ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Умеренный энтузиазм жителей отдаленных северных районов не слишком задерживал его в пути до тех пор, пока земля под ногами не начала бугриться, рваться к небу или проваливаться куда-то вниз, герой добрался до Кавказских гор.

Это открытие было ознаменовано громким криком:

«Вай, дорогой! Как хорошо, что ты зашел!» – раздавшимся откуда-то сверху, едва Геракл ступил на извилистую тропу. Тосты, спичи, здравницы и величальные песни, сопровождавшие героя весь его путь по Кавказским горам, порядком скрасили карабканье на перевалы и крутые спуски в долины. Никто не вел учет количества вина, выпитого Гераклом в ходе путешествия по Кавказу, из-за чего у героя был украден еще один подвиг. Поскольку обычному человеку пить в объемах, предложенных радушными хозяевами гор, и двигаться в заданном изначально темпе невозможно даже гипотетически.

При этом Геракл успевал еще и знакомиться с местными достопримечательностями. Так, с большим интересом он осмотрел нефтепровод Баку – Новороссийск, полюбовался пятигорским Провалом и лишь однажды вышел из себя: во время визита на выставку инсталляций «Прометей прикованный». Предприимчивые горцы приспособились сделать из ежедневного прилета орла-стеревятника аттракцион наподобие того, что происходит каждый полдень в Москве на театре кукол имени Образцова. Только, в отличие от московского шоу, на кавказском местные прохиндеи вовсю вели среди туристов разнузданную торговлю билетами на места с лучшим обзором и собирали добровольные пожертвования на корм птице, вынужденной питаться лишь одни раз в сутки и всегда одним и тем же.

Геракл, не имевший чести быть знакомым с Прометеем лично, но много наслышанный о нем, пришел в ярость при виде того, как мерзкая тварь с лету засадила клюв в печень титана. Он попытался отогнать пернатого камнями, но, видя, что тот не желает покидать недоеденную трапезу, отбросил всякие церемонии и засадил извергу стрелу в брюхо. Стоявшие поблизости горцы завыли было: «Бизнес, какой пропал бизнес!» – но под суровым взглядом осеклись и быстро побежали за альпинистским снаряжением – снимать титана со скалы.

Герой собственноручно сбил дубиной с Прометея оковы и был очень удивлен сдержанной реакцией того на досрочное освобождение. Когда же титан объяснил ему, что без решения Верховного суда это освобождение все равно, что побег, а сам Геракл – попросту сообщник, пришел в еще большее возмущение. И наверняка наломал бы немало дров, если бы не тот же Прометей.

Как говорится, лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Освобожденный узник собственной совести поблагодарил героя за помощь, сказав, что главное все равно сделано, а юридическими закавыками он займется сам, к этому ему не привыкать. И добавил, что только отважнейший из людей мог, увидев несправедливость, без колебаний нарушить волю самого Зевса.

Тут же Прометей сделал первое после вынужденного простоя пророчество, предсказав, что Геракла ждет впереди величайшая слава. Чем привел в возмущение стоявших вокруг горцев, зашумевших, что таким предсказаниям место во вчерашних газетах, а Геракл уже давно обладает невиданной славой, давайте лучше выпьем по этому поводу!

Поняв, что люди так и не научились ценить долгосрочные прорицания, Прометей дал герою конкретный совет.

– Когда доберешься до сада, не рви яблоки сам, – втолковывал он Гераклу. – Там охрана, дракон здоровенный, драка будет, крики, шум… Тебе это надо? Договорись лучше с Атлантом: ты полчасика за него небо подержишь, а он тебе за это яблок принесет. И все будет чинно-благородно.

На этом, довольные друг другом, они разошлись каждый по своим делам. Геракл пошел дальше к садово-ягодному хозяйству Гесперид, а Прометей помчался улаживать свои формальности. Что, в общем-то, несложно при любом бюрократическом режиме, если знаешь, куда со своим вопросом нужно войти и на кого с ним следует выйти. Прометей, само собой, это знал.

Он быстренько договорился в инстанциях о взаимозачете его вечного заключения на бессмертие кентавра Хирона, добровольный отказ от которого тот давно уже был готов подписать.

Страдания мудрейшего из кентавров от полученной отравленной стрелой раны не уступали Прометеевым. Но если титану раз в сутки в течение пятнадцати минут выгрызали печенку, а все остальное время он мог беспечно любоваться прекрасными видами Кавказских гор, то Хирона мучения не оставляли ни на мгновение. И, в конце концов, переполнили чашу терпения. Лучший кентавр на земле захотел умереть. Но для этого он должен был отдать свое бессмертие кому-то, кто был бы его достоин, а найти такого персонажа даже при всем многообразии греческой фауны было непросто.

Поэтому освобождение от мук Прометея стало одновременно еще и освобождением от страданий Хирона. Кентавр составил завещание, подписал дарственную на бессмертие, простился с друзьями и умер. О чем – без преувеличения! – скорбело все прогрессивное человечество. Зато Прометей смог вернуться и без соизволения Зевса, при одном лишь его тихом попустительстве.

Он заказал себе из железа своих оков кольцо и велел впаять в него гранитный камень из скалы, к которой был прикован. Так, кстати, было сделано первое в мире кольцо с камнем, эпатировавшее публику не хуже толстой солдатской шинели. И если были впоследствии в мировой истории эффектные сцены возвращения домой, то эпизод с участием Прометея лежит в их основании. Когда, помахивая справкой о досрочно-условном освобождении, с кольцом на руке и с песней: «Вот я откинулся, какой базар-вокзал?» – Прометей поднялся по главной лестнице олимпийского дома культуры, собравшиеся там боги были, мягко говоря, шокированы.

– Титан, который вернулся с севера, – долгое время шептались потом в спину Прометея олимпийские обыватели. Гераклу же просто вернуться с севера для обретения свободы было недостаточно. Для этого ему нужно было, как тому Джеймсу Бонду, еще и попасть на запад.

Чтобы избежать риска в очередной раз заблудиться в европейских извилинах, герой переправился на африканский берег и прямым путем двинулся к указанной цели. Хотя, если бы он знал, какие нравы царили в это время в Африке, он, вероятно, предпочел бы поплутать по старушке Европе. Неприятности поджидали героя на территории первого же государства – в Египте, где в то время правил гражданин по фамилии Бусирис.

К моменту пересечения Гераклом государственной границы Египта, фараонов в стране еще не было, но проблемы уже имелись. Как раз перед визитом героя на берегах Нила отметили невеселый юбилей «Десять лет, как нечего есть». Десять лет подряд страну неизвестно за какие провинности поражала засуха, в результате которой еще не успевшее перепрофилироваться с сельского хозяйства на строительство пирамид население голодало так, что подъело всех крокодилов в своей полноводной реке.

Правительство во главе с Бусирисом искало методы борьбы с неурожаем и за эту декаду уже исчерпало практически все сколько-нибудь реальные меры воздействия на природу. Не помогли ни окуривания полей благовониями, ни битье в тамтамы в режиме нонстоп, ни даже жертвоприношения в разных количествах и сочетаниях. На начальном этапе борьбы со стихией Бусирис попросил подвизавшегося на ниве оракульства племянника Фрасия, заехавшего к нему погостить с Кипра, разведать волю богов по государственно важному вопросу.

Непонятно, чем думал Фрасий, когда доводил до дяди волю жителей небес, но он ответил, что богам угодно, чтобы им ежегодно – а лучше и чаще – приносили в жертву чужеземца. Бусириса настолько вдохновил подобный подход, что он приказал незамедлительно проверить прописочку у Фрасия и после подтверждения у того иностранного подданства тут же принести в жертву Посейдону его самого. А также повелел впредь приносить в жертву богу морей всякого чужеземца, попадающего в Египет хоть с рабочей, хоть с туристической визой.

Таким образом, в отдельно взятом государстве на целых десять лет была воплощена в жизнь мечта московского градоуправления, когда не надо душить иногородних разрешениями и регистрациями, травить их милицейскими проверками паспортного режима и вообще разводить псевдодемократическую канитель. Все приезжие расстреливались прямо на вокзалах, и не создавали начальству головной боли. На сельское хозяйство эта мера вопреки ожиданиям не оказала никакого воздействия, засухи следовали одна за другой, а разливы Нила были ничтожны, но постановления никто не отменял. Возможно, Бусирис надеялся, что в конце концов количество, согласно известному закону, перейдет в качество и климатическая ситуация все же изменится к лучшему.

62
{"b":"25174","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Пепел умерших звёзд
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Пассажир своей судьбы
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Манускрипт
Пиковая дама и благородный король
Последний Дозор