ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через тридцать минут следователь сидел в кабинете инспектора РОНО и читал сочинение Сапожникова.

– Сделаем так, – уже не просил, а командовал милиционер. – Вызываем немедленно вожатых, кроме русички, и разберёмся с ними. После того, как получим от них показания, завтра утром вызовем эту Татьяну. Когда разберёмся с ней, займёмся вашим Сапожниковым.

– А при чём тут мы? Вызывайте кого хотите.

– Я не хочу их в милицию таскать. Пусть все думают, что ничего не произошло.

– Вы из нас следователей хотите сделать?

– А вам понравится, если райком партии будет разбираться с моральным обликом ваших учителей?

– Мы сами с этим разберёмся.

– Значит, договорились?

– Договорились, – недовольно сказал инспектор.

Перед тем, как начать разбираться со свидетелями, следователь ещё раз решил поговорить с потерпевшим.

– Ну как, Володя, ты больше ничего не вспомнил?

– Что вы ко мне пристали?! – вдруг закричал мальчик. – Я же вам говорил, что ничего не помню!

– Ну хорошо, не помнишь, и не надо. Успокойся только. Разберёмся и без тебя. Слава богу, свидетели нашлись.

При этих словах мальчик побелел.

– Какие свидетели? Никаких свидетелей не было.

– А говоришь, что ничего не помнишь.

Подросток затрясся и упал в обморок. Следователь пожалел, что решил поговорить с Володей. Приведя его в чувство, он выпросил у дежурного машину и отправил ребёнка домой.

Как только за ребёнком закрылась дверь дома, на него набросились мать с отцом.

– Зачем тебя вызывали? – дрожащим голосом спрашивал отец.

– Вовочка, только, ради бога, не говори им ничего! – умоляла мать.

– Да не сказал я им ничего. Я притворился, что потерял сознание.

– Ну и слава богу! – облегчённо вздохнули родители.

– Он сказал, что я ему не очень-то теперь нужен. У него свидетели есть.

– Какие свидетели? – забеспокоился отец.

– Там же никого не было, – всплеснула руками мать.

– Я говорю, что мне сказал следователь.

– На пушку берёт, блефует, – попытался успокоить жену отец.

– Слушай, Паша, мне всё это не нравится! За что мы ему деньги платим? Мало того, что на нас наехали, так теперь этот следак копает. Почему до сих пор дело не закрыто? Он же обещал!

– Кто, он? – спросил Володя.

– Ой, Вовочка, лучше тебе этого не знать. Это такая грязь!

Мать так посмотрела на своего мужа, что тот сразу понял, что ему делать. Он отошёл от сына и решительно направился в другую комнату.

– Только не вздумай звонить ему! – крикнула вдогонку жена. – А вдруг этот придурок наши телефоны прослушивает!

– Милая, ты уже на холодное молоко дуешь.

– Бережёного Бог бережёт.

Утром отец Вовы сидел в кабинете полковника.

– Зачем ты сюда пришёл? – недовольно пробасил полковник.

– А что мне прикажешь делать? Твой следак опять Вовку на допрос вызывал.

– Не допрос, а беседу. Допрашивать несовершеннолетних без ведома их родителей запрещено.

– Какая разница, допрос или беседа?

– Хорошо, я поговорю с ним.

– Ты в прошлый раз тоже пообещал поговорить. Почему он дело не закрывает?

– Я ещё раз повторяю тебе: я этот вопрос решу.

– А другой вопрос?

– Какой другой?

– Ты, что, думаешь, это похищение последнее?

– Вы же заплатили им.

– Слушай, кто из нас мент, я или ты? Деньги кончатся, и они снова придут.

– Тут дело сложное. Если бы они под кем-то ходили, я бы нашёл на них управу, но они беспредельщики.

– Слушай, мне надоели твои сказки про беспредельщиков. Ты же не спрашиваешь, как я деньги делаю?

– А зачем мне спрашивать? Я и так всё знаю.

– Вот и делай своё дело молча. Имей в виду, я больше не позволю, чтобы моего сына похищали.

– А что ты можешь сделать, сам бандитов поймаешь?

– Я могу отказаться от твоих услуг.

– Да ну!

– И купить твоего начальника.

Лицо полковника сразу помрачнело.

– Хорошо, следака я от дела отстраню. У нас доктор кое-чем обязан мне, а скоро медкомиссия.

– Пока твоё скоро начнётся, нас всех с потрохами возьмут.

– А вот изменить дату проведения медосмотра – это в моих силах.

– А что насчёт беспредельщиков?

– Дай мне два дня.

– Лады.

Посетитель встал и, не прощаясь, вышел из кабинета полковника.

Когда Андрей Андреевич пришёл утром на службу, его остановил дежурный.

– Андрей, не забудь, сегодня медкомиссия в три часа.

– А почему сегодня? Она же через месяц должна быть?

– Мне поручили всех оповестить, вот я и оповещаю.

Следователь непонимающе пожал плечами и прошёл в свой кабинет. В три часа он в одних трусах стоял в длинной очереди в санчасти на приём к специалистам.

Сестра долго качала грушу своего прибора, спускала воздух и снова накачивала. От этого рука побелела и в кончики пальцев закололи невидимые иголочки.

– Да сколько же можно?! – рассердился Андрей Андреевич.

– Вы не волнуйтесь, товарищ.

Сестра снова накачала воздух так, что рука следователя чуть не отвалилась.

– Да что вы делаете?! – закричал на сестру милиционер, отстёгивая от руки прибор.

В кабинет зашёл врач.

– Что у вас тут происходит? – спросил он сестру.

– Пациент не хочет мерить давление.

– Я не хочу?! – возмутился Андрей Андреевич. – Она у вас ничего не умеет делать.

– Она? – удивился доктор. – Надеюсь, меня вы в этом не заподозрите?

Андрей Андреевич молча протянул врачу красную руку. Доктор сделал несколько качков и внимательно посмотрел на пациента.

– Вы вчера не пили? – спросил он.

– Да вы что, с ума здесь все посходили?

– Хорошо, давайте ещё раз проверим.

– Как, опять?!

Доктор второй раз измерил давление и опять уставился на следователя.

– Точно не пили?

– Слушайте, да вы, что, сговорились тут все, что ли?

– Лучше бы вы пили, – спокойно сказал доктор, – у вас, голубчик, стенокардия и, насколько я понимаю в медицине, с нервами у вас тоже не всё в порядке.

При этих словах сердце у Андрея Андреевича заколотилось как сумасшедшее, а лицо налилось кровью.

– Да вы не волнуйтесь так, ничего страшного у вас нет, а что касается службы в органах, то она рано или поздно у всех заканчивается.

Доктор подошёл к стеклянному шкафу, достал бутылочку с мутной жидкостью и отлил лекарства в мензурку.

– Выпейте, голубчик. Это просто успокоительное.

Андрей Андреевич выпил и через несколько минут погрузился в глубокий сон.

Проснувшись, он обнаружил себя на кожаном диване. В санчасти никого не было, только уборщица, позвякивая своим ведром, мелькала по коридору и затирала следы недавнего медосмотра.

– Проснулись? – услышал следователь приветливый голос сестры.

Она подошла и помогла подняться с дивана.

– Вы можете идти прямо домой. Доктор больничный уже выписал.

Андрей Андреевич, не говоря ни слова, вышел из санчасти. Однако он направился не домой, а к своему начальнику. Зайдя в кабинет, следователь хотел рассказать ему о том, что произошло с ним, но тот опередил.

– Слышал, слышал, Андрей Андреевич, мне всё уже доложили.

– Это какое-то недоразумение, – тихо сказал следователь.

– Сколько лет служу в органах, столько слышу одно и то же – недоразумение. Не ты первый, не ты последний. У меня в последнее время тоже сердечко стало пошаливать, видно, и мне скоро на медкомиссии придётся сказать: «я здоров, это просто недоразумение».

– Но я действительно здоров! Это сестра. Она не умеет мерить давление. Я повторно пройду комиссию.

– Всё старо, как этот мир. Даже слова не меняются. Естественно, вы можете пройти комиссию позже, и даже в другой клинике, но сегодня вам необходимо лечиться. Идите домой и выздоравливайте.

– А…

– За работу не беспокойтесь. Моим приказом вы отстранены от дела в связи с болезнью.

– А кто…

– Александр Вихарев, – не дослушав, сказал полковник. – Вы же хотели спросить, кому я отдам ваше дело?

6
{"b":"25169","o":1}