ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну… в общем, да. Ты бы… присматривал за ней, что ли. Или хотя бы объяснил правила дорожного движения. Чтобы в следующий раз твоя сестра не оказалась посреди скоростной автострады.

Лайла всхлипнула и посмотрела на Брендома с упреком.

– «Присматривал»… – негромко повторил Лэйкил с таким видом, как будто бы Дэвид сморозил невесть какую глупость. – Как ты себе это представляешь, а?.. Ну ладно. Кажется, я кое-что тебе должен. Потому выполню любое твое желание, в разумных, конечно, пределах. Заказывай. Что хочешь?

Дэвид оглянулся. Копы были уже совсем рядом, на расстоянии десятка шагов.

– …Давай, говори смелее. Ну?.. Хочешь центнер золота? Или десяток сногсшибательных красоток, готовых ради тебя на все?.. Говори, Дэвид Брендом, не стесняйся.

– Убраться отсюда!

– Что-что? – переспросил Лэйкил.

– Я хочу убраться отсюда! Сию же секунду!

– Ммм… Ну ладно. Куда?

– Куда угодно!

– Не так быстро, парень! – Подошедший полисмен положил руку на плечо Дэвида. – Разве в детстве тебя не учили правильно переходить улицу?

Коп № 2 с ухмылкой помял пальцами манжет на сорочке Лэйкила:

– Забавный костюмчик. Ты что, на карнавал собрался?

Лэйкил посмотрел на пальцы копа на своем рукаве. Потом перевел взгляд на физиономию полисмена, на которой по-прежнему блуждала ухмылка. Коротким движением руки нарисовал в воздухе какой-то знак.

Невесть откуда налетевший порыв ветра поднял полисмена в воздух и отравил в свободный полет. Пролетев приблизительно полтора квартала, он врезался в лоток с фруктами. Скатился на землю и остался недвижим. Яблоки и апельсины, как разноцветные мячики, запрыгали по тротуару.

Тяжелая рука убралась с плеча Дэвида. Обернувшись, он увидел, как первый коп, не сводя вытаращенных глаз с брата Лайлы, судорожно пытается расстегнуть кобуру.

Похоже, Лэйкил имел представление о том, что такое огнестрельное оружие. Во всяком случае, следующий порыв ветра незамедлительно отправил этого стража порядка вслед за его напарником.

Лэйкил спокойно перевел взгляд на землянина. Как будто бы ничего и не случилось.

– Так на чем мы остановились?.. Ах да, ты сказал, что хочешь оказаться в другом месте. Курорт в тропиках? Заснеженные вершины? Какое-нибудь красивое место, которое ты…

– Черт! Нет! – Вокруг лежащих полицейских стали собираться люди. Кто-то пытался оказать им первую помощь. – Куда угодно, в любой другой мир – но ДРУГОЙ!!!

Лэйкил задумчиво потер подбородок:

– Странное желание. Подумай хорошенько. Ты будешь неприспособлен к…

– Я и так думаю! Мне светит пожизненное заключение, если я тут останусь!

– Это из-за них? – Лэйкил кивнул в сторону, куда улетели копы. – Не беспокойся. Тебя никто не вспомнит.

– Нет. Это… это не только из-за них. Твоя сестра вытащила меня из тюрьмы. Видит Бог, я ни в чем не виноват, но нашему правосудию этого не докажешь.

– Хмм… А если тебя просто отправить в другую страну, предварительно снабдив деньгами и документами?

– У нас одна страна.

Лэйкил сдался.

– Ладно. Сейчас прогуляемся к нам домой, а потом подумаем, куда тебя пристроить.

Он сделал широкий жест, как будто хотел заключить их троих в невидимый круг. Переливающееся свечение Двери не накапливалось в воздухе в течение двадцати-тридцати секунд, как было раньше, – свет сразу окружил их и растворил в своей мягкой белизне.

Под приближающееся пение сирен они покинули Землю двадцать первого века.

2

Знакомый зал со сводчатым потолком. Лайла тихо шмыгнула носом. Реветь она уже перестала.

– Возьми платок и вытри лицо, – сказал Лэйкил. – Твое поведение непристойно. Благородные люди не плачут. Даже если им всего лишь одиннадцать лет. Тем более – при посторонних.

Дэвид ждал, что она скажет в ответ что-нибудь едкое, но обманулся. Лайла молча достала платок и вытерла лицо.

– Ты голоден? – спросил Лэйкил у Дэвида.

– Да нет. Я уже… обедал.

Лэйкил перехватил его взгляд. На лице хозяина дома прорезалась усмешка.

– Так-так… А я думаю, почему это ты ничему не удивляешься? Даже по сторонам не смотришь… Ты уже был здесь.

Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.

– Да, был. – Дэвид не стал отпираться.

– Сколько раз, – Лэйкил обернулся к сестре, – сколько раз мы с тобой об этом говорили?

Лайла посмотрела на брата с неприязнью.

– …Сколько раз? Но все без толку. Только я уйду, ты снова кого-нибудь притащишь. Когда до тебя, наконец, дойдет…

Дэвид решил, что должен вмешаться:

– Эй, полегче! Если мое присутствие кого-то тут не устраивает, я могу уйти. Но не надо давить на ребенка. Она…

– Уймись, – беззлобно оборвал его Лэйкил. – Не ты ли только что упрекал меня в том, что я совершенно не забочусь о своей сестре?

Дэвид прикусил язык.

– Ладно. – Лэйкил легонько подтолкнул девочку в спину. – Нравоучения отложим на потом. Пошли в столовую. Может, вы оба и сыты, а вот я еще не обедал.

И они направились по уже знакомому Дэвиду маршруту.

– Пойми. Я против тебя ничего не имею, – неторопливо, будто бы рубя сказанное на части, говорил Лэйкил. – У тебя вроде бы мозги на месте. Впрочем, что касается бездарных… в смысле – обычных людей, – тут же поправился он, – то бес с ними, пусть приводит, кого хочет. Но вот если бы она приводила только людей!.. Три недели назад притащила из леса гетрэга. Где она в нашем лесу нашла гетрэга, просто ума не приложу…

– Ты – урод, Лэйкил! Вот ты кто! – внезапно подала голос его сестренка. Голосок звучал хрипло, но с искренним возмущением. – Ты его сжег! А он тебе совсем-совсем ничего не сделал!.. – И обиженно добавила: – Дурак!

– А кто такой гетрэг? – осторожно спросил Дэвид.

Лэйкил вздохнул:

– Представь себе большое дерево… Баобаб когда-нибудь видел?.. Ну так вот, представь себе баобаб с маленькими красными глазками и здоровенной, зубастой пастью. При этом он еще умеет довольно резво передвигаться. И постоянно хочет жрать…

– Он был голодный!!! И очень одинокий!!! Ему было плохо!..

– …не понимаю, как он ее еще в лесу не сожрал. Уму непостижимо… В замковые ворота он кое-как пролез, а вот двери, как легко догадаться, для него оказались маловаты… Я как его увидел – так меня чуть инфаркт не хватил. Тварь здоровая, магии почти не поддается… я на него истратил два своих лучших огненных заклятия, а он еще минут пять метался по двору, орал так, что в соседней деревне две роженицы разрешились раньше времени, и все пытался достать меня своими ветками… Из-за этой тварюги два сарая сгорело…

– Какой же ты все-таки гад, Лэйкил! Какой же ты…

– Как жаль, – с безнадежной тоской заметил вышеупомянутый «гад», – как жаль, что одиннадцатилетних леди нельзя пороть.

– Только попробуй!

– Вот-вот.

Наконец они добрались до столовой. Грязных тарелок, стакана с недопитым соком и пустой вазочки из-под мороженого на столе не оказалось. Дэвид уже ничему не удивлялся.

Лэйкил вытащил из «холодильника» жаркое, хлеб и бокал красного вина. Сел и с аппетитом впился зубами в сочное мясо.

– Говоришь… ммм… вытащила тебя из тюрьмы?

Дэвид кивнул.

– Что ты там искала, сестричка? – осведомился «братик».

– Папу.

– Ну конечно… – Он покачал головой – Ты еще не поняла, что такие, с позволения сказать, «поиски» ничего не дадут?..

– Но Тинуэт должен был запомнить…

– Я уже объяснял. Создавая проход между мирами, Ролег всегда использован вторичное маскирующее заклинание. Даже если он делал это дома, от Главного Сплетения Тинуэта. Это вошло у него в привычку. В результате у нас… хрум-хрум… есть лишь примерное направление его последнего прыжка. Это десять или пятнадцать миров. Он мог появиться в любой точке каждого из них. Кроме того, не факт, что один из этих пятнадцати миров стал ею конечной остановкой. Ты уверена, что он не отправился дальше? Я вот не уверен.

– Мы должны попытаться! Ведь Тинуэт все-таки создал для меня Дверь! Значит, дом считает, что больше шансов найти папу там, чем в каком-нибудь другом месте!

7
{"b":"25171","o":1}