ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не случайно же во время досмотра экспонатов выставки советские таможенники обнаружили десять тысяч экземпляров различной пропагандистской литературы, упакованной в ящики с надписями «болты» и «вентиляторы».

Главный администратор, он же директор выставки Дрегер Лоуренс, попытался при этом ещё и возмущение разыграть. Начал кричать, что не позволит предъявлять к нему какие-либо претензии. Но присутствовавший при досмотре советский майор-пограничник был корректен и невозмутим.

– По нашим государственным законам, – объяснил он, – ввоз подобной литературы в Советский Союз запрещён.

И тогда Дрегер обрушился на майора.

– Я выше вас по званию! – заорал он, выхватывая из кармана пиджака книжечку-удостоверение. – Я подполковник вооружённых сил Соединённых Штатов Америки и требую к себе уважения!

– Разве? – улыбнулся майор. – А я и не представлял, что архитектура и вооружённые силы в вашей стране слиты в одно целое.

Содержимым ящиков с «болтами» и «вентиляторами» так и не удалось воспользоваться. Американскому архитектору от разведки пришлось подчиниться.

ПРОЩЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖАТ

Давно окончилась война, зажили, зарубцевались её раны, а отголоски тех лет, боль невосполнимых утрат все ещё дают о себе знать.

Не исчерпать моря слез, пролитых матерями и жёнами, осиротевшими детьми погибших. Не измерить глубины гнева и ненависти к тем, кто проливал кровь ни в чем не повинных людей. Мы никогда не простим карателям, никогда не устанем искать виновников, предававших врагу патриотов, наших жён и детей, будущее наших потомков.

Они знают, что им не будет прощения. Многие из них ещё в годы войны поспешили убраться на Запад. Там и живут, теперь уже под крылышком новых хозяев. Но удалось удрать не всем. Вот почему в наших газетах все ещё появляются отчёты о судебных процессах над изменниками Родины, руки которых в крови сотен и тысяч советских людей.

В мае 1944 года под деревней Хоремское Узденского района Минской области погиб командир партизанской разведки Ларин. Юный адъютант командира Марат Казей и связная Таня Филипчик, попав в кольцо карателей, отбивались до последнего патрона, а потом подорвались на единственной, оставшейся у них гранате.

Виновники их смерти – убийцы из особого батальона СС, которым командовал Дирлевангер. После гибели Ларина, Казея и Филипчик они расстреляли в Хоремском за связь с партизанами Георгия Филипчика, Виктора Кухаревича и Иосифа Лиходиевского с женой и пятью детьми. Эсэсовцы действовали по приказу, в котором говорилось: «…Должно быть уничтожено все, что может служить защитой и убежищем. Область должна стать никем не защищённым пространством. А поэтому местное население расстрелять, скот и другие продукты изъять…»

Только ли в одной этой деревне каратели так пунктуально выполняли людоедский приказ? Нет, так было по всей Белоруссии, на всей оккупированной немцами территории.

Деревню Хатынь, недалеко от Минска, уничтожили вместе со всеми жителями. На месте разыгравшейся трагедии превратились в пепел 26 домов. Здесь было заживо сожжено 149 человек, в том числе 76 детей.

А всех населённых пунктов, стёртых с лица земли в одной только Белоруссии, не назвать. Их – сотни.

Не пересчитать и всех имён, павших от рук палачей.

Кто же они, эти звери в человеческом облике, с бездушием механизмов, день за днём сеявшие разрушение и смерть? И сколько таких эсэсовских батальонов зверствовало на временно оккупированной советской земле?

Первый из них был создан как особое террористическое формирование под командованием уголовного преступника Дирлевангера. Не мудрено, что в него и отбирали главным образом уголовников, садистов и убийц из числа немцев и прочих изменников. Через некоторое время этот батальон перерос в полк, потом в бригаду.

И не было в истории человечества преступлений более кошмарных, чем те, которые творила эта бригада головорезов.

Более ста свидетелей пришлось допросить чекистам, прежде чем удалось установить фамилии некоторых предателей, с радостью согласившихся напялить на себя эсэсовскую форму. Вот эти фамилии: К.В.Бушинскас, А.Е.Радковский, Л.А.Сахно, П.А.Уманец, С.А.Шинкевич…

Двое последних, как оказалось, принимали участие в убийстве партизанского разведчика Ларина, его адъютанта и связной. Где они теперь? Живы ли ещё? Прошло ведь столько лет. Могли и фамилии изменить, и обзавестись новыми семьями, и внешне измениться настолько, что не распознаешь.

Могли… А искать все равно надо. И нашли!

Одного – на Дальнем Востоке, другого – на Севере, в заполярной Воркуте, третьего – в Средней Азии. Нашли всех пятерых. Суд воздал должное каждому, и его приговор был приведён в исполнение.

Но это только пять. А где остальные?

В городе Кобленце состоялся суд над эсэсовскими палачами Хойзером, Вальке, Шлегелем и другими, тоже оставившими кровавый след на белорусской земле. Только на это судебное разбирательство власти Федеративной Республики Германии «не сочли возможным» допустить ни одного свидетеля эсэсовских преступлений, ни одного советского юриста.

Стоит ли удивляться тому, что суд так и не смог найти «подтверждения» преступлениям, которые творили подсудимые? Не смог доказать, что при их непосредственном участии, подтверждаемом многочисленными документами, эсесовская свора в мае 1943 года расстреляла шестьсот мирных жителей белорусских деревень Пусто-Мстиж и Икана.

Впрочем, только ли неспособностью воздать должное собственным головорезам отличаются власти ФРГ? До сих пор, на протяжении вот уже скольких лет, они не могут разыскать бургомистра города Борисова Станислава Станкевича и начальника несвижской полиции Владимира Сенько, так же, как и многих других предателей, проживающих на территории Западной Германии.

Битые гитлеровские вояки и их приспешники заговорили о гуманизме и прощении, о том, что во всем виноват Гитлер и его подручные. С них, дескать, и спрашивайте. Но можно ли простить выродкам, стоящим по колени в человеческой крови? Можно ли забыть виселицы на площадях наших городов, трупы расстрелянных, задушенных в газовых камерах?..

Разве мог кто-нибудь из схваченных карателями детишек, женщин, стариков вымолить пощаду у В.Ф.Родько, фашистского бургомистра города Витебска? Сын помещика, офицер армии Пилсудского, Всеволод Родько благоденствовал в буржуазной Польше и ждал своего часа. Когда гитлеровские орды хлынули на польскую землю, лощёному офицеру и в голову не пришло защищать её от захватчиков. Он остался в оккупированном Кракове. А потом вспомнил, что «древний» род Родько не польский, а чистейшей воды белорусский. И немедленно стал казначеем, а затем и секретарём белорусского отделения «Украинского комитета националистов».

Впрочем, все это было только пробой сил.

По-настоящему развернулся господин Родько после того, как стал агентом немецкой торговой фирмы «Урсус», а заодно и агентом гитлеровской военной разведки – абвера. Он собирал для немцев информацию об украинских и белорусских националистах, выдавал неблагонадёжных, готовил для заброски на советскую территорию, в частности в Белоруссию, шпионов и диверсантов.

А как только фашистские полчища двинулись на восток, В.Ф.Родько в числе тридцати отщепенцев националистического толка поспешил в Минск, где оккупанты начали создавать свои грабительские учреждения.

Тут уж предатель почувствовал себя, как рыба в воде.

Дальше – Витебск, назначение на высокий пост бургомистра.

Захватчики не ошиблись. Родько лез из кожи вон, стараясь угодить им. Он не жалел сил для укрепления фашистского режима. Организовывал сбор продовольствия, отправил на каторгу в Германию тысячи витебских парней и девушек. А попутно пытался сколотить антисоветские организации – «Союз белорусской молодёжи» и построенную по фашистскому образцу «Белорусскую народную самоохрану».

Столь «многогранная» деятельность фашистского холуя не осталась незамеченной. В декабре 1943 года немцы перевели Родько в Минск, сделали членом буржуазно-националистической «Белорусской центральной рады» и поручили возглавить в ней отдел молодёжи. Правда, из затеи оболванивания белорусской молодёжи в антисоветском духе ничего не получилось. Вопреки стараниям ретивого «воспитателя» молодёжь предпочитала идти не под знамёна «благодетелей» – оккупантов, а в партизанские отряды и там беспощадно громить заклятого врага. Закончились старания Родько тем, что он смог сколотить лишь немногочисленную шайку провокаторов и шпионов, за что и был награждён железным крестом второй степени.

62
{"b":"25175","o":1}