ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока в Фивах теряли время, отыскивая крайнего, в Орхомене войска уже закончили последние приготовления к войне и выступили в поход. И упустившему стратегическую инициативу Гераклу с его немногочисленным воинством не оставалось ничего иного, как вести партизанскую войну. Благо горы Греции просто придуманы для подобной методики.

Сначала герой атаковал врага, устроив засаду в ущелье, где перебил чуть ли не всех военачальников противника во главе с самим Эргином. Тактика боя была максимально проста: как только между скалами показывался неприятель, Геракл кидал в его сторону большой камень и ждал, когда подойдет следующая порция супостатов. По мотивам этой битвы потом была создана игра под названием боулинг.

Следующей военной акцией Фив стало ночное нападение на лагерь врага. Под руководством Геракла фиванцы угнали у врага коней и устроили в лагере погром. Не обошлось и без накладок: в темноте и суматохе папу Геракла Амфитриона приняли за чужака. Что конкретно ему сделали, нигде не упоминается: возможно, просто не признали впотьмах, может, ударили чем. Достоверно известно, что он подобной черствости не перенес и умер.

Осерчав за гибель родителя, Геракл плюнул на всякие тактические схемы и правила ведения боя и со словами: «Я вам покажу – эрсте колонне марширт!» – попросту выломал на рассвете городские ворота Орхомена, что и стало финальной точкой в войне. Фиванцы слаженно заняли мосты, банки, вокзалы, почту, телеграф и дворец, после чего Орхомен капитулировал.

По заключенному мирному договору разбитый агрессор был принужден платить победителям двойную дань против той, что до сих пор взимал прежде сам. Геракл был провозглашен почетным гражданином Фив и удостоился персональной статуи на Советской площади, как раз на том месте, где некогда рассказывал горожанам про дубины. С этого момента мировая практика воздавания почестей обогатилась традицией ставить бюст на родине отличившегося героя.

До нас дошел отрывок трагедии неизвестного автора Бабафана из Реагента, в котором председатель горсовета Фив принимает у ваятеля памятник Гераклу:

Председатель (просматривая счета):

Помилуй, любезный! Какие такие пять тонн?!
Ведь меньше собаки, присевшей по делу под кустик,
Твой памятник. Где же весь мрамор?

Скульптор:

О, дикий невежда! Я скульптор! И лишнее все я отсек!

Председатель:

И продал налево!

Скульптор:

Зато выразительней глаз ты нигде не найдешь!

Председатель:

Хотя бы две тонны верни, не то я наряд не закрою.

Кроме того, Геракл получил в жены старшую дочь Креонта Мегару. Конечно, сложно однозначно назвать это наградой, но герой до определенного периода не жаловался. Тем более что заодно был устроен и его братец: Ификл женился на младшей сестре Мегары.

Геракл вернул все позаимствованное вооружение Афине, соорудив ей в Фивах два каменных изваяния: одно в качестве компенсации за моральный ущерб, другое – как плату за аренду оборудования. Зевсу в знак признательности за невмешательство был воздвигнут новый алтарь, а Артемида, которая в данном случае была как будто совсем уж ни при чем, обогатилась изваянием каменного льва. Таким образом, Геракл хотел восполнить живой природе ущерб, нанесенный уничтожением ценного киферонского хищника.

Падкие до развлечений олимпийские боги явились на свадьбу Геракла своим семейством в полном составе. В последний раз до этого случая всем выводком они посещали лишь свадьбу основателя Фив Кадма, но, во-первых, тогда замуж выходила не чужая им дочь Ареса и Афродиты Гармония, а во-вторых, Кадм числился в тот момент главным любимцем олимпийской династии. Да и причиной праздника как такового стали извечные Зевсовы похождения.

Все началось с того, что Европе, дочери сидонского царя Агенора, приснился странный сон. Ей спалось совсем малым-мало, но интересного привиделось очень много. Европе приснилось, будто из-за нее произошла драка. Царская дочка, даже если ее в зоопарке пугаются павианы, все равно остается крайне привлекательной для неубывающей толпы претендентов на престол. Европа же неоднократно побеждала на проходивших в городе конкурсах вроде «Сидонская красавица – 1550 до н. э.» и заслуженно носила титул «богоподобная». Поэтому дракой за право обладания Европой кого-либо удивить было трудно.

Необычным было другое: дрались две женщины. Причем под личиной первой выступала Азия, а в роли ее оппонентки выступал какой-то другой материк, имени которого девушка не запомнила. Важно, что Азия оказалась в том сонном рестлинге побеждена и уступила Европу захватчице.

Пробудившись ото сна, царевна поставила в известность о тревожном сне общественность и пошла в сопровождении служанок на берег моря на променад – успокоить расшатавшиеся нервы. Кто именно из богов навеял девице повредивший нервную систему сон, также осталось невыясненным, но зато доподлинно известно, что именно во время этой прогулки Европу и увидел Зевс. Пока принцесса в окружении наперсниц срывала крокусы, лилии и фиалки, сладострастник успел метнуться на Олимп, предупредить супругу, что срочно отбывает в Гиперборею на заседание малого Совнаркома, поэтому к ужину ждать не следует, и вернулся обратно на сидонский берег.

Вспоминая по прошествии многих лет в своих мемуарах этот случай, Зевс писал, что принял образ быка исключительно, «чтобы не пугать нежных девушек видом своего божественного величия». Что именно у небожителя было настолько велико, что пришлось прикидываться парнокопытным, чтобы не шокировать окружающих, можно только догадываться. Однако предпринятый громовержцем маневр удался на сто процентов.

Подошедший из пасшегося неподалеку стада бык с золотой шерстью и серебряным полумесяцем во лбу произвел на гуляющих самое благоприятное впечатление. Не последнюю роль сыграло и то обстоятельство, что перед перевоплощением Зевс продезинфицировался заблаговременно украденными у Геры духами, которые спутницы Европы определили как «Шанель №5». В те времена настоящие французские духи вообще были редкостью, а чтобы бык благоухал «шанелью», такого вообще никто не видывал.

Растроганные дамы тут же скормили рогатому все собранные фиалки, за что были облизаны ласковым животным с головы до ног. Больше же всех досталось Европе, перед которой бык даже прилег, как бы приглашая присесть на него. Бойкая девушка с криком «Родео!» тут же вскарабкалась наверх, а обрадованная скотина незамедлительно вскочила и бросилась бежать. Ни злобные вопли служанок, ни испуганный визг Европы сбить его с взятого курса были не в состоянии. Бык с царевной на спине вошел в воду и с малой крейсерской скоростью покинул территориальные воды Сидона.

От пахнувшего французскими духами парнокопытного можно было ожидать чего угодно, но Европу все равно сильно удивило количество миль, остававшихся за его хвостом ежечасно. Еще больше ее поразило явление позади быка тритонов, играющих на раковинах марш Мендельсона, и впереди – бородатого, покрытого тиной старика, в котором она опознала самого Посейдона.

Уже к вечеру свадебный кортеж прибыл на остров Крит, где Зевс, наконец, скинул рога и копыта и осуществил то, ради чего затеял всю эту ското-морскую авантюру. В общем, даже сняв личину, повел себя как типичный бык-производитель. Европе так и пришлось доживать свой век на острове, родив от Зевса трех сыновей: Радаманта, Миноса и Сарпедона. Первый впоследствии стал вторым мужем матери Геракла, о чем мы уже рассказывали. Второй правил непосредственно на Крите долго и иногда счастливо. Третьему Зевс пожаловал на радостях жизнь длиной в три обычных, но на пользу тому это не пошло. При осаде Трои Сарпедон был убит Патроклом, несмотря на то, что папа предупреждал его о неприятностях в весьма доходчивой форме: например, зарядив с небес кровавый дождь.

9
{"b":"25174","o":1}