ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они вышли на балкон. Прохладный ветер заставил Дэвида поежиться.

«У них что, не принято телепортироваться прямо из обеденного зала? – недовольно подумал он. – А что?.. Вполне может быть. Вроде как у нас принято выходить через дверь, а не через окно, даже если ты живешь на первом этаже…»

На соседней башне захлопали тяжелые крылья. Дракон зевнул, выдохнув сноп рыжего пламени. Леди Элия, свесившись с седла, нетерпеливо хлестнула его тросточкой по шее.

Лэйкил произнес заклинание возвращения. Свет объял их и через несколько мгновений выбросил у Главного Сплетения Тинуэта. Похоже, сейчас у кен Апрея не было желания любоваться красотами волшебной дороги.

– Спокойной ночи, Дэвид. – И граф направился в сторону своих апартаментов.

– Подожди.

Лэйкил обернулся.

– Ты хочешь поговорить о Кремене? Давай в другой раз. Да и говорить тут не о чем… Это наша жизнь, Дэвид. Просто жизнь.

– То есть у вас считается нормальным вот так запросто…

– Нет, – отрезал Лэйкил. Глаза его холодно блеснули. – У нас считается ненормальным покушаться на чужую собственность, когда мы собираемся вместе, чтобы поболтать и повеселиться. Именно поэтому я чуть не прибил Кремена. И не надо делать такое обиженное лицо. Тебя коробит слово «собственность», но пока ты остаешься моим учеником, в определенном смысле – пусть даже только номинально, ты будешь моей собственностью так же, как моя земля или этот замок. В противном случае, в следующий раз у меня не будет права защитить тебя. Мы это уже обсуждали перед тем, как отправиться к Киррану.

– Да-да. – Дэвид кивнул. – Я хотел поговорить как раз об этом… об этой беседе, а не о Кремене. Помнишь, ты говорил, что волшебство – это искусство, а не наука?..

– Я говорил о том, что его можно воспринимать и так, и так, но для тебя будет лучше, если ты научишься смотреть на магию как на творческую деятельность, а не просто как на набор удобств. По крайней мере, все нормальные волшебники воспринимают волшебство таким образом. Кстати, магию часто так и называют – Искусством. С большой буквы.

– Да. Я понимаю. – Он снова кивнул. – Теперь понимаю.

– Да неужели? – хмыкнул Лэйкил.

Дэвид не стал обращать внимания на его тон.

– Когда мы были у Киррана, – стал рассказывать он, – Рэдрик хотел запустить крысу под юбку одной девице… ну, понимаешь, она вскипятила вино у него в бокале… неважно. Так вот, я видел, как он создает эту крысу. Он делал это не на столе, естественно. Не на глазах у всех, а тайком… на стыке наших с ним стульев. Это заняло у него секунд тридцать. Потом он еще столько же времени потратил, чтобы прорисовать детали – навести блеск в глазах, сделать шерстку пожестче, то-се… Понимаешь, – Дэвид поднял перед собой руки и заговорил чуть более взволнованно, – он ведь с самого начала знал, что Марилена тут же ее прихлопнет. Прихлопнет сразу, как только почувствует, что что-то прыгает по ее ноге и норовит забраться… ну, в общем, понятно куда. Скорее всего, она даже не увидит эту крысу. Так и случилось. И все равно Рэдрик очень тщательно создавал ее. Даже сделал несколько седых волосков. Ему просто нравилось возиться со всем этим.

Лэйкил хотел что-то сказать, но Дэвид выставил перед собой ладони.

– Пожалуйста, дай мне закончить. Я спросил у него: она что, живая? Нет, говорит, это иллюзия, фантом. Хочешь потрогать? Какая же, спрашиваю, это иллюзия, если ее можно потрогать? А он говорит: осязательная. А также зрительная, обонятельная и слуховая. И выпустил крысу Марилене под юбку…

Дэвид на мгновение замолчал, а потом заговорил снова.

– Понимаешь, я ведь видел, как он ее творил… В самом конце она стала такой, что и не отличишь от настоящей. Даже потрогать можно. Но вначале… Он как будто бы рисовал. Без кисти и карандаша, прямо в воздухе. Я ведь уже говорил тебе, что был на Земле художником. Я работал, я делал то, что мне закажут и так, как закажут, я получал за это деньги, иначе не прожить… Но… – Он запнулся. – Когда я смотрел на Рэдрика, я вдруг кое-что вспомнил. На лице у него было написано такое вдохновение от собственной работы… Я… Когда я только начинал рисовать, я делал это не ради чего-то. Я дела я это для себя. Мне это нравилось. Это уже потом все превратилось в набор приемов, которые веселили публику. Но в самом начале, садясь за стол, я забывал обо всем на свете. Мне становилось на все наплевать. Может быть, то, что я тогда делал, не было настолько же качественно и профессионально , как потом, когда я набрался опыта, но… но это было мое . Мне это нравилось… Ты это имел в виду?

Лэйкил улыбнулся. Легонько хлопнул ученика по плечу.

– Ты понял, – сказал он.

* * *

…Если его «учитель» и признал, что он кое-что понял, ничего от этого в жизни Дэвида не изменилось. Лэйкил целыми днями пропадал неизвестно где. Даже к ужину он теперь появлялся далеко не всегда. Похоже, его кормили в каком-то другом месте. С утра пораньше он обычно собирался в Академию – покопаться в архивах вместе с мастером Олито. Но где он бывал днем и вечером? Этого Дэвид не знал…

* * *

– …Надо уметь проигрывать красиво, – заявил Кирран кен Эсель, усаживаясь в кресло напротив Лэйкила. – Нет желания отдать мне мой выигрыш и мирно забыть об этой истории?

Разговор происходил через три дня после заключения пари, в библиотеке замка Киррана. Замок, обычно переполненный гостями, казался без них пустынным и тихим.

– А у тебя? Я-то уверен, что выиграю спор.

– О! – Кирран приподнял бровь. – Есть успехи?

– В некотором роде. Но я не собираюсь обсуждать эту тему.

– Мой мальчик, – Кирран откинулся на спинку кресла и вытянул ноги. – Я навел кое-какие справки и могу открыть тебе один секрет: у нее есть любовник.

– Я знаю. Она упомянула об этом еще в первый вечер.

– Вот видишь, она явно хотела дать знать, что тебе ничего не светит. Да, и, по словам Карениона, выходит, что они вместе уже пять лет и расставаться не собираются.

Лэйкил зевнул.

– Это все, что тебе рассказал Туманчик?

– А что такое?

– А рассказал ли он тебе, что ее любовник – демон?.. Нет? Вижу по твоему лицу, что не рассказал.

Кирран едва не поперхнулся вином.

– Демон? Ты не шутишь?!. Ну и ну! Кто бы только мог заподозрить в ней склонность к зоофилии?..

– К демонофилии.

– Какая разница… – отмахнулся Кирран и еще раз недоверчиво покачал головой. – А ведь такая милая девушка…

– Не будь слишком консервативным. Кроме того, этот… Рувиэль, кажется, его зовут… он не из низших.

– Вольный Демон?

– Самое меньшее. А, скорее всего – принадлежит к правящей касте подземного мира.

– Ого! – Кирран поскреб подбородок. – Но все равно странно: что может быть общего у Демон-Лорда и ледяной колдуньи?

– Учи диалектику, мой друг. Борьба и единство противоположностей.

– Если ты такой умный, почему не хочешь сдаваться? – Кирран хитро прищурился. – Если противоположности едины, не понимаю, какие у тебя могут быть шансы.

– Ты забываешь про борьбу.

Кирран улыбнулся.

– Они в ссоре?

Лэйкил неопределенно повел плечами.

– Ты хоть видел этого Демон-Лорда? – продолжал любопытствовать хозяин замка. – На что он похож?

– Не видел, не знаю. Она не слишком много о нем говорила, но, как мне кажется, в последнее время они почти не встречаются.

– Да, Лэйкил, признаю, умеешь же ты залезать людям в душу!

– Ошибаешься, Кирран. С моей стороны было бы тактической ошибкой поднимать эту тему на вечеринке. Алиана сразу бы насторожилась. Нет, она сама заговорила об этом.

– Сама? – изумился Кирран. – Сама вот так вот запросто призналась, что спит с демоном? Но зачем? Не думал, что она принадлежит к тому типу людей, которые любят шокировать окружающих…

– Ты спрашиваешь, зачем? Это же очевидно. Она тоже кое-что знает о том, как надо налезать в душу. Уверен, Алиана сказала это только затем, чтобы посмотреть, как я отреагирую.

19
{"b":"25171","o":1}