ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твой отец наверное чертовски рад иметь такого сына! — Иронично заявил Кирилл. Из уроков ксеноторговли он отлично помнил, что кровные и клановые связи для сайгаков священны.

— Что?

— Говорю, что твои предки должны быть ужасно горды таким храбрым воином, — намекнул Кирилл на отсутствие браслетов. Сайгак был самым старшим из группы, а у остальных не было браслетов тоже.

— Похоже, язык у тебя не в пример больше росту. — Хачат презрительно посмотрел на Кирилла.

— Так что, может, вызовешь меня на поединок? Или твой клинок висит на боку только для красоты? Может, ты просто не умеешь его включать? — Кирилл играл с огнем и молил Бога о том, чтобы все удалось.

— Поединки между разными расами запрещены в человеческой сфере влияния. — О, Кирилл знал это прекрасно. Возможны, конечно, лазейки сквозь планетарное законодательство, но Кирилл искренне надеялся, что Хачат струсит перед законом. А зря…

— Тогда отвали. — Сказано было не громко, но твердым и решительным голосом, как он разговаривал на разборках между фехтовальщиками, и соседние столики начали с интересом наблюдать за происходящим.

— Клетка. — Выдавил из себя почти оранжевый от злости сайгак.

— Остынь, решим все здесь и сейчас. — Антонио похоже занервничал.

— Что за клетка?

— По закону Клена любые мыслящие существа могут сойтись в поединке на клинках в специально отведенной зоне, — вот и та неожиданная лазейка.

— Ну, вот и прекрасно! — мысленно же Кирилл орал на себя — Идиот! Откажись, пока не поздно. — Но Эйб учил его, что отказаться от боя — значит проиграть. И тогда, проигрыш может стать стилем жизни.

— Кирилл, поединок может быть смертельным, — на этот раз заговорил Саня.

— Не может, — возразил Антонио.

— Ты хотел сказать, что если этот желтый дрын выйдет из клетки раньше, чем Кирилл истечет кровью, то ему ничего не будет, — поправил его Александр. — Да и покалечить он тебя может…

— Как‑то не достойно отступать после такого обвинения. — Хачат с удовольствием подстрекнул споривших.

— Я иду. — Вопреки внутреннему крику сказал Кирилл.

— Хотя бы возьми мой клинок. — Антонио протянул сайгацкий клинок. — Я знаю, что твой короче.

— Клинок должен быть подобран по посту.

— Пусть поставят Песню клинков. — Сказал сайгак своему товарищу и тот отправился к ди — джею.

— Ребята — так, чтобы слышали только друзья — Пусть поставит свою Песню, но когда начнется бой, пусть звучит рок — н-ролл или блюз. В лепешку расшибитесь, но пусть звучит старый добрый и чертовски быстрый рок — н-ролл или тягучий блюз.

— Зачем?

— Надо!

— Ну, пойдем труп, — обозвался сайгак.

— О нет, только после Вас, Ваше Мертвейшество.

В центре зала стояла на возвышенности клетка, величиною, примерно, с боксерский ринг и прутьями, что упирались в потолок. Вот только занята она пока была танцовщицами в соблазнительном белье. Кирилл кивнул ребятам и те мгновенно исчезли.

— Твои друзья бросили тебя. — Котовский не ответил, только улыбнулся. В это же время музыка стихла, и ди — джей вовсю заорал.

— Клетка! Человек против сайгака! Мне его жаль, честное слово. Что поделаешь, веселой смерти, — заиграла Песня клинков. Охранник открыл клетку и четыре полуобнаженные девушки мигом выпорхнули наружу. Кирилл театральным жестом пропустил Хачата вперед, потом вручил охраннику куртку и вошел сам.

В то же время ребята приближались к диджейской рубке. Это была комната на четырех колоннах под потолком, к ней вела широкая винтовая лестница. Перед ней парней остановил охранник сайгак.

— Сюда нельзя, — ребята переглянулись, потом одной рукой синхронно схватили охранника за руку, каждый со своей сторонни, а свободной врезали по морде. Потом, обмякшее тело, ребята прислонили к стенке и начали подниматься по лестнице в комнату к ди — джею.

Кирилл как мог отбивался от сайгака. Парень хорошо владел клинком, да и Песня клинков (жуткий вой под барабаны) щекотала нервы. У сайгака был просто чудовищной силы удар сверху, но пока он держал клинок одной рукой — Кирилл его выдерживал. Наступать не было когда — Кирилл едва успевал отбивать удары.

Ребята поднялись по лестнице. С охранником человеком разбираться не пришлось — он просто отошел в сторону и впустил ребят.

— Ди — джея не бить.

— Мы культурно. — Пообещали десантники.

— Там дружок костлявого, — охранник махнул головой в сторону клетки, подразумевая очевидно Хачата. Его парни скрутили не так легко, и пока Антонио спускал его по лестнице, чему охранник видимо очень порадовался, и даже пожал руку десантнику, Александр толковал с ди — джеем.

— Значит так, у тебя минута, чтобы включить рок — н-ролл, или блюз.

— У нас элитный клуб.

— А в морду? — как можно вежливее поинтересовался Александр.

— Да ни за что, это клуб, а не пивнушка. — Саня легонько пнул ди — джея кулаком в живот, от чего тот согнулся вдвое, потом взял его за волосы, разогнул и вопросительно кивнул головой. — У меня нет таких песен.

— В планетарной сети есть все. Бегом!

Кирилл обливался седьмым потом. Хачат уже понял, что удары сверху его слабое место. Последний раз он ударил, держа клинок обеими руками. Кирилл не выдержал этот удар и еле увернулся. Сайгацкий клинок разрезал переносицу и скользнул вниз по левой щеке к углу челюсти. Похоже это уверило сайгака в своей победе. Там более, что потеряв на мгновение зрение, Кирилл отчаянно завертел защиту и отскочил к самым прутьям.

— Нашел?

— Да. Рок — н-ролл.

— Включай! И дай мне микрофон. Что за фигня? Нет, парень это не рок — н-ролл. Хотя такое дерьмо и подходит для вашего клуба.

— Это рок — н-ролл.

— Ты идиот? Дай сюда. — Санек оттолкнул ди — джея от клавиатуры и быстро ввел поиск: Легенды рок — н-ролла и блюза. Нажал на какую‑то ссылку в центре монитора. Потом на еще одну, еще одну и еще одну — даже не глядя, что выбирает. И так, пока не послышался легкий бит ударных и ритмы бас — гитары. — Оно что ли? — Певец не спешил начинать и Александр уже засомневался в правильности своего выбора. Но наконец приятный и уверенный мужской голос запел четко выговаривая каждое слово:

Я уличный пес, подвал, в котором я рос,

Бывал со мною часто жесток.

Учил быть первым всегда, от ушей до хвоста

И ненавидеть хозяйский свисток.

Хачат удивленно остановился с поднятым клинком. Это спасло Кирилла от последнего не отбитого удара в жизни. На его лице появилась довольная ухмылка — левый глаз чуть сощурился, а левый уголок губ приподнялся. Браслет на руке тихонько пискнул, впуская в кровь коктейль из обезболивающего и прочей необходимой в экстремальной ситуации дряни. Даже глаза перестали слезится.

Мой первый педагог отдавал мне все, что мог,

Он был героем уличных драк

Он твердил, что только тот побеждает, в ком живет

Блюз бродячих собак.

— Эта песня для нашего друга Кирилла Котовского. Пусть тебе везет! — одновременно певец запел припев более энергично и эмоционально, нежели основной текст.

Удача за нас, мы уберем их на «раз»,

И это без сомнения так,

Нам дышится в такт, и ускоряет наш шаг

Блюз бродячих собак

Быстрый укол Хачат еле отбил. Режущим ударом снизу Кирилл разрезал Сайгаку левую ногу. После чего крутанул свой клинок вокруг сайгацкого, наклонил корпус в сторону и проткнул противнику правую руку.

Я не считал своих врагов, я не боялся их клыков,

Я не умел ходить с поджатым хвостом

Из всего, что в жизни есть, ценилась верность и честь,

Ну а все остальное — потом.

Клинок выпал из руки Хачата, и Кирилл наступил на него. Сайгак прижал раненную руку к себе, злобно посмотрел на Кирилла. Он не стал на одно колено и не наклонил голову, как должен был бы сделать зрелый воин. Зал затих в ожидании развязки. Кирилл поднял второй клинок и подошел к сайгаку вплотную.

И в каждом новом бою, в борьбе за шкуру свою

Со мною были друзья, это факт

Мы свято верили в то, что не забудет никто

31
{"b":"251747","o":1}