ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ново придание. Думаешь здесь такие дураки, что до этого не додумались? Ребята уже давно ее пощипуют. То один притон, то другой, то партия оружия, то обдолбаные проститутки. — В том и краса этой схемы, что слишком уж она универсальна. Наши потуги им как комариный укус.

— Айра, сейчас у нас другая цель.

— Ну да, деньги отобрать.

— Именно! Раньше ведь только за товаром гонялись.

— Хм, и то правда. Так что придумал?

— Теоретически здесь должна быть перевалочная база. — Ропосол указал на серый сегмент. Кого сюда можно внедрить?

— Так нужно еще знать, что за база.

— Базой займусь я, а ты подыщи мне агентов, под прикрытием, у которых дела под завершение идут, или, зашли в тупик.

— Шел бы ты воздухом подышал. — Посоветовал Айра, и немного поразмыслив, сайгак согласился. А человек, взъерошил волосы и, подойдя к столу, начал перебирать шариками проектов, что висели в самом краю проектора. Найдя, наконец, необходимые он потеснил текущую схему и развернул данные об агентах, за которыми наблюдал уже не первый год.

Нужный человек нашелся почти сразу.

— Бонус, бонус, бонус, — весело напевал Спирос, крутя баранку.

— Слушай, не гунди. — уныло проворчал Эндрю. Совсем недавно ему неплохо съездили по носу. Круги вокруг глаз уже начали наливаться цветом. Но пока еще были довольно бледными. Несмотря на то, что в их машине всегда была аптечка, а в ней лучшие препараты, Хартману это не помогло. Драка затянулась, а колоть дорогущий мивитин никто не собирался. Две ампулы этого чудо — препарата регенеративного свойства обошлись напарникам в десять кусков. Если бы хоть травма была опасной, а так ведь она была просто обидной.

Напарник поправил Хартману нос легким движением двух пальцев. Спирос, до того как пошел на работу к мистеру Биглю, часто выступал на подпольных боях, поэтому имел большой опыт в таких вещах. Правда бои не были целью Спироса, скорее они были средством. Спирос ложился тогда, когда ему говорили, не проявлял характер, поэтому Бигль и приметил его. Теперь бывший гладиатор работал с коллегами вне ринга, доходчиво объясняя строптивым бойцам, как делаются дела.

— Ты чего Эндрю, мы же по пять кусков заработали. А нос, так я тебе крем посоветую. За четыре дня не то, что опухоли, ни следа не останется, а синяки под глазами уже на третий день исчезнут.

— Деньги это хорошо, но обидно, Спирос.

— Понимаю… — посочувствовал напарник. Эндрю ему нравился, хотя и не прошел горнила ринга. Хартман был гораздо меньше горилл, что выступали в клетке, но драться умел — жестко, с яростным остервенением и нечеловеческой ловкостью. И при этом ни разу не заработал и синяка. Это было поводом особой гордости. Конечно с бойцами говорили не методом кулаков. Это было глупо. Обычно работали нейрошокерами, но иногда приходилось и пострелять.

— Вот зачем ты с Титаном на кулаках полез?

— Ты видел, как он на меня смотрел? Вот и захотелось показать, что я тоже еще что‑то могу.

— Молодец, блин, показал…

— Ну, извини, я же не знал, что к нему дружки припрутся. Да и разве ты их не уложил?

— Уложил, блин!

— Ну, хочешь, я тебе половину своей доли отдам?

— Не хочу, — немного успокоившись ответил Эндрю. Деньги были для Спироса тяжелым вопросом. — Ты лучше смотри, чтобы сестра в наш мир не влезла.

— Не переживай, она уже сама зарабатывает. Недавно одну ее картину за пятнадцать кусков взяли. — С неподдельной гордостью заявил Спирос.

— Так почему же ты не завяжешь? Полгода тому назад говорил, что только пока сестра на ноги не станет, — на самом деле Хартман понимал, что в их бизнесе не завязывают, но нерастраченная злость заставляла поддергивать Спироса. Возможно, Эндрю смог бы завязать, но Спирос знал слишком много.

— А что я могу Эндрю? Я же ничего не умею. Вот ты другое дело. Шел бы в гражданский флот, или механиком устроился.

— Сейчас, наверное, уже можно…

— Боишься, что тот коп тебя не забыл?

— Боюсь, — признался Эндрю.

— Зря ты его отделал.

— Не зря, он курсантку чуть не изнасиловал.

— Зря, — настаивал Спирос. — Хороший бы из тебя коп вышел. Правильный.

— Если бы не заступился за нее, то правильный бы уже не вышел. Кроме того, правильные копы живут еще меньше, чем мы.

— По круасану? — пока разговор не зашел на скользкую тему, Спирос соскочил на другую. В последнее время они часто разговаривали о перспективах, и разговор всегда неумолимо заканчивался смертью. Слава Богу, им никого не приходилось ликвидировать. Для этого у Бигля были другие парни.

— Можно и по круасану.

— Мне сходить? — обычно за круасанами ходил Эндрю, но учитывая его вид и чувствуя за это вину, Спирос вызвался сам.

— Сиди уж. — Эндрю достал телефон и, сделав выбор, сбросил сообщение пекарю. Но просто так прощать напарника Хартман не хотел. Поэтому весь оставшийся путь, он придумывал месть. Получилось мелочно. Перед тем, как выйти из машины Эндрю открыл бардачок и достал оттуда любимые затемненные очки напарника за семьсот кредитов. Главная их ценность была не в цене. Эти очки подарила Спиросу сестра. Он вечно таскал их с собой, но одевал очень редко. Когда Эндрю напялил их на опухший нос, Спирос скрипнул зубами, но не проронил и слова.

Круасаны напарники брали в маленькой живописной булочной. В любое время там было не протолкнуться. Хозяин использовал одну маленькую хитрость. Вытяжка из кухни была выведена на улицу возле входа. Поэтому большинство покупателей буквально вели в булочную за нос. Но и выпечка здесь была соответствующая. Ее вкус ничуть не уступал запаху. Несмотря на позднее время, в очереди стояло человек десять, никак не меньше. Все они были озлоблены долгим ожиданием, а фортель, который выкинул Эндрю, еще больше усугубил их состояние.

— Госс. — позвал Эндрю продавца из конца очереди. — Госс!

— Мистер Хартман?

— Да Госс, готов мой заказ?

— Готов, сер, — ответил Госс. И только теперь Эндрю решил нарушить очередь и принял от продавца два горячих бумажных пакета. В свою очередь Эндрю дал продавцу несколько банкнот скрученных вчетверо. А тот вместо кассового аппарата сунул их в задний карман джинсов. Народ в очереди сверлил Хартмана ненавидящим взглядом. Еще бы, в иные дни хвост очереди выглядывал далеко за пределы помещения булочной.

— Так, это мой, — заглянул в один из пакетов Эндрю и передал второй Спиросу.

— Очки на место положи, — заявил тот.

— Вот не пойму я тебя, как можно круасаны с персиковым джемом запивать сливовым соком?

— Я же о твоей бурде ничего не говорю. — Парировал Спирос.

— Это не бурда, а настоящий чай с высокогорных трав. — Дождавшись, пока Спирос запрокинет голову для глотка, Эндрю быстро отлепил от дна стакана с чаем толстую круглую наклейку и прицепил ее к своему телефону. После этого он добросовестно сжевал два круасана с вишневым джемом и выпил весь чай. Спирос возился со своими дольше.

— Ну что, за бонусом?

— Поехали, — разрешил Эндрю и вставил в уши затычки — наушники от телефона, он начал выбирать песню. Со стороны не было ничего необычного, а вот, если вчитаться в названия треков, получалась интересная картина. Если читать их все, подряд начиная с последнего — получалось: Ускорьтесь. Время завершения. Переносится. На конец недели. Ваши пожелания. Приняты к сведенью. Возражений не имеем.

Эндрю отодрал наклейку и в списке треков вновь оказались обычные композиции с именами исполнителей.

— Спирос, а что бы ты сделал, окажись вдруг свободным? — внезапно спросил Эндрю.

— Хватит мечтать.

— И все же.

— Купил бы ферму.

— Свиней разводить, или кроликов? — удивился Хартман.

— Нет, я сад заложил бы. Абрикосы, сливы, фарюки и, конечно же, персики.

— А яблоки, а вишни? Какой же без них сад?

— За яблоками и вишнями ухаживать по другому надо, да я и не интересовался какой грунт им больше подходит.

— А персикам какой подходит, ты значит интересовался?

— Вот я же и говорю, что хватит мечтать, — уклончиво ответил Спирос.

16
{"b":"251747","o":1}