ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юный мститель так увлекся, что, ограничившись какой-то банальностью вроде «Мой меч – твоя голова с плеч» без лишних прикрас срубил супостату башку. Отделенную от тела голову врага Гилл припас в подарок Алкмене, почему-то предполагая, что ей это будет приятно. А сам возглавил развивающееся наступление афинян на Пелопоннес. В ходе стремительной операции континентальными войсками был нанесен врагу значительный урон в живой силе и технике, были захвачены города Тиринф, Микены, Аргос и другие населенные пункты.

Гераклиды заняли под свою резиденцию дворец злополучного Эврисфея и уже совсем было собрались править в Микенах долго и по праву, но, победив в настоящей войне, начисто проиграли войну информационную. Разразившаяся на следующий год по всему Пелопоннесу эпидемия чумы не была чем-то из ряда вон выходящим. Для древнего грека любая эпидемия была таким же обыденным делом, как для нашего постиндустриального общества предновогодний грипп.

Но этим событием необычайно ловко воспользовалась, казалось бы, загнанная в дальний угол истории партия выдающегося пройдохи Пелопа. Эмигрант из Малой Азии, находящийся в весьма тесных и настолько же противоестественных отношениях с Посейдоном, вернувшись в Грецию, он хитростью захватил сначала оставшуюся без хозяина после смерти Авгия и Геракла Элиду, а затем и почти весь гигантский полуостров. Дошло до того, что сам полуостров стали называть его именем – Пелопоннес, то есть буквально «остров Пелопа».

Своевременно сунув очередному оракулу двух зеленых франклинов в местной валюте, Пелоповы политтехнологи состряпали хитро придуманное предсказание. Когда настрадавшийся от чумы народ заинтересовался, как бы избавиться от напасти, и послал запрос к оракулу, он получил продуманный ответ: «Гераклиды пришли слишком рано». Хитрость заключалась в том, что, скажи оракул «пришли зря», наследники Геракла могли обидеться и приняться доказывать, что совсем и не зря. А так, стало быть, они просто чуть-чуть опередили свое время, с кем не бывает. Нужно просто зайти попозже. Делов-то, вышли-зашли: пользователи Windows легко поймут эту логику.

Гераклиды, послушные воле народа, с легким сердцем покинули Пелопоннес, полагая, что однажды завоеванное государство никуда уже от них не денется. Обосновавшись вдалеке от почти покоренного полуострова аж за Марафоном, они выждали три года (как выразился тот же простимулированный оракул, «возвращайтесь после третьего плода») и по истечении указанного срока, купив билеты на вечерний поезд, поехали в Микены царствовать.

Но уже на вокзале выяснилось вдруг, что все царские места в городе заняты. Пелоп не терял эти годы зря и повсюду, где мог, распихал своих людей. В Микенах плотно сидел его сын Атрей, слезать с престола по поводу возвращения законных наследников нисколько не собиравшийся. О чем он и заявил Гиллу, стоя во главе собранного для убедительности войска.

То есть нужно было возвращаться назад, где-то искать войска и вновь завоевывать уже завоеванную однажды отчизну. Гилл был в отчаянии, и в этот момент Пелоповы хитрецы предложили ему решить вопрос: а) проще, б) по-благородному, с) подобно тому, как когда-то делал его отец. То есть Гилл должен был сразиться с любым царем из войска Атрея, и победитель получит все. Вне всякого сомнения, Геракл мог бы без напряжения одной левой передушить всех царей и крон-принцев из Атреевой банды, но для его сына эта задача оказалась неподъемной.

Тем не менее, Гилл смело вышел против здоровенного лося Эхема, председателя сельсовета поселка Тегей (по тем временам начальник любого коровника мог именоваться императором), и был убит. Его сторонники и младшие братья в горе вернулись на материк. Алкмена вскоре тоже скончалась и была, по одним сведениям, похоронена неподалеку от Геракловой воронки, а по другим, более внушающим доверие, – по протекции Геракла перемещена на острова блаженных.

Лишь дальние потомки Геракла смогли вернуться в родные места и занять там положение, достойное памяти своего великого предка. Но вот это уж точно совсем другая история.

83
{"b":"25174","o":1}