которого североамериканцы никак не ожидали." И мы продолжаем давать его нашими делами.

Что имеет значение, превосходящее масштабы нашей небольшой страны, и также служит нашей величайшей гордостью—это то, что в любом уголке мира кубинца уважают, им восхищаются, его любят, а иногда боятся и ненавидят за всё то, что представляет собой Революция, за глубину свершённого ею, за достигнутое ею в эти четыре года.

Это значит, товарищи, что нам надо готовить себя к тому, чтобы достижений становилось больше, а ошибок—меньше; к тому, чтобы повышать сознательность масс и наращивать производство, больше опираться на свои силы, привыкать к тому, что и в производстве мы можем действовать сами, как действовали во многие трудные моменты. И что помощь дружественных стран—помощь вели-

Здесь (и в последующих абзацах) Че имеет в виду позицию, занятую Кубой в ходе Карибского кризиса.

3171 март 1963 года

49i,o<.yo MOHfortqen о i 8 Г

кодушная и братская, которая оказывалась нам неоднократно, должна быть для нас подспорьем в консолидации и обеспечении безопасности Революции, но не их основой; основой наших сил не может быть другая страна, какой бы дружественной и бескорыстной она ни была, ибо не может быть подлинной силы, которая не проистекает из сознания своей собственной силы. Когда народ осознаёт свою силу, решимость бороться, решимость идти вперёд—тогда он действительно силен, тогда он действительно может противостоять любому врагу.

Мы этого добились, и в общем и целом можем по праву гордиться тем, что все мы совершили. Но мы также должны анализировать жёстко и объективно—так, как вы анализировали дела своих товарищей и критиковали то, что заслуживало критики—так же жёстко и объективно мы должны анализировать нашу работу и критиковать её всякий раз, когда дело идёт плохо, когда не решаются основные проблемы, когда впадают в конформизм, механицизм, когда теряют творческий подход и связь с жизнью.

83
{"b":"251682","o":1}