ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дерибас перевел дыхание, поправил форму и решительным шагом двинулся в зал. Вернувшись к столу. он вызвал дежурного жреца и скомандовал:

– Готовь полевой выезд. Мы все отправляемся на Пяту. Сначала мы будем молиться, а потом я буду говорить с Мамбуту. Идем десятью группами, разными маршрутами. Соединимся на месте. Каждой группой руководит жрец из Десятки. Первая группа выходит сразу по окончании бомбежки. Я пойду в седьмой. Ты – в последней, вместе с Десятым. Сейчас вызови ко мне Десятку. Это все. Выполняй.

– Слушаюсь, Ваше Святейшейство! – воскликнул дежурный. Он был потрясен. Он был счастлив: Первый Жрец знает рецепт спасения.

«Ре-ше-но…» – подумал Дерибас. И сразу груз упал с души – все стало легко и просто. «Пан или пропал… Пан или пропал…» – Он ходил взад-вперед по залу. Наверху продолжали падать бомбы, и на голову то и дело сыпалась чертова пыль.

Орбитальные истребители Карантина отбомбились и вернулись на базу. Десятки солдат и послушников во главе с Седьмым Жрецом тотчас двинулись в путь. Длинная цепочка вытекала из полуразрушенного входа в катакомбы и исчезала в изреженном, посеченном осколками лесу.

Турау Яксер молча выслушал приказ Первого Жреца об эвакуации, быстро собрал самое ценное и, нагрузив своих людей титанитовыми ящиками, убыл в Святилище Лысой Горы. Там он будет ждать возвращения Дерибаса, а если не дождется, наверняка попытается подороже продать свои богатства. Первый Жрец был уверен, что в этих ящиках лежат досье на лидеров Армии Истинного Бога и сановников Бочасты, а также утаено немало Даров Мамбуту.

Четверо дюжих бойцов бежали рысцой, таща носилки со спящим пленником. Платона Рассольникова пока Рано убивать – он еще пригодится Великому Делу.

…Когда голова седьмой колоны показалась из Святилища, к Первому Жрецу подбежал молодой послушник в маскировочном комбинезоне.

– Ваше Святейшество, старшая жена хочет сказать Еам несколько слов. Это очень важно.

– Ну что там еще? – буркнул Первый Жрец. Послушник протянул ему карманную рацию. У Зухры был взволнованный голос:

– Твой младший сын заболел, господин.

– Что с ним?

– Он превращается в свинку. С самого утра. Мы боялись отвлекать тебя, господин.

– А что Патерсон?

Патерсоном звали доктора из благотворительной организации «Врачи без границ», который был взят в плен отрядом Кхибене три года назад. Врач оказался толковым – пришлось оставить его в живых и даже сделать жрецом – под номером 33.

– Он говорит: «Температура нормальная. Болей нет. Самая обычная изменка. Все во власти Мамбуту».

– На что жалуется Рашид?

– Он ничего не говорит – только плачет…– Голос Зухры прервался.

В запарке Первый Жрец совсем забыл о своей семье.

– Я не могу сейчас к вам прийти. Отвезите детей в Святилище Лысой Горы и ждите меня. Пусть Патерсон сидит с Рашидом. Ты меня поняла?

– Да, господин. – Рация смолкла.

«Дурное предзнаменование, – подумал Дерибас. – Но так сказали бы темные крестьяне, видящие в из-менке злых духов. Быть может, все наоборот? Многие жрецы уверены, что отметина Мамбуту – это знак избранности. Истинный Бог коснулся моего сына – значит, он не отвернулся от моей семьи».

* *

Серый Лис прятался под корнями вывороченной из земли манговишни. Он отлично замаскировался, и все же по спине ползли гнусные мурашки. Слишком близко была смерть.

Партизаны шли мимо. Черные, медные, кирпичные лица; рваная форма неизвестных армий, изношенная крестьянская одежонка. Безграничное упорство и бесконечная усталость во взглядах. Они вели под уздцы нагруженных лошаков и мулов, тащили на плечах ящики с оружием, несли носилки с ранеными. Нескончаемая цепочка медленно двигалась по джунглям, будто миллион муравьев переселялся из старого муравейника в новый – на другом конце мира.

В бытность курсантом Кнутсен изучал действия первобытных партизан, а также тактику ягд-команд и других отрядов, боровшихся с лесными братьями. Но сталкиваться с партизанами нос к носу ему приходилось не часто. Одичалые земные колонии, как правило, медленно угасали, не пытаясь сотрясти галактику. Местные же волнения и бунты никого в Лиге не интересовали, и разведке делать на нищих, агонизирующих планетах было нечего.

Бочаста стала исключением. Здесь пересеклись кровные интересы Старой Земли, страстно желающей избавиться от изменки, интересы высших чиновников Карантина, имеющих свои собственные, неизвестные спецагенту планы, интересы местных правителей, вцепившихся в насиженные кресла, и интересы фанатиков из Армии Истинного Бога, претендующих на мировое господство. Поэтому на забурлившую планету слетелись эмиссары самых разных разведок, и здесь можно встретить старых знакомых или кого-то из молодых и борзых.

Вернувшись к Следу Моргенахта, Серый Лис обнаружил разоренный лагерь черного археолога. Он послал на его поиски стаю кибермух и вскоре уже знал, что Платон угодил в плен к служителям Мамбуту, а его артефакты пополнили коллекцию Первого Жреца. Надо будет вскорости наведаться к Дерибасу в гости…

Боевые спутники и орбитальные истребители Лиги сожгли лесные лагеря, а батальоны правительственных робовоинов днем и ночью теснили партизан в долине Желтой реки и озера Банзай. Андроиды не знают страха, их нельзя купить, и потому это самый страшный враг. Если б мог, Регент вовсе не посылал бы на фронт Живых людей. Лучше заложить минеральные ресурсы и золотой запас планеты и получить тысячи беззаветно преданных, одному тебе подчиняющихся убийц, которые оснащены пусть устаревшим, но вполне эффективным оружием.

Итак, фронт трещал по всем швам, и Армия Истинного Бога отступала. Но вместо того, чтобы идти на новую базу в предгорьях Шепитхана, партизаны двинулись в направлении Следа. И это было странно. На голом месте, да еще густо «заминированном» кусочками Моргенахта, их перестреляют как в тире.

«Что-то тут не так, – думал Кнутсен. – Они меньше всего похожи на самоубийц. Придется идти следом и поглядеть. Даст бог, не заметят». Так он и сделал.

ГЛАВА 21

ГЕНЕРАЛЬНАЯ МОЛИТВА

– Первый! Первый! Как меня видишь?

– Вижу хорошо, Шестой. Докладывай.

– Похоже, они все собрались у Следа. Можем накрыть их одним залпом.

– А что мирные жители? Там наверняка есть живой щит.

– Не видать. Только солдаты и жрецы.

– Уверен, Шестой?За кого ты меня принимаешь?

– Удача нам улыбается. Скоро все девочки Ала-магордо будут наши. Атакуй – и сверли дырочки в погонах.

– Слушаюсь! Конец связи.

Документ 21 (радиоперехват)

Тонкие, длинные змеи колонн возникали из убогих горных долин, из кипящего жизнью тропического леса и сползались к Пяте Мамбуту. Затем колонны перестраивались, начиная расходиться веерами. Возникшие шеренги двигались до тех пор, пока не смыкались флангами. Постепенно вокруг Пяты образовалась единая редкая цепь.

Когда кольцо было замкнуто, пришло время выйти на сцену Первому Жрецу. Дерибас вылез из увешанного зелеными ветками паланкина. Он был в маскировочном комбинезоне без знаков различия. Только в самый последний момент Первый Жрец наденет черно-красный плащ – отличную мишень для орбиталок.

Пройдя через расступившуюся перед ним цепь, Дерибас, не раздумывая, перешагнул границу Пяты. Под ногами была окаменевшая от засухи серовато-бурая земля, плоские камни, немного похожие на тротуарную плитку, и пучки жухлой, пыльно-белесой травы.

Внутри что-то оборвалось, но страх тут же исчез. Ничего не случилось. «И не случится, – сказал себе Первый Жрец. – Я – единственный служитель и толкователь Великого Духа. Я нужен Мамбуту, и он будет беречь меня».

– Пусть все медленно идут вперед! И повторяют за мной молитву! Передайте по кругу! – прокричал, обернувшись, Первый Жрец.

Тысячи людей передали его приказ из уст в уста. Не дожидаясь, пока команда дойдет до самых дальних, отстоящих на пять километров, Дерибас пошагал дальше, читая нараспев:

56
{"b":"25178","o":1}