ЛитМир - Электронная Библиотека

С чисто масонской, юридической точки зрения все кажется ррным. Однако на деле подобные объединения в сложных политических условиях открытого или скрытого преследования со стог роны властей были лишены возможности нормально функционировать не только в России, и потому полагаем, что обряд посвящения поэта в «Овидии» надо считать состоявшимся де-факто. З^ельзя также абстрагироватья от совокупного подхода Пушкина |С масонству. Ведь его отец и два брата являлись полноправными ^членами Ордена, а сам поэт, оказывается, подал еще 2 сентября Д818 г. заявление о приеме в столичную ложу «Трех Добродетелей», выразив желание баллотироваться туда, наряду с молодыми поэтами, будущими декабристами. Однако вскоре она приостановила работы из-за отбытия к месту службы ряда состоящих там офицеров120. Следовательно, выбор Пушкина спонтанным не был, а являлся вполне осознанным.

Современные отечественные ученые В.И. Новиков и А.Я. Звя-гильский убедительно доказали, что поэт в своих произведениях не раз использовал масонские сюжеты, что заметно по «Пиковой даме», «Гробовщику», «Александру Радищеву», стихотворениям V19 октября», «Пророк», цитщюванному выше, и др121. Представляется, что Пушкин по духу был и оставался масоном, не оформляя принадлежности к Ордену в силу тяжелых политических условий тогдашней России.

И тут опять возник генерал-лейтенант, сенатор Е.А. Куше-лёв, зам великого мастера «Астреи». польского графа Ржевусско-гб, после отставки уступившего место известному Мусину-Пушкину-Брюсу. При сохранении прежней должности сенатор прекрасно чувствовал настроение верхов, что, возможно, подвигло его на разработку плана преобразования масонства на базе прежнего положения существования единого центра «Владимира к Порядку» с упразднением «Астреи» и ВПЛ или, в конечном счете, установлением полного господства «Капитула Феникса». Понятно, братьям такое не понравилось, и они не поддержали ретивого чиновника. Тогда он в 1821 г. обратился к императору, подав четыре записки с обоснованием задуманного. Там необходимость реформы объяснялась, особенно в ложах «Петра», «Палестины» и «Соединенных Друзей», духом своеволия, «буйства и совершенного безначалия, а не христианской кротости и истинных правил масонских». Единственной альтернативой своего прожекта он теперь (‘читал полное уничтожение масонства, ибо от образа его действий «нельзя ничего ожидать, кроме толико же гибельных последствий, каковые уже раскрыты и беспрестанно раскрываются в прочих европейских государствах, разрушают древние, мудрые правления, потрясают и престол монархов, отцов и благотворителей народов, повергая сами народы в неисчислимые бедствия»1. Бросаются в глаза элементы совпадения с изложен ной выше запиской Бенкендорфа без приведения конкретных фактов пресловутого «вольнодумства».

К инспирации гонений на «вольных каменщиков» подключи лись клевреты временщика Аракчеева митрополит Серафим и архимандрит Фотий, который в беседе с Александром I пустился в рассуждения о нечестии, соблазнах, даже о «потоке» нечестия тайных врагов. Против них надо, мол, действовать аналогичны ми методами, т.е. просто-напросто запретить. Речь шла о тайных обществах и масонстве. Визитер произвел на государя большое впечатление, и в день осуществления рекомендованной им меры

1 августа 1822 г. он просил Серафима лично вручить Фотию алмазный крест и сообщить о принятии по этому поводу специаль нош указа. Как писал церковник в автобиографии, он «радовался вельми не о награде крестом себя, но о том, что сии все вредные заведения, под разными предлогами в империи, опасные для церкви и государства, после запрещения вскорю ослабеют в своих

Щфрствнях и замыслах, и путь их с шумом погибнет, яко нечести-Расчеты оказались в основе верными.

Но дело, разумеется, не сводилось к проискам отмеченных Группировок, сколь влиятельны они ни были. Имелись еще и ’объективные факторы, предопределившие государеву немилость. ’;||£малое значение приобретала неспособность масонства России Органически вписаться в существующую самодержавную систе-ipiwy* что вызвало симптомы его общего упадка. Ряд лож пришлось .укрыть из-за малочисленности. Вообще снизился приток новых ^рептов из-за разочарования религиозно-мистическим содержавшем работ при усилении мистики и открытого верноподданниче-властям. Показательным был в этом плане и уход из братств Идущих декабристов. Судя по всему, верхи аристократии не бы-вполне удовлетворены длительным опытом развития Ордена, ^йзторьш не сумел предоставить им надлежащего вспомогательно-<|о идеологического орудия в отстаивании сословных требований. ;.|^скол на две главные системы, ослабление горстки лож, пока ладных знати, развеял былые надежды, с ними связанные. Есте-сувешю, тревогу вызывало проникновение туда дворянских ради-*аалов, выступавших даже за ликвидацию самодержавия. Несомненно, этими обстоятельствами во многом объяснялось равноду-шие вельможной группировки к готовившемуся запрещению объединений «вольных каменщиков», о чем она, конечно, знала ^ааблашвременно.

щЦ Итак, 1 авгуега 1822 г. на имя министра внутренних дел Ко-чйубея п(хтупил следующий царский рескрипт: «Беспорядки и соблазны, возникавшие в других государствах от существования различных тайных обществ, из коих иные под наименованием Шк масонских, первоначально цель благотворения имеющих, Другие, занимаясь сокровенно предметами политическими, впоследствии обратились ко вреду спокойствия государств и припудри в некоторых сих тайные общества закрыть». Учитывая поэтому время, когда «к несчастию от умствовшшй, ныне существующих, проистекают столь печальные в других краях последствия, император признал за благо повелеть все тайные общества, «Под каким бы наименованием они не существовали, как-то масонских лож, или другими, закрыть и учреждение их впредь lie дозволять». Предписывалось объявить об этом всем их членам, коих обязать подписками, что они впредь ни под каким видом «ни масонских, ни других тайных обществ ни внутри империи, ни вне ее, составлять не будут»122.

Даже дворянство отнеслось к принятой мере со спокойным безразличием. Руководитель «Астреи» Мусин-Пушкин-Брюс 7 августа 1822 г. подобострастно отписал Кочубею: «Спешу удостоверить ваше сиятельство, что приложу все старания, дабы в скорейшем времени исполнить высочайшую волю касательно закрытия лож, подведомственных великой ложе». Вскоре он оперативно осуществил ликвидацию своих братств и в другом письме министру бодро отрапортовал о направлении их начальникам царского рескрипта, отметив не без удовлетворения, что «бывшие масоны приняли объявление об уничтожении их лож равнодушно». Через десять дней о том же уведомил Кочубея и руководитель ВПЛ Ланской, заявив о закрытии им «без всяких обрядов» пяти управляемых братств, а также о взятии 95 подписок. Члены их, «преисполнены будучи верноподданническими чувствами к государю императору, всегда старались оные оправдать на опыте». Так, в собраниях «не опускались никакие политические толки, а всегда внушаемы были правила, основанные на христианстве и исполнении гражданских обязанностей, нашему образу правления свойственных». Узнав о воле монарха, члены лож «со всей готовностью во всяком случае беспрекословно повиноваться оной, охотно исполнили высочайшее повеление». Однако Ланской умолчал о подписках членов «Капитула Феникса» и почему-то не закрытых двух шотландских ложах123.

Разумеется, отдельные братья выражали в своей среде и недовольство явным произволом самодержца, в том числе военный историк, член столичной ложи «Избранного Михаила» А.И. Михайловский-Данилевский и член той же ложи, поэт-сатирик

А.Е. Измайлов. Рост недовольства царизмом значительных слоев населения, отчасти дворянства и разночинцев, побудил знать и среднее дворянство пойти на временную сделку, прекратив фрон-

Шрство против властей. Однако радикалыю настроенные дворяне ^хранили свои тайные организации и 25 декабря 1825 г. предприняли попытку свергнуть самодержавие, установив либераль-jjfgoe правление западного образца, но потерпели поражение. Пя-рро руководителей погибли на эшафоте, других на долгие годы Делали в Сибирь. Масоны и декабристы оказались по разные ёдороны баррикады. Видные адепты В. Перовский, О. Прянишников, А. Нейдгард, Е. Головин и др. участвовали в подавлении восстания на Сенатской площади. Сменивший на престоле брата Щиколай I сурово наказал бунтовщиков, он лично допрашивал главных обвиняемых124.

37
{"b":"251728","o":1}