ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

…Замок Эсель – переплетение спиральных лестниц и тонких башен, просторных балконов и высоких мощных стен. Вырастая из скалы, как ревнивый страж, возвышается он над ущельем, разверзающемся у самого его подножия.

Они появились на одном из балконов, специально отведенном для прибывающих гостей. Слуги распахнули стеклянные двери, и навстречу им вышел сам хозяин замка. Был он широкоплечим, среднего роста, имел короткую бороду и бакенбарды, делавшие его похожим на норвежского моряка. Только трубки не хватало.

На вид ему было лет двадцать пять. От силы тридцать. Но Дэвид знал, со слов Лэйкила, что восемь месяцев назад хозяину замка Эсель исполнилось сто два года.

Кен Эсель обменялся с Лэйкилом рукопожатиями, кивнул его спутнику.

Они вошли в роскошно убранный зал. Три люстры, напоминавшие грандиозные гроздья винограда, наполняли помещение светом. Слева, на возвышении, стоял длинный стол, а перед ступенями – еще один. Вокруг столов вовсю сновали слуги. Центральная часть зала пустовала. Вдоль стен там и сям были расставлены столики поменьше, кресла и диванчики. Справа несколько музыкантов настраивали свои инструменты и что-то оживленно обсуждали.

Некоторые дамы и кавалеры прохаживались по залу, другие беседовали сидя – на тех самых креслах и диванчиках. Все женщины были молоды и поразительно красивы. Брендом не увидел ни одной дамы старше двадцати пяти лет. Возраст мужчин был более разнообразен и колебался от двадцати до сорока.

«Интересно, – мимоходом подумал Дэвид, – а каков их возраст на самом деле ?..»

Отнюдь не все присутствующие были людьми. Кто-то по виду вроде бы и человек, а приглядишься – да ведь у него посреди лба еще один глаз! Или змеиное жало вместо языка. Или глаза черного цвета. Не только радужка черная, но и белок тоже.

Трехметровый великан с выступающей вперед нижней челюстью и цепляющими верхнюю губу клыками точно не был человеком. Равно как и два странных типчика, напоминавших помесь человека и змеи. Типчики не суетились, держались немного отстраненно от остальных гостей и негромко разговаривали друг с другом.

Лэйкил подхватил бокал вина с подноса, пробегавшего мимо слуги, и что-то негромко сказал хозяину. Повинуясь жесту графа Киррана, молодой человек в пышном багрово-буром кафтане оторвался от своей группы и торопливо подошел к Лордам.

– Рэдрик, – сказал Кирран. Повернувшись, он положил руку на плечо Дэвида. – Это ученик Лэйкила. Проследи, чтобы он у нас не заскучал.

Они отошли на несколько шагов. Рэдрик с интересом поглядывал на своего спутника.

– Как зовут-то?

– Дэвид. Дэвид Брендом.

– Ничего, что я сразу на «ты»?

– Да нет, ничего.

– Я – Рэдрик. – Молодой человек протянул руку. – Рэдрик кен Лувит, если быть точным. Правда, наследственный титул мне вряд ли светит, новым, бароном Лувитским станет мой старший братец, если с отцом вдруг «что-нибудь». Дай ему небо здоровья и долгой жизни… Ты откуда, Дэвид?

– Ммм… Вообще-то, я из другого мира.

Рэдрик кивнул.

– То-то я смотрю – имя какое-то странное… Давно у нас?

– Недавно.

– Братцы, – оповестил Рэдрик группу молодых людей, к которой они с Дэвидом как раз подошли, – у нас тут новенький…

* * *

…Потихоньку подтягивались последние опоздавшие Лэйкил попивал вино, раскланивался со знакомыми и ждал, когда появится Леди Марионель. Во время последней встречи он задал Говорящей-с-Мертвыми несколько вопросов и теперь надеялся получить на них вразумительные ответы.

– Высматриваешь кого-то? – поинтересовался Кирран.

Лэйкил кивнул.

– А где Марионель?

Кирран покачал головой.

– Ее сегодня не будет.

– Жаль. Хотелось с ней поговорить.

– По поводу твоего дяди? Надеешься, что она сумеет услышать его голос?..

– Да… – Было видно, что Лэйкилу не хочется развивать эту тему. – Что с ней? Ей наскучило общество?.. Или занята работой?

– Она не объяснила причину своего отказа. Или причины.

Кен Апрей пожал плечами. Деловой аспект его поездки к Киррану был исчерпан. Теперь оставалось только найти себе какое-нибудь развлечение и скоротать время до вечера.

Он еще раз оглядел зал. Дэвид, кажется, вполне «вписался» в компанию учеников и оруженосцев. Сейчас он вместе со всеми смеялся над какой-то шуткой Рэдрика. Барон Грэмольт любезничал с дамой в розовом платье. Леди Элия и Леди Гиэта что-то оживленно обсуждали в сторонке от всех. Каи спорил с пареньком лет восемнадцати, имени которого Лэйкил не знал.

Его взгляд, покружив по залу, снова вернулся к Элии и Гиэте. В свое время он переспал с обеими, но продолжать отношения не стал ни с одной из них. Пустышки.

В постели они были выше всяческих похвал, кто спорит. Да что в постели – один их внешний вид мог бы свести с ума любого мужчину. Высокие, длинноногие, с формами более чем аппетитными. Кожа – как бархат… Забавно… Говорят, Леди Элия в детстве была коротышкой. Появись она в мире Дэвида теперь, модельные агентства передрались бы за право приобрести такую «куколку». Внешний облик для колдуньи – широчайшее поле приложения своего таланта.

– Это все? – спросил Лэйкил. – Или мы ждем кого-нибудь еще?

Кирран назвал несколько имен. Почти одновременно мажордом объявил о прибытии очередной пары гостей. Слуги распахнули стеклянные двери, и Лэйкил смог увидеть, как повозка, сотканная из тумана и дыма, запряженная шестеркой лебедей, опускается на балкон замка. Повозка была Лэйкилу знакома, равно как и ее хозяин, Лорд Каренион, а вот его новая пассия, миловидная девушка в белом платье и коротком плаще с меховым воротником, – нет. Повелитель Облаков спрыгнул первым, помог своей даме сойти на землю. Подбежавший лакей принял у девушки плащ. Сильф-возничий дождался кивка Карениона и отогнал повозку на широкую площадку, предназначавшуюся для воздушных экипажей. Там уже громоздилось несколько довольно странных конструкций, в том числе и одна летающая яхта. В сторонке дремал расседланный дракон средних размеров.

Кирран поспешил навстречу вновь прибывшим, а Лэйкил, попивая вино, с любопытством разглядывал девушку. Хотя она и была симпатичной, вряд ли это было достигнуто посредством заклинаний для изменения внешности. Ее лицо и фигура не были настолько же совершенными, как у Элии и Гиэты. Сверхчувственное восприятие Лэйкила подсказало ему, что энергетическое поле этой особы слишком нетипичное и слишком сильное для обычной волшебницы. Обладающая Силой? Возможно.

Он мог бы выяснить это наверняка, использовав заклинание, усиливающее магическое восприятие, но не стал этого делать. Подобный поступок в обществе колдунов, собравшихся не для боя, а для приятного времяпрепровождения, приравнивался к хамству.

Когда Кирран освободился, Лэйкил, улучив момент, когда никого не было поблизости, спросил:

– Как зовут новую подружку нашего Туманчика?

– Она ему не подружка.

– Ого!.. Туманчик остепенился? Глазам своим не верю.

– Нет-нет. – Кирран покачал головой. – Они старые знакомые, только и всего. По крайней мере, так мне сказал Каренион.

– Ну что ж, тем лучше. Представь меня ей.

Кирран недоверчиво покачал головой. Улыбнулся:

– Уж не собрался ли ты за ней приударить?

– А почему бы и нет? Или у тебя имеются на нее собственные виды?

– Ну уж нет! Никогда не любил тратить усилия попусту.

– Ты думаешь? – Лэйкил еще раз посмотрел на девушку.

– Уверен. Она не из тех, кого можно затащить в постель на второй день знакомства.

– Ты так хорошо ее знаешь?

– Первый раз вижу.

– Откуда же такая уверенность?

– Опыт, только опыт, мой мальчик, – вздохнул Кирран. – Мои сто два года хоть что-нибудь да значат.

– Может быть, ты чересчур старомоден, дедушка ? – усмехнулся Лэйкил.

– Ну что ж, попробуй, если больше нечем заняться. Безумству храбрых поем мы песню.

– Пари?

– О, безнравственная молодежь! Заключать пари на самое святое чувство, на нежную душу невинной девушки…

16
{"b":"25171","o":1}