ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стратегию поведения он выработал довольно быстро. Разборчивость и добропорядочность одновременно были ее уязвимым местом, поскольку, будучи существом нравственно чистым и во многих отношениях невинным, Алиана не была склонна подозревать в двойной игре людей, окружавших ее. Она не была глупа, обмануть ее, воспользовавшись ее доверием, мог далеко не каждый мерзавец или проходимец. Но мерзавец изобретательный, вроде Лэйкила, мог вполне. Она умела чувствовать людей, и дело тут было не в колдовстве, нет. Всего лишь некоторое количество опыта, знание физиогномистики и развитый интеллект. И поэтому, беседуя с ней, Лэйкил постоянно твердил себе: «Она хороший человек. Я ей доверяю. Я хорошо к ней отношусь». И искренне пытался в это поверить.

Его усилия не пропали даром. Если ты хочешь, чтобы тебе доверяли, – откройся сам. Доверие, если знать, как его использовать, может быть мощным оружием.

Они о многом успели поговорить в тот вечер. Иногда в их диалог включался кто-нибудь еще, и тогда Лэйкил с легкостью переходил на тон более светский, рассказывал что-нибудь смешное или занимательное. Он умел становиться изящным кавалером, хотя и не слишком любил эту роль. Он о чем-то поспорил с Повелителем Облаков и выиграл спор.

Все, что он позволил себе во время их первой встречи, – обнять Алиану за талию во время танца. Несколько раз он ловил на себе насмешливый взгляд Киррана, но не обращал на него никакого внимания. Посмотрим, думал он, будет ли Кирран так же веселиться, когда ему придется признать свое поражение.

Они обсудили много тем – и серьезных, и не очень. Алиана заговорила о морозной пряже, Лэйкил ответил, что знаком с этим искусством. Алиана была удивлена.

– Я полагала, этим занимаются только те, кто, так или иначе, связан с ледяной стихией…

– Отнюдь, миледи. Правда, я давно не практиковался в искусстве, но у меня в замке сохранилось несколько работ. Хотя они вряд ли смогут заинтересовать настоящую ледяную колдунью… Я не слишком хорошо рисую в трех измерениях.

– В трех измерениях?.. – Она негромко кашлянула, приложив ладонь к губам. – Вообще-то я рисую только в двух…

Лэйкил кивнул. Не просто кивнул, а с подчеркнутым уважением.

– Вы предпочитаете классику? Достойный выбор. Скажите, вы работаете дома или и в этом вопросе придерживаетесь традиций – раскрашиваете окна онемевшим горожанам?

– Нет-нет… – Она покачала головой. Видимо, ей, как и многим другим ледяным магам, становилось неприятно, когда теплая погода или глупые люди разрушали результаты ее трудов. – Я предпочитаю работать в одиночестве и рисую не на окнах, а на зеркалах. Их много в моем замке.

– Было бы любопытно взглянуть на них.

– Вообще-то я их никому не показываю…

– Жаль… – Лэйкил чуть склонил голову.

– …но для вас сделаю исключение. А вы… вы покажете мне, как плести морозную пряжу в трех измерениях?

И она пригласила его на следующий вечер в гости. Лэйкил позволил себе мысленно улыбнуться.

– Думаю, для нас обоих было бы небесполезно обменяться опытом… – Мимоходом он взглянул в зал. – О черт!.. Извините, Алиана. Я вернусь через минуту.

* * *

…Во время танца Кремен прижималась к нему и шептала разные вещи, которые мужчине приятно слышать в любом возрасте, даже если он слишком стар, чтобы попытаться осуществить их.

Дэвид чувствовал себя просто превосходно. Теперь он знал, что сможет сделать с этим миром все, что захочет. Он ощущал себя каким-то… особенным, не таким как все. Впрочем, он и был особенным – хотя бы потому, что пришел из другого мира. Кажется, эта девушка – Леди, но из всех здесь присутствующих она выбрала именно его, Дэвида Брендома. И пусть сегодня он сидит за нижним столом, ничего, завтра этот граф Кирран будет считать за честь видеть его в своем доме. Дайте только время…

Танец закончился. Договариваясь о времени встречи – Кремен приглашала его к себе – они вернулись к столу. И тут…

…чья-то жесткая рука оторвала Кремен от Дэвида и поволокла в сторону. Он рванулся следом…

Взгляд Лэйкила пригвоздил его к месту.

Как удар под дых. Весь его боевой запал неожиданно улетучился. Глаза Лэйкила не метали молнии, не выражали гнева или ярости. Это был совершенно пустой, лишенный каких бы то ни было эмоций, холодный взгляд. Дэвид уже однажды видел это выражение – во время их первой встречи, когда Лэйкил стоял над ним и раздумывал, убить его или оставить в живых? Или, точнее, – не раздумывал…

– Сядь на место, – сказал граф своему оруженосцу. И тогда Дэвид…

И тогда Дэвид пошел к столу и сел. Молча. Лэйкил обернулся к блондинке, локоть которой по-прежнему крепко сжимал. Брезгливо разжал руку.

– Кремен, – негромко сказал он, и тон его не предвещал ничего хорошего, – мне кажется, ты хочешь со мной поссориться.

Блондинка удивленно распахнула свои изумрудные глазки.

– Лэйкил? Да что с тобой?..

– Кремен, убери эту смазливую рожу. Сейчас же. Или, может быть, ты надеешься захомутать меня ?

Плоть потекла, как расплавленное масло. Длинные белокурые волосы исчезли, изменился покрой одежды.

– Лэйкил, – недоуменно пожало плечами бесполое существо, стоявшее перед графом, – я вовсе не хочу с тобой ссориться.

– А мне кажется, хочешь. Ты что, не видел, что этот человек пришел со мной?

Кремен покачал головой.

– Видел, но… Такой наивный, милый мальчик. Я думал, ты привел его, чтобы мы могли, как следует поразвлечься. Помнишь, как на юбилей Киррана ты приволок брызжущего слюной генерала?.. Мы здорово посмеялись тогда, а потом ты мне его подарил. Я думал, ты и на этот раз…

– Генерал – это генерал. Это и был подарок – тебе, Киррану, кому угодно, кто захотел бы получить его. А вот это, – он кивнул в сторону землянина, – мой оруженосец и ученик. Улавливаешь разницу?

– Ну не будь таким злым, – заныл Кремен. – Я ведь не нарочно, а ты меня так расстраиваешь. Разве я нарочно? Ну, в самом деле, разве я нарочно?.. Да не нужен он мне!..

– Рад это слышать. В следующий раз, когда я кого-нибудь приведу, будь любезен, спроси у меня сначала, что это: гость или подарок.

Кремен замахал руками.

– Хорошо, хорошо. Только не говори со мной таким тоном. Я совсем не хочу с тобой ссориться. Ты ведь сам знаешь: я за любовь.

* * *

…Когда блондинка превратилась в лысое существо неопределенного пола, Дэвид почувствовал себя так, как будто его треснули по голове. И не пыльным мешком, а хар-р-рошей кувалдой.

– Что… это ?

– Лорд Кремен, барон кен Гэплиш, – ответил Рэдрик. – Ты что, не слышал о нем раньше?.. Ах, да, ты же из другого мира…

– Он что – мужик?

Рэдрик пожал плечами.

– В зависимости от обстоятельств. Мы говорим «Лорд» и «барон», хотя с тем же правом можно было бы сказать «Леди» и «баронесса». Но надо же как-то обозначать его… ее.

– Что за… – Дэвид с трудом удержался, чтобы не сплюнуть. Поцелуй, который в конце танца подарила ему блондинка, теперь жег губы. – Тьфу! Ну повезло, – на педика нарвался!

– Строго говоря, Кремен вовсе не голубой, – возразил оруженосец Киррана, – если бы он захотел переспать с тобой, вряд ли бы ты нашел в нем что-нибудь, что отличало бы его от женщины. К тому же ему двести с лишним лет, и никому уже в точности не известно, какого пола он был при рождении. Может быть, это женщина, которая время от времени принимает мужской облик. Я не знаю. Я знаю только одно. Пока что еще никто из тех, кого он приглашал к себе в замок «погостить», не вернулся обратно.

– Что он с ними там делает? – хрипло спросил Дэвид.

Рэдрик пожал плечами.

– Не знаю. Может быть, производит какие-то опыты. Может быть, превращает во что-нибудь. Слухи разные ходят. Некоторые говорят, что барон людоед, но я думаю, что это выдумки… Эй, эй, Марилена! Хватит кипятить вино в моем бокале!.. Я тебе сейчас крысу под юбку засуну…

* * *

Веселье продолжалось до позднего вечера, потом гости постепенно стали расходиться по домам. Лэйкил попрощался с хозяином, поклонился Алиане и сделал знак Дэвиду: пора.

18
{"b":"25171","o":1}