ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не долго думая, археолог кинулся к люку. С разбегу он налетел на титанитовую плиту и ушиб колено. Ч-черт! Люк был заблокирован, путь в коридор перекрыт.

– Экипаж приносит свои извинения за причиненное беспокойство, – зазвучал из динамика ласковый женский голос. – В связи с объявлением боевой тревоги на восьмой палубе перемещение по кораблю временно прервано. Об отмене запрета мы вам немедленно сообщим. – Эту запись крутили сейчас для всех кают палубы.

Платон решил не сдаваться и нажал кнопку, утопленную в косяке. Он еще не знал, что именно скажет, но был готов импровизировать. Над кнопкой зажглась красная лампочка, и в каюте раздался мужской голос:

– Дежурный слушает.

– Меня не пускают в салон, и я не могу увидеться со своей старой знакомой. Она первый раз вышла на люди. Я рискую больше никогда ее не увидеть.

– Это ваши проблемы.

– А скоро станут и вашими! – злобно прошипел Рассольников. – Вы не даете нам дышать, снова и снова нарушая Кодекс звездоплавания. По возвращении на Старую Землю я подам в суд на вашего капитана. – Археолог брал дежурного на понт.

– Как ее имя? – после паузы ворчливо осведомился тот. Дежурному были не нужны лишние неприятности. На восьмой палубе и без того сейчас полетят головы.

– Мы давно не виделись. Она вышла замуж за крупного чиновника и сменила не только фамилию, но и имя. Хорошо хоть, уцелела внешность. – Рассольников сочинял на ходу. – Эти шишки лепят своих жен, как пластилиновых кукол.

У чиновников Старой Земли и Аламагордо действительно вошло в привычку время от времени изменять законных супруг – в соответствии с модой или служебным положением. Каждому посту соответствует свой тип жены – от модели туфелек до имени. Закон неписаный, но нарушая его, карьеру не сделаешь.

– Что хотят, то и творят…– дежурный был вполне солидарен с пассажиром. – И как мне прикажете ее искать?

– Ее только что показывала камера. Шикарная блондинка с белоснежным лицом и изумрудными глазами. Высокая, в строгом сером костюме из настоящей шерсти.

– Еще и запись крутить…– бурчал себе под нос дежурный, но, как видно, крутил. – Других дел у меня нет… Мелисса Фонтейн, – наконец объявил он. – Каюта 815. Теперь вы довольны? Ур-ра!!!

– Огромное вам спасибо, сэр. Заходите ко мне в каюту. Выпьем по рюмочке…

– Не положено, – с явным сожалением вздохнул дежурный. Красная лампочка на косяке погасла.

«815… Совсем близко, – думал Рассольников, в радостном возбуждении кружась вокруг стола, привинченного к полу по старинной морской традиции.-Хотя какая разница? Сейчас я ей позвоню». У него даже в мыслях не было, что леди Фонтейн может лететь вместе с мужем или кем-то вроде.

Платон трижды крутанул тугой диск стилизованного под глубокую старину видеофона. На стенном экране возник черный квадрат с белой надписью на космо-лингве: «ЧТО ВАМ УГОДНО?»

«Ой, . как страшно! – мысленно усмехнулся Платон. – Суровая дамочка, однако».

– Я хочу поговорить с Мелиссой Фонтейн, – деловым тоном произнес археолог.

«КТО ВЫ ТАКОЙ?» – Хозяйка каюты по-прежнему не хотела разговаривать с Рассольниковым лично.

– Граф Платон Рассольников со Старой Земли. – Он слегка поклонился, уверенный, что Мелисса на него смотрит. И пусть смотрит. Платон еще не успел снять выходной костюм и выглядел вполне презентабельно. – Археолог. Направляюсь в экспедицию на Бочасту-Ро-ки-Шиа.

– Я что-то слышала о вас. – Экран мигнул, и вместе с голосом из динамика на нем возникло завораживающе прекрасное лицо гранд-дамы. По старым временам, самое меньшее – герцогини. А по нынешним… Где теперь сыщешь такую? – Вы добыли… – Она собрала трогательные морщинки у переносицы – действительно пыталась вспомнить. – …золотой горшок, кажется.

– Пришлось тогда покувыркаться на Тиугальбе. Было ради чего стараться, – скрыв радость, ровным голосом произнес Рассольников.

Разговор – как утлая лодчонка на бурной реке – проскочил самый опасный порог. Мелисса не стала допытываться, с какой стати он потревожил ее покой. Слава богу, ведь Платон, не придумав ничего оригинального, собирался дурочку валять – дескать, старую знакомую узнал, вот и решил звякнуть. Встречались уже где-то и когда-то… Да не тот это случай. Ох, не .тот.

– Это вы о Старой Земле? – с удивлением уточнила она. – И зачем вам?.. – Она не договорила. Прикусила нижнюю губу, чтобы не сказать лишнего. Эти алые (без капли косметики), чувственные губы могли свести с ума истинного ценителя женской красоты.

– Возвращение на утраченную родину. Спустя много лет. В этом есть некий смысл, – полувопросительно произнес археолог.

Мелисса не стала спорить.

– А дальше?

Он не понял вопроса. Она досадливо взмахнула рукой – на экране промелькнули ее точеные пальчики с Длинными розовыми ногтями.

– Дальше что?

«Как здорово, наверное, когда они в экстазе бороздят твою спину», – у Платона пронеслась мгновенная мысль.

– К чему стремиться теперь? – наконец сообразил Рассольников. – Пока не придумал. Не до того было. На Тибете у меня…– он споткнулся.

– Большие неприятности? – подсказала Мелисса. В ее взгляде проскользнуло сочувствие.

– Очень большие, – с облегчением выдохнул он. – Теперь надо…

– Подзаработать?

– Вы понимаете меня без слов, – заулыбавшись, сказал археолог.

– Так зачем вы мне позвонили? – спохватилась гранд-дама. Выражение лица ее изменилось – в душе Мелиссы опять зародилось подозрение, она снова была готова одним движением оборвать связь.

– Я хотел вам помочь, миледи, – ляпнул Платон. Сам не ожидал, что разговор сделает такой поворот. Но сказав «А», надо было говорить и «Б».

– Я не нуждаюсь ни в чьей помощи! – вспыхнула Мелисса. Но и слепому было видно: дама заинтригована.

– Вы ведь хотели узнать, что произошло в кают-компании.

– Да, – помолчав, неохотно признала Мелисса.

– За чашкой кофе я охотно бы вам рассказал…– протянул Рассольников. Его не смущала роль жалкого интригана и банального соблазнителя: главное – результат.

Чудесные глаза красавицы метали молнии, пламенеющие щеки могли бы спалить Рейхстаг, прелестные губы кривились в презрительной гримаске. Дескать, больно дешево надеешься меня купить, ферт. Археолог стойко выдержал эту атаку. Он ждал и дождался: любопытство пересилило остальные чувства женщины.

– Как только двери откроют, жду вас у себя, – выцедила она, краснея. – Но имейте в виду: я не терплю лжецов и нахалов, и у меня есть телохранитель.

– Надеюсь, мы с ним подружимся, – весело произнес Платон. – Спасибо за приглашение. Непременно буду.

Расследование ЧП, проведенное начальником службы безопасности и охраной трансгала, результатов не дало. Свидетелей погрома не нашлось – равно как и жертв. Просто удивительно, но никто из присутствующих вообще ничего не видел. А в технике заранее умело покопались – то ли «кожистый», то ли Пустельга. Так что концы в воду. Таинственная история – впрочем, в дальнем космосе бывает и не такое.

Учитывая, что системы жизнеобеспечения и двигатели «Лунг-та» не пострадали, а все пассажиры и члены экипажа живы и здоровы, капитан трансгала принял решение: в судовом журнале вымарать запись о чрезвычайном происшествии на восьмой палубе и экипажу о нем поскорее забыть.

В пострадавшем салоне быстро навели порядок, поломанная мебель отправилась в «топку» реактора, а ее точные копии наштамповал матричный синтезатор. И очередной завтрак ничем не отличался от всех предыдущих и последующих.

Когда мелодичный гонг позвал пассажиров к завтраку, археолог оделся в парадный костюм, но вместо салона прямиком отправился в каюту 815.

Видеокамера, установленная над входным люком, тихонько зажужжала и повернулась, позволяя хозяйке рассмотреть гостя. И титанитовый люк, облицованный настоящим дубовым шпоном, беззвучно распахнулся. На пороге стояла горилла.

Это потом Рассольников разглядел, что она одета в красные шорты. А сейчас он видел лишь гору мышц и зловещий оскал разинутой пасти. Двухметровое чудовище сверлило Платона маленькими глазками.

27
{"b":"25178","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила притяжения
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Мои живописцы
Семья в огне
Превыше Империи
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Дети мои
Мы из Бреста. Путь на запад