ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поворот не туда отнял у Геракла полгода. Дважды пройдя Италию насквозь, герой, наконец, с облегчением покинул ее, оставив этим путешествием местным жителям возможность украсить пейзаж двумя памятниками подвигам иностранца и право ворчать, что стада туристов с незапамятных времен шастают по их чудесной стране, сами не зная зачем.

Много лет спустя путешествие, совершенное Гераклом в его коровьем походе, станет голубой мечтой любого туриста. Вслед за Испанией и Италией неутомимый грек прошел по побережью Словении, Хорватии, Сербии и Черногории. Одним словом посетил все те страны, что на рекламных щитах в метро называют раем на земле. И, хотя уровень отелей II века до нашей эры оставлял желать много лучшего, море, солнце и парное молоко при каждом приеме пищи сделали турне героя более чем приятным. До той поры, пока в дело вновь не вмешалась Гера.

Чертова баба, убедившись, что ее затея в очередной раз провалилась, с отчаяния схватилась за чисто большевистскую тактику, кратко сформулированную в ленинском тезисе «Чем хуже, тем лучше». Выбирая между выгодой и престижем, олимпийская склочница без колебаний предпочла второе, в жертву которому были принесены не только результаты супердальнего похода Геракла, но и спокойный сон всех фермеров Земли вплоть до наших дней.

Однажды утром уже в двух шагах от дома – на месте современной Албании – герой обнаружил, что с его буренками что-то на так. Обычно флегматичные и равнодушные ко всему, кроме травы и кнута, они с самого восхода забегали, как муравьи перед грозой.

«Какая-то нездоровая суета!» – подумал Геракл и был абсолютно прав.

Плюнув на немалую стоимость шедшего в руки стада, Гера порылась в ящике Пандоры и нашла на дне несколько залежавшихся напастей, из числа которых и выбрала обрушенное на рогатых албанским утром коровье бешенство. Обезумевшие буренки с каждой минутой становились все оживленней и, в конце концов, словно жутко чего-то испугавшись, бросились в разные стороны. Кто пытался поймать хотя бы упрямую овцу, поймет чувства героя, перед которым встала задача собрать вместе сотню очумевших скотов.

Концепция подвига, что называется, изменилась. К бродилке и стрелялке добавилась еще и аркада-головоломка: как изловить по горам и лесам стадо бешеных коров и что с ними потом делать? Но тем великий подвиг и отличается от обычного похода на помойку с мусорным ведром, что в процессе его совершения раз за разом приходится находить выходы из ситуаций, таковых по определению не имеющих.

Гере было не привыкать травить крупный рогатый скот, поэтому свое черное дело она сделала на совесть. Еще задолго до появления на свет Геракла небожительница намеревалась сжить со света очередную возлюбленную своего блудливого супруга нимфу Ио. Однако вместо обычного нырка в кусты Зевс неожиданно уперся и попытался хоть чем-то помочь бедной девушке. Но сделал это весьма своеобразно: дабы укрыть несчастную от глаз преследовательницы, он превратил ее в корову. Причем в корову беременную, поскольку свое от Ио он, естественно, получил.

Понятное дело, что бестолковая хитрость Зевса была моментально раскрыта, и Гера послала преследовать Ио огромного овода, который жалил окровавленную бедняжку, не давая ей покоя ни днем ни ночью. Ни за что пропадающая буренка металось по всей Европе в поисках спасения, с отчаяния добежав аж до Кавказа. Лишь там прикованный к скале Прометей объяснил Ио, где искать спасения. За что та в свою очередь пообещала, что будет завещать потомкам освободить страдающего титана. В конце концов, исполнил этот завет Геракл, которому легко бросавшаяся обещаниями Ио приходилось пра-пра-прабабкой.

Сам герой единственный приемлемый в коровьем случае вариант нашел гораздо быстрее своей пращурки. Отловив двух первых коров, он привязал одну к другой и потащил обеих за собой – искать третью. Так, нанизывая на кукан разбегающихся скотин, он провел еще несколько месяцев. Последние животные были пойманы аж во Фракии, недалеко от границы современных Греции и Турции.

Сцена возвращения героя с добычей в Микены вошла в анналы. Здоровенный мужик в львиной шкуре тащит за собой на веревке сотню упирающихся, рвущихся в разные стороны коров – такого мир не видывал ни до, ни после Геракла. К счастью, из-за отсутствия – по понятным причинам – приемной описи коровьего стада разногласий при сдаче его на микенский скотный двор не возникло. Не зная, сколько голов отчалило от Эрифии, Эврисфей не мог закатить своему слуге телячий скандал на манер того, что устроил папе Геракла его будущий тесть Электрион. Посмотрев со стены на безумие коровьего оркестра, владетель Микен махнул рукой и со вздохом повелел забить всех во славу божественной Геры.

Повеление исполнили в точности, но выпущенный Герой вирус бесследно не исчез. Злые языки говорили, что даже Гераклу оказалось не по силам отловить всех разбежавшихся животных. И затерявшиеся на европейских просторах буренки разнесли по миру коровье бешенство, время от времени лишающее фермеров земного шара покоя, сна и всех накопленных нелегким трудом сбережений.

Глава 14

ЦЕРБЕР

Однажды в хозяйстве знаменитого героя Тесея, аргонавта и приятеля Геракла, произошла изрядная неприятность. То есть неприятности у этого парня приключались регулярно, но на этот случилась действительно из ряда вон выходящая незадача: повесилась его жена Федра. Это вообще была ужасно трагичная история, по ее поводу греческие драматурги извели стилосов не меньше, чем наш Союз писателей авторучек по поводу столетия Ильича. Строго говоря, у Тесея в ходе этой истории умерли практически все.

Началось все с того, что в гости к правителю Афин приехал его сын Ипполит. После возвращения из похода аргонавтов у Тесея и доставшейся ему в качестве репараций одной из предводительниц амазонок Антиопы родился мальчик, которого, не впадая в грех разнообразия, папаша назвал в честь маминой подруги Ипполиты. Но, как это обычно бывает, под венец Тесей пошел совсем с другой, в родне у ней все были короли. Точнее сказать, король в ее родственниках числился всего один, но этого хватило. Законной супругой афинянина стала Федра, дочь правителя Крита Миноса.

Кому-то это может показаться несколько странным, если вспомнить, что в начале своего творческого пути Тесей, убив на Крите Минотавра, немного погромил хозяйство Миноса и похитил одну из его дочек – Ариадну. Кстати, с последней Тесей поступил хуже, чем Степан Разин с княжной, если не сказать – откровенно по-свински. По пути с Крита он сделал остановку на острове Наксос, откуда отплыл уже без девушки. Та, проснувшись поутру, вышла из шатра и вместо шумного лагеря обнаружила пустынный берег и не обнаружила никаких следов коварного искусителя.

Девушка взмолилась богам, умоляя наказать подлеца и спасти бедняжку из такого затруднительного положения. И эти похотливые самцы ее не бросили. Не успела Ариадна подняться с колен, как из-за дюны послышались музыка, женские визги и мужские крики. И пред ее взором предстал Дионис, сопровождаемый обычной сворой сатиров, менад и прочих любителей разгульной жизни. Как записал в свои свитки греческий летописец. Дионис «без промедления женился на своей избраннице, возложив ей на голову венец, изготовленный самим Гефестом». Венец этот по окончании брачного периода у девушки был отобран и вознесен на небо в качестве созвездия Северной Короны, а следы самой Ариадны потерялись окончательно.

Но, несмотря на столь печальный результат первого опыта и общее Тесеево безобразное поведение, политический расчет оказался выше частных обид. И ради союза Крита с Афинами взамен безвозвратно утраченной девицы была выслана ее младшая сестра. Так сказать, бета-версия первой.

Отвергнутая Антиопа устроила на свадьбе безобразную сцену с использованием холодного оружия. Но охрана вовремя отреагировала на этот демарш, и скандальная амазонка, несмотря на сопротивление и яростные крики «я буду вместо, вместо нее» была вытолкана взашей. После чего ее след тоже затерялся.

54
{"b":"25174","o":1}