ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вечером 11 сентября маховик операции был запущен в действие. Скорцени построил своих людей и объявил им о проведении операции по личному приказу Гитлера. Затем он кратко сообщил о возможных рисках и попросил выйти из строя добровольцев, готовых рискнуть. Все сделали шаг вперед, тогда они с Радлем отобрали 15 человек: сам Радль, оберштурмфюрер СС Ульрих Менцель, унтерштурмфюрер СС Отто Швердт, унтерштурмфюрер СС Роберт Варгер. унтерштурмфюрер СС Андреас Фридрих, гауптшарфюрер СС Манне, обершарфюрер СС Вальтер Глазнер, обершар-фюрер СС Пауль Спитт, унтершарфюрер СС Ганс Хольцер. унтершарфюрер СС Бернхард Кизлевиц. унтершарфю-pep СС Роберт Нейцель, роттенфюрер СС Герберт Химмель, роттенфюрер СС Альберт Бенц, стрелки СС Гфоллер и Макс Фоллер. Остальные диверсанты во главе с унтерштурмфюрером СС Брамфельдом были переданы в подчинение Морсу. Отряд Морса (около 260 человек) выдвинулся в район операции в 3 часа утра 12 сентября, так как изначально планировалось начать операцию в 6 утра. Отряд передвигался на трофейных мотоциклах и 15 грузовиках "фиат".

В 5 утра люди Скорцени прибыли на аэродром, но выяснилось, что транспортные самолеты задерживаются на 4–5 часов. Вслед за этой накладкой пришла информация о том, что радио Туниса заявило, что итальянские военные корабли, отплывшие из Ла Специи, достигли побережья Туниса. По сообщению радиостанции, на одном из кораблей находился и Муссолини "с этого времени военнопленный на африканской территории". "Человек со шрамами" совладал с нахлынувшими эмоциями и, проанализировав известные ему факты, решил, что информация, переданная радиостанцией, — неверная.

Скорцени, Радль, Солети и диверсанты ждали планеры на аэродроме. Увидев приземлившиеся транспорты ДФС-230 1-й десантной эскадры (она же особая эскадрилья Хейден-рейх), Солети забеспокоился и спросил Радля, для чего предназначаются эти планеры. Радль, понимая, что далее водить генерала за нос не имеет смысла, ответил:

— Мне известно, господин генерал. Вскоре мы полетим на этих планерах и приземлимся в массиве Гран-Сассо, чтобы освободить дуче.

После этих слов Солети устроил скандал, а позже с ним случился приступ и немцам пришлось вызывать врача. На этом приключения диверсантов не закончились — за 15 минут до посадки в планеры на аэродром совершили налет бомбардировщики союзников, однако планеры не пострадали. Стоит упомянуть, что вместо обещанных 12 планеров на аэродроме по ошибке приземлилось только 10. Тем временем на аэродром прибыл генерал Штудент. Он пожелал перед вылетом поговорить с пилотами и офицерами десантной группы.

— Господа, — сказал генерал, — вскоре вы начнете действительно необычную операцию. Вы все были отобраны из числа наших самых лучших пилотов и офицеров, специально обученных для преодоления любых препятствий. Это предприятие запишут в анналы истории военного искусства не только по причине невероятных трудностей, которые ожидают вас, но также и по причине огромного политического значения этой акции. Прежде чем гауптштурмфюрер Скорцени отдаст последние приказы, мне хотелось бы пожелать вам удачи и сказать: я верю, что каждый из вас выполнит свой долг.

Затем к присутствующим обратился сам "человек со шрамами". Он дал своим подчиненным последние инструкции и приказал готовиться к вылету. В 13.05 самолеты начали подниматься в воздух. Операция "Дуб" началась…

От аэродрома до Гран-Сассо было около 126 км. Время приближалось к часу X — 14 часам. В намеченное время люди Морса, убив 2 итальянцев и ранив еще нескольких, захватили нижнюю станцию канатной дороги. Транспортные самолеты задерживались. Наконец в 14.03 на Гран-Сассо начали приземляться немецкие планеры. Ни один из планеров не приземлился в районе предполагаемой высадки из-за усилившегося ветра. Планер Скорцени приземлился в 14.05. Три планера (один со Скорцени) приземлились неподалеку от гостиницы, к которой бросились высадившиеся из них диверсанты. Муссолини, содержавшийся на втором этаже в номере № 201, увидел немцев в окно.

— Не стреляйте! Не стреляйте! — закричал командир итальянской полиции на Гран-Сассо генерал-инспектор Джузеппе Гуэли. Крики Гуэли привлекли внимание охраны — итальянские часовые снаружи вбежали внутрь гостиницы и стали строить баррикады у дверей. В то же время в номер Муссолини поднялись командиры карабинеров — лейтенант Альберт Файола и лейтенант Освальдо Античи. Первый был знаком с маршалом Бадальо, который приказал ему убить Муссолини при попытке освобождения. Файола заставил Муссолини отойти от окна, а также рассказал ему о приказе Бадальо. Дуче стал спорить с Файолой и доказывать ему, что в случае его (Муссолини) убийства он не ручается за жизнь карабинеров. Скорцени тем временем добрался до дверей отеля, которые оказались забаррикадированными. Понимая, что на счету каждая секунда, Скорцени приказал своим подручным унтершарфюреру СС Гансу Хольцеру и роттенфюреру СС Альберту Бену забраться по стене здания и влезть в окно номера Муссолини (Скорцени запомнил окно, в котором видел дуче). Диверсанты вскарабкались по стене, но не смогли влезть в окно. Скорцени и Радль опять навалились на входную дверь, и она дрогнула. Немцы ворвались в отель. Итальянские охранники частично спрятались в занимаемых номерах, частично столпились внизу и стояли в растерянности, не оказывая сопротивления. Скорцени большими прыжками добрался до лестницы и взбежал на второй этаж, сопровождаемый унтерштурмфюрером СС Швердтом.

Все это заняло несколько минут, на протяжении которых немецкие планеры продолжали приземляться на Гран-Сассо. В 14.08 планер № 8, попав в воздушный поток, получил сильные повреждения при посадке. Пилот планера фельдфебель Ронсдорф и несколько парашютистов получили серьезные травмы. Не обошлось без травм и в некоторых других планерах. В 14.10 приземлился отставший от графика планер лейтенанта Берлепша. Последний немецкий планер приземлился на Гран-Сассо в 14.12. Добавим, что несчастные Хольцер и Бенц все еще продолжали висеть на стене отеля, вероятно они имели навыки альпинизма и были соответствующе экипированы.

Но вернемся к герою нашего повествования. Скорцени и Швердт забежали в комнату Муссолини и застали там растерянных итальянских офицеров, обсуждавших с дуче его судьбу. Пока Швердт выводил итальянцев в другое помещение, Скорцени отрапортовал:

— Дуче, меня послал фюрер, чтобы освободить вас!

— Я знал, что мой друг Адольф Гитлер не бросит меня! — ответил Мусссолини.

Затем дуче попросил "человека со шрамами" отвезти его домой в Рим, но Скорценн имел совсем другие инструкции. В 14.17 операция по освобождению Муссолини была завершена, о чем было сообщено майору Морсу по рации. Морс, взяв с собой несколько человек, отправился по канатной дороге на Гран-Сассо. Разведывательный самолет "Хемшель-126" продолжал кружить в облаках над отелем.

Таким образом, дерзкая и хорошо просчитанная операция по освобождению Муссолини увенчалась успехом, хотя немцам еще предстояло выбраться из горного массива. Несомненным успехом можно считать, что операция на Гран-Сассо прошла без единого выстрела и с минимальными потерями (речь идет о травмированных при приземлении). Большой интерес представляет и тот факт, что выдержка Скорцени позволила не спровоцировать конфликт между итальянскими охранниками и немецкими освободителями Муссолини — немцы даже не думали разоружать или изолировать итальянцев. Более того, Скорцени, оставив отдыхать Муссолини (накануне у того была бессонная ночь), спустился на первый этаж в столовую и распорядился откупорить большое количество бутылок вина для угощения итальянских и немецких солдат. На всякий случай "человек со шрамами" перестраховался и у дверей номера 201 выставил караул из унтершарфюреров СС Ганса Хольцера (к этому времени он уже покинул стену отеля) и Роберта Нейцеля.

Шло время, никто из немцев не имел представления о том, попытаются ли верные Бадальо итальянцы отбить Муссолини обратно, а потому следовало торопиться и как можно скорее покинуть Гран-Сассо. Самым безопасным путем эвакуации Муссолини был воздушный путь, но и он таил в себе опасности — на Гран-Сассо не было взлетной полосы. Немцы опять положились на авось и отправили за Муссолини 2 легких разведывательных двухместных самолета "Физелер-156 Шторх". Планировалось, что дуче заберут с нижней станции канатной дороги, но при посадке на подготовленной площадке у станции пилот оберфельдфебель Хундт серьезно повредил шасси своего самолета. Теперь взлет можно было осуществить только после серьезного многочасового ремонта. Пилот второго самолета — капитан Генрих Герлах (личный пилот генерала Штудеита) — решил садиться прямо на Гран-Сассо (для посадки требовалась полоса длиной около 60 м). В 14.50 самолет Герлаха благополучно приземлился на вершине.

9
{"b":"251729","o":1}