ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игорь Смирнов

Туннели времени

Туннели времени - _1.png

1

Вечером Неретин разыскал Сергея.

— Слушай, Данилин, — сказал он, — ты хорошо помнишь профессора Гратта?

— Конечно.

— Тогда вот что: с этой минуты думай только о Гратте и ни о чем больше. Уразумел?

— Зачем?

— Ну вот — зачем. — Помощник командира посмотрел на черневший в небе конус звездолета. — Профессор Гратт — смелый новатор и умнейшая голова. Но поскольку его нет с нами, нужен его двойник — он один сможет произвести необходимые расчеты. Он — и никто другой. А твои биотоки хозяева планеты воспринимают лучше. — Неретин взял товарища под руку и повел к дороге. — Это просьба Ченцова. И моя.

Сергей плохо соображал. Он не привык к такому доброжелательному расположению помощника и немного нервничал.

— А если через городской совет? — неуверенно посоветовал он.

— Пробовали — они не понимают нас. Или делают вид, что не понимают. — Перед тем как уйти, Неретин обнял Сергея за плечи и сказал, кажется впервые назвав его по имени: — В общем, так. Думай и думай о Гратте, зови его… или как ты это делаешь — тебе виднее. Но стремись к тому, чтобы хозяева планеты как можно скорее разобрались в твоих мыслях, — это наше спасение.

Сергей ушел в долину.

Усталый свет солнца догорал на верхушке высокого дуба. Небо остывало, наливаясь влажной синевой, и, чуть тронутые красками зари, облака резче расцвели в вышине. Кольнула глаз первая звезда. Хотя это же не звезда. Это Венера.

Сергей уселся возле ив на берегу реки.

Он знал, что это не Венера. Там, за небесной синевой, — нестерпимая белизна незнакомого космоса с темнеющими звездами — черными, фиолетовыми, синими. Там Вселенная, которой никто из людей еще не видел. Они первые. Их крепко помяло в пути, звездолет нуждался в неотложном ремонте, а для ремонта требовалась хоть какая-нибудь твердь, способная длительное время выдержать тяжесть «Луча».

Сергей старался не вспоминать выход из коллапсара — еще раз пережить такое не хватило бы, кажется, сил, — но мысли нет-нет да и возвращались к тому времени, поспешно перескакивали через те жуткие минуты и уже более устойчиво останавливались на поисках ближайшей планеты. Ее они нашли без штурмана: из-за неполадок в системе фильтров Шарков был ослеплен пронзительной белизной чужого пространства и находился в изоляторе. Планету окутывала непроницаемая, подвижная оболочка, похожая на расплавленный малахит. Радиосигналы тонули в ней и назад не возвращались. Было неясно, обладала ли она ядром, или полностью состояла из зеленого газа.

Послали на разведку космоглиссер. Экспедицию возглавил помощник командира. С ним отправились геолог Жан Рошаль, Джим Роудс — физиохимик и специалист по локальной защите — и он, Сергей Данилин, врач и биолог.

Когда зеленая мгла внезапно оборвалась, Неретин дал торможение: космоглиссер вошел в легкий зеленый сумрак, пронизанный толстыми стеблями, похожими на ребристые щупальца, — все они тянулись вверх на сотни километров из неведомых темно-изумрудных глубин к малахитовой периферии атмосферы. Они плавно покачивались, как морские водоросли, их было так много, что Неретин стал опасаться столкновения. Глиссер запетлял, завибрировал от резких поворотов. Пришлось идти на посадку вертикально. И чем больше он снижался, тем гуще и тучнее были стебли…

Сели мягко. Неретин откинулся на спинку кресла и сбросил с подлокотников руки.

— Все живы? — не открывая глаз, спросил он.

Товарищи молчали. Неретин беспокойно оглянулся — и тут же шумно выдохнул:

— Ясно: психическая травма… А ну, кончай бездельничать, пора за работу!.. Как тут у нас с защитой? Нормально: выдержала, голубушка! Господи, а Данилин опять спит! Да что с тобой, приятель?

Сергей поднял голову:

— Я в норме, Алекс. Но как ты классно вел машину!

— Ага, — согласился Жан Рошаль. — Словно по кочкам. — Он отстегнулся, встал. — Что ж, за работу так за работу. Я готов вгрызаться в землю!

— Погоди вгрызаться. Сперва осмотримся… Джим, ты давай за анализы. Данилину наблюдать. Жан, ты будешь помогать мне. Неси для начала снимки. — Неретин включил прожектор. Свет выхватил из зеленых сумерек гигантские стволы, обступившие глиссер. — Ого, да они, вроде, подвинулись!..

Радиосвязь с «Лучом» установить не удалось. Выбросили на орбиту звездолета малую ракету с первыми новостями и первыми соображениями, однако умолчали пока о том, что анализы подтвердили отсутствие на планете воды и кислорода. Это было особенно печально, поскольку вода на «Луче» по непонятной причине помутнела и стала слегка пахнуть, хотя и признавалась годной для употребления.

— Ну, так что будем делать? — спросил Неретин.

— Искать место для посадки «Луча», — сказал Роудс.

— На глиссере?

— Ну нет, Алехс. Эта махина мало маневренна. Думаю, на «метеоре», и поиск прошу разрешить мне: я легче всех вас и лучше разбираюсь как в механизме «метеора», так и в капризах локальной защиты.

Помощник понимал, что отправлять здесь в разведку даже опытного космонавта, даже на расстояние двух десятков километров, было довольно рискованно. И все же другого выхода не видел. Конечно, было бы куда безопаснее сидеть в глиссере под двойной защитой и поглядывать на экраны внешнего обзора — не вынырнет ли из-за необъятных стволов такая нужная для «Луча» полянка. Но в том-то и беда: медленно не полетишь, и быстро тоже — на первых же метрах можно врезаться в стволы. Остается одно — разрешить Джиму поиск. Пока Роудс с помощью друзей закреплял на скафандре ранец, крылья, баллоны, Неретин давал ему последние наставления: как держать связь, чего следует опасаться и как лучше всего отыскать глиссер на обратном пути.

— А главное — не увлекайся! — закончил он и пропустил Роудса в шлюзовую камеру.

Из глиссера хорошо было видно, как Джим проверил связь — на расстоянии двадцати шагов от машины она была отличной, — как потом поднял крылья и взлетел. И сразу же исчез в зеленой мгле.

Неретин, кажется, въелся глазами в зеленоватую точку, медленно ползущую по экрану локатора, и по привычке ощупывал шрам возле рта. Потом подозвал Рошаля:

— Не спускай глаз. Что случится — позовешь.

Он отошел к столу и стал снова просматривать снимки и результаты анализов.

— Алекс! — донесся удивленный голос Сергея. — А они отступают все быстрее!

— Кто? — не сразу сообразил помощник командира — и тут же побежал на наблюдательный пункт.

Да, стволы отступали. А потом вокруг космоглиссера начал сгущаться мрак. Казалось, он крался только с одной стороны — с той, куда улетел Джим.

— Этого еще не хватало! — прошептал Неретин. На мгновение он закрыл глаза — до того ему захотелось вернуть те минуты, когда он провожал американца в разведку! Сейчас он ни за что бы не отпустил его, лучше бы полетел сам!

— Как Джим? — крикнул он Рошалю.

— Да понимаешь…

Почувствовав неладное, помощник бросился вниз. Сергей — за ним. Подвижная точка на экране локатора исчезла, и растерявшийся Жан уже хватался не за те верньеры. Неретин оттолкнул его, долго возился с настройкой сам, потом сунул в рот сигарету и словно окаменел.

Сергей вернулся на наблюдательный пункт. Внезапное изменение пейзажа за бортом так поразило его, что он невольно вскрикнул:

— Ребята! Земное небо!

— Тьфу! — донесся голос Неретина. — Точно режут!

Он поднялся к Сергею и сам увидел облака, густо-синие провалы между ними, лучистые звезды…

— Что там у вас? — крикнул Жан. — Какое небо?

— Ты вот что… Ищи Джима. Уразумел? И не отвлекайся!

Куда же девался зеленый полумрак? А главное — откуда здесь, в незнакомом мире, эта синева и эти облака? И куда, в конце концов, исчезли гигантские стволы? Трудно допустить, чтобы эти великаны могли передвигаться…

1
{"b":"25177","o":1}