ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да.

— Тогда иди в кафе. Сиди в тепле и жди. Междугородные автобусы здесь останавливаются. Я знаю. Я сяду на какой-нибудь, идущий в противоположную сторону. А ты сядешь на автобус до Бирмингема. Оттуда добраться до Лондона нет проблем.

— А вы?

— Обо мне не беспокойся. Если все же ты попадешься им в руки, скажи, что я под угрозой оружия заставил тебя помогать мне. Все поверят в это. — Кассейн взял в руки свою сумку и дотронулся до лица девочки. — Ты совершенно особый человек. Никогда никому не позволяй, чтобы тебя унижали. Обещаешь мне?

— Да. — Мораг вся задрожала, слова застряли в горле. Неловко поцеловав Кассейна в щеку, она убежала.

Пройдя суровую жизненную школу, девочка научилась не плакать. Но сейчас, когда зашла в кафе, ей с трудом удавалось сдерживать рыдания. Она проходила мимо какого-то стола, когда чья-то рука схватила ее за рукав. Обернувшись, Мораг увидела двух юношей в черных кожанках рокеров — тяжелые взгляды, коротко подстриженные волосы, агрессивный вид. Тот, который схватил ее за руку, был блондином с нацистским крестом на груди.

— Что за проблемы, дорогуша? Нет ничего лучше, чем езда на заднем сиденье моего мотоцикла.

Мораг вырвала руку, даже не рассердившись, прошла, взяла чашку чая и села за стол, держа чашку в обеих руках, чтобы побыстрее согреться. Он пришел в ее жизнь, он ушел из ее жизни, и так, как раньше, больше никогда не будет. Мораг заплакала.

* * *

У Кассейна был выбор: либо подсесть к кому-нибудь попутчиком, либо украсть машину. Второй вариант давал ему большую свободу, возможность самому выбирать маршруты, но только в том случае, если машину не станут искать в течение какого-то времени.

На другой стороне шоссе — мотель. Все, что там припарковано, принадлежит постояльцам. Если угнать машину оттуда, никто не хватится. Ну а потом он уже будет далеко.

Кассейн стал подниматься по ступенькам к мотелю. То, что он сказал Мораг, разумно: вместе они уж слишком бросаются в глаза. Все вроде бы правильно, почему же так противно на душе?

* * *

Кто-то присел рядом с ней, и мягкий голос произнес:

— С тобой все в порядке, малышка? Может, помочь?

Мужчина был явно из Вест-Индии: черные кучерявые волосы, слегка посеребренные сединой виски. На вид ему было лет сорок пять, одет в теплую куртку с меховым воротником. С собой у него была пластиковая коробка с продуктами на долгую езду и термос. Он улыбнулся, и его улыбка подсказала Мораг, что тут все нормально, что она может быть спокойна.

— Так в чем дело?

— В жизни.

— Ого, а это не слишком серьезно для такого ребенка, как ты? Ждешь автобуса? Куда?

— В Лондон.

— И всегда вы, чертяки, выбираете Лондон, чтобы сбежать из дома, — усмехнулся мужчина.

— У меня бабушка живет в Лондоне. В Уэппинге.

Водитель кивнул, нахмурился и, словно продолжая над чем-то размышлять, спросил:

— Выходит, я твой человек, да?

— Что это значит?

— Я работаю на дальних перевозках, а Лондон — моя родная база. Конечно, путь долгий, нужно заскочить в Манчестер, потом рвануть до Лидса, там кое-что сбросить, но так или иначе в Лондоне мы будем завтра к полудню.

— Даже не знаю, — Мораг задумалась.

— Автобусов здесь не будет еще часов пять. Что тебе терять? А я готов помочь. У меня три дочки твоего возраста. Кстати, меня зовут Эрл Джексон.

— Ну, хорошо. — Мораг встала из-за стола.

Они пересекли площадку и подошли к громадному трейлеру.

— Вот мы и дома, — сказал водитель.

Послышались чьи-то шаги. Из-за другого грузовика появился белобрысый рокер. Подойдя к ним и держа руки в карманах, он сказал:

— Противная девчонка. Я же тебе говорил: лучшее место для тебя — сиденье моего мотоцикла. И что я вижу? Ты рвешь с каким-то желтым.

— Брось, — сказал Эрл Джексон. — Все эти разборки мне надоели. Мы это уже проходили.

Он наклонился, чтобы поставить пластиковый пакет с бутербродами и термос. В этот момент другой рокер, выскочивший из-под грузовика, ударил его ногой. Джексон пошатнулся, потерял равновесие, и тут блондин ударил его коленом в лицо. Его товарищ поставил Джексона на ноги и схватил за горло, второй зажал руки за спиной.

— Держи его, Самми. Теперь он наш.

Самми вскрикнул, получив страшный удар по почкам. Он отпустил Джексона, а Кассейн еще раз ударил его и бросился ко второму рокеру.

— Лучше бы тебе здесь не появляться.

В руке парня сверкнуло лезвие кнопочного ножа. Мораг вскрикнула, предупреждая Кассейна об опасности. Он сделал резкий выпад вперед и схватил обеими руками кисть парня. Развернул, блокируя руку, и бросил рокера на грузовик. Тот упал на колени с окровавленным лицом. Кассейн приподнял его.

— Могу сделать обоих калеками на всю жизнь. Не лучше ли вам тихо-мирно смыться?

Парни в ужасе попятились.

Боль снова настигла Кассейна, да такая, что его чуть не стошнило. Он повернулся, хватаясь за брезент трейлера. Мораг бросилась к нему.

— Гарри, что с вами?

— Все в порядке, не беспокойся.

— Мужик, ты спас мне жизнь, — сказал Эрл Джексон. — Я твой должник. — Повернулся к Мораг. — Кажется, я не все понимаю.

— Сначала мы были вместе, потом расстались. — Девочка бросила взгляд на Кассейна. — Сейчас мы снова вместе.

— Он тоже направляется в Лондон, да?

Мораг кивнула.

— А предложение сохраняется?

— Почему же нет? Полезайте в кабину. В ней есть отодвигающаяся панель за креслами. Собственное изобретение. Там койка, одеяла и все прочее. Я сам там сплю, чтобы не платить за мотели.

Мораг и Кассейн забрались в машину. Джексон тронул его за рукав.

— Не знаю, что тут происходит, но она прелестная девчонка.

— Ты прав. Я тоже так думаю.

* * *

В начале девятого солнечным утром самолет компании «Алиталия» с Папой римским на борту приземлился в аэропорту Гэтвик. Спускаясь по трапу, Его Святейшество помахал толпе встречающих. Затем стал на колени и поцеловал землю Англии.

Фергюсон с Девлином смотрели на летное поле с балкончика. Бригадир сказал:

— В такие моменты я просто мечтаю о выходе на пенсию.

— Надо смотреть фактам в глаза. Когда убийца, не думающий о собственной смерти, берет в перекрестие прицела Папу римского, или же королеву Великобритании, или кого-нибудь еще, шансы осуществить задуманное у него есть.

От имени королевы Папу приветствовали кардинал Бэзил Хьюм и герцог Норфолкский. Папа ответил на приветствие. Потом они двинулись к поджидавшим их машинам.

— Дальше что? — спросил Девлин.

— Месса в Вестминстерском соборе. После завтрака визит в Букингемский дворец. Потом встреча со страждущими в соборе святого Георга. Придется быть постоянно на ногах. — Фергюсон был расстроен и не скрывал этого. — Черт возьми, Лайам, где он? Где этот проклятый Кассейн?

— Где-то рядом. Скорее всего где-то ближе, чем мы думаем. Одно можно сказать с полной определенностью — он вынырнет в течение двадцати четырех часов.

— И тогда мы должны его взять. Просто обязаны.

* * *

Двор склада в Лидсе был забит машинами. Кассейн отодвинул панель, но Джексон сказал:

— Мужик, не высовывайся. Перевозка пассажиров строго запрещена. Могу потерять лицензию.

Он вылез из кабины, проследил, как отсоединяют трейлер, потом пошел в конторку оформить накладные.

Клерк взглянул на Джексона из-за стола.

— Привет, Эрл. Как доехал? Я слышал, какие-то интересные вещи творятся на дороге М-6. Нам позвонил один из водителей, застрявший у Манчестера. У него все летит к чертям. Полиция совершенно не дает проехать.

— Я ничего такого не заметил. А в чем дело?

— Ищут какого-то парня, связанного с ИРА. Вместе с ним девчонка.

Джексону удалось сохранить спокойствие, и он аккуратно расписался в ведомостях.

— Что-нибудь еще?

— Все о’кей, Эрл. До встречи.

Джексон вышел из конторки. Постояв в раздумье у грузовика, он перешел через дорогу к кафе для шоферов-дальнобойщиков. Дал продавщице термос, заказал сэндвичи с беконом и купил газету. Медленно идя к машине, он ее внимательно прочитал.

41
{"b":"251776","o":1}