ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень горы
Новая ЖЖизнь без трусов
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Мод. Откровенная история одной семьи
Сварга. Частицы бога
Влюбленный граф
Крампус, Повелитель Йоля
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
A
A

У Первого Жреца был Доверенный Секретарь и Хранитель Ключа. В отличие от него Секретарь имел имя – его звали Турау Яксер. Наличие имени говорило об отсутствии святости, о сохранении низкого человеческого «я». Зато Секретарю дозволялось грешить – без мелких грешков жизнь для Яксера потеряла бы всякий смысл.

Выходец из семьи богатого торговца, Турау Яксер когда-то служил в военной разведке. Карьера его складывалась обыкновенно, и к тридцати годам он дослужился до капитанского чина. Но однажды судьба дала резкий крен – капитан Яксер в одночасье стал двойным агентом. Карантин из века в век пачками покупал таких, как он, по всей галактике…

Двойных агентов на Бочасте не любили и научились довольно быстро выслеживать и изничтожать. Начальник разведки время от времени выдавал своим подчиненным дезу – каждому свою. Большая часть сотрудников только тем и занималась, что следила друг за дружкой. Рано или поздно выясняли, от кого именно исходит утечка, и тогда.вступал в действие отдел внутренней контрразведки. Оттуда материалы попадали в Особую следственную комиссию, и это был конец. Даже если ты ни в чем не виноват и обвинен по ошибке, сухим из воды уже не выйти. Комиссия не выносит оправдательных приговоров – честь мундира превыше всего. Ей назначено сеять ужас, что она с успехом и делает целый век.

Насмотревшись на внезапные исчезновения своих столь же падких на галактические кредиты сослуживцев, Яксер не стал дожидаться, когда ему заломят руки и потащат накачивать «сывороткой правды». Тщательно подготовившись, он утек. Сбежал и от внутренней контрразведки, и от резидента Карантина, который не давал ему покоя, постоянно требуя секретную информацию. В подпольной мастерской по изготовлению фальшивых документов Турау Яксер встретился с будущим Первым Жрецом.

Когда родилась Армия Истинного Бога, Яксер стал политическим советником и казначеем Дерибаса. Кроме того, он выполнял малопочетную и весьма обременительную работу начальника разведки и контрразведки. Редкий случай, когда чиновник оказался на своем месте. В хитросплетении дворцовых, политических и духовных интриг Турау Яксер чувствовал себя превосходно. Тайная жизнь и столицы, и джунглей была ему видна как на ладони.

После сытного ужина и долгого разговора с молоденькой служанкой об «отпущении грехов» Яксер любил запереться в секретной комнате и двигать фигурки на большой клеенчатой карте материка, расстеленной на столе. Раньше он частенько наблюдал, как подобной игрой в солдатики развлекался начальник – генерал Ферье Обосс по кличке Скунс. Каждая фигурка обозначала конкретное действующее лицо пьесы под названием «Окончательное решение бочайского вопроса» и ходила по-своему.

Доверенный Секретарь и Хранитель Ключа с удовольствием играл в эту игру, забывая обо всем на свете. Ибо, хотя и ненадолго, он чувствовал себя всемогущим. Сейчас игра стала особенно интересной: на планете одновременно действовали десятки фигурантов. Среди них был суперагент Карантина, никак не связанный с вконец разложившимся Регентом, черный археолог, который мог раскопать в Пяте Мамбуту то, что безуспешно ищет сотня жрецов, а также разведчики и Диверсанты с дюжины планет Лиги.

Откуда Яксер знал о них? Как выследил тщательно маскирующихся профессионалов? Очень просто: любой чужак, попавший на Бочасту, сразу бросается в глаза. Даже гениальный разведчик, если его не готовят исконные бочайцы, не сумеет правильно исполнять сотни нелепых ритуалов и традиций бывшей земной колонии; он никогда не овладеет всеми тонкостями уличного жаргона и десятками косноязычных говоров бо-чайского диалекта космолингва. И тысячи платных и идейных осведомителей тотчас донесут о появлении чужака и будут истово следить за каждым его шагом… Получив новую информацию о передвижении и контактах чужаков, Яксер передвигал их фигурки по карте, выставлял рядом с ними фигурки тех бочайцев, кто входил с ними в контакт. Судьбе этих людей можно было лишь посочувствовать. Попав в круг профессиональных интересов Яксера, они вряд ли когда-нибудь вернутся к нормальной жизни. Скорей всего, их выпотрошат в поисках истинной правды и выбросят, как ненужный хлам…

Охранники истуканами застыли у косяков.

– Можно войти, Святейший? – Турау Яксер просунул голову в дверь.

Только Доверенному Секретарю позволялись такие вольности. Всех прочих немедленно отправили бы беседовать с Мамбуту.

– Заходи и подержи рот на замке, – буркнул, не оборачиваясь, Первый Жрец. – Я смотрю новости.

Дерибас, сложив руки на груди, в наполеоновской позе стоял перед своим любимым «стратегическим» столом и глядел в монитор небольшого старинного компьютера, который использовал исключительно в роли визора. Диктор с правительственного канала бодрым голосом знакомил бочайцев е последними событиями на их безнадежно счастливой планете.

Турау Яксер по своей отвратительной привычке забрался на край стола и начал легонько болтать ногами. Смотреть новости ему ничуть не хотелось, а неотложных дел было невпроворот.

– Во избежание бессмысленного кровопролития и жертв среди мирного населения наши доблестные вооруженные силы выведены из района волнений, – вещал красавец-мулат. В петлицу его синего в тонкую полоску костюма была воткнута розолилия. – Настало время за столом переговоров решить все наболевшие проблемы и направить энергию бочайцев в созидательное русло. Его Высокопревосходительство Регент Бочайской империи объявил амнистию раскаявшимся приверженцам культа Мамбуту. После добровольной сдачи оружия и тщательной проверки все террористы, не успевшие запятнать себя кровью, будут отпущены по домам.

На экране возникли кадры видеосъемки: у дверей полицейского участка выстроилась очередь раскаявшихся грешников. Опустив головы, они по одному подходили к одетому в парадный мундир сержанту и складывали у его ног дробовики и остро наточенные кухонные ножи. Собравшаяся вокруг толпа селян в выходных костюмах встречала аплодисментами каждое сданное властям орудие убийства. Сытые и довольные лица из обычной пропагандистской массовки.

Первого Жреца наглая мистификация вовсе не бесила. Он наслаждался спектаклем. Топорно срежиссиро-ванная постановка в очередной раз доказывала: нынешняя бочайская власть потеряла всякое ощущение реальности, и колониальная модель цивилизации обречена. Дерибас приглушил звук и повернулся к Яксеру, который демонстративно протирал очки носовым платком. Доверенный Секретарь и Хранитель Ключа пришел к Первому Жрецу, чтобы доложить о ликвидации очередной спецгруппы, посланной Регентом для уничтожения Дерибаса и высшего командования Армии Истинного Бога. Террористы отстреливались до последнего и все как один покончили с собой, так что допрашивать было некого.

Выслушав Яксера, Первый Жрец помрачнел. Турау выбрал умную тактику и винил в случившемся не храмовую охрану, а самого себя. Ведь пойманных террористов надлежало обработать по всем правилам средневекового пыточного ритуала и получить чистосердечные признания. Тогда настало бы время свершить справедливый суд и устроить публичную казнь при большом стечении народа.

Роль верховного судьи, как правило, исполнял сам Дерибас, а палачами были подручные Яксера. Турау не любил прилюдно марать руки, хотя и нередко участвовал в допросах. Храмовые подвалы наводили ужас даже на Доверенного Секретаря. Иногда Турау Яксера посещали видения: его самого со скрученными за спи ной руками ведут в пыточную камеру, где разведен огонь, а мускулистый палач в красно-черном колпаке с вырезами для глаз не спеша колдует с длинными, хитро изогнутыми щипцами. Металл покраснел – можно начинать…

На экране снова появилось изображение студии. Рядом с диктором сидел генерал с полным набором бочай-ских орденов. У него была фигура тяжелоатлета и лицо доброго дядюшки. От генерала так и веяло спокойствием и уверенностью. Первый Жрец прибавил звук.

– На мои вопросы любезно согласился ответить генерал от инфантерии Аль-Мардус, командующий столичным военным округом,, – с дежурной улыбкой произнес самый благонадежный диктор Бочасты.

44
{"b":"25178","o":1}