ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Чтобы свалить отсюда по-тихому и начать новую жизнь, нужно много денег, – проникновенно сказал археолог. – Если ты станешь моим партнером, я отдам тебе половину гонорара, который мне заплатят пузанчики.

Произнес – и самому стало душно. Так легко Платон еще никогда не расставался с миллионами. Серый Лис повернул голову и внимательно посмотрел на Рассольникова.

– Ну что, по рукам? – археолог протянул спецагенту ладонь.

Тот молча шлепнул по ней в знак согласия и устремил взгляд вперед. Платон помалкивал.

ГЛАВА 25

ЗМЕИНОЕ ГНЕЗДО

«Как часто мы мешаем друг дружке – ив результате проигрывают все до одного. Высокое искусство – столкнуть лбами своих противников и выйти победителем из безнадежной ситуации. Завидую подобным умельцам; впрочем, этому мастерству учат в любой спецшколе галактики, да только не всем учение идет впрок».

Документ 25 (из Путевого дневника)

Когда до Сияющего-В-Кущах осталось километров сто, Серый Лис затормозил, застопорил движок и вылез из кабины.

– Ты чего? – встревожился Платон.

Спецагент не ответил. Он нервно расхаживал перед пыльным бампером. Археолог тоже выбрался из машины на искрошенный гусеницами асфальт. Это было имперское шоссе, одна из лучших дорог Бочасты.

– Нас ждут, – наконец сообщил Кнутсен. – Все агенты остались в городе, несмотря на войну. И теперь…– Он не договорил, ибо не знал, что сказать.

– Если нам не прорваться в столицу, вызови корабль прямо сюда, – неуверенно предложил Платон.

Ему вовсе не улыбалось садиться на чужой корабль и лететь домой под конвоем. Хоть все экспедиционное имущество у него и отобрали проклятые партизаны, в Сияющем у Платона оставалась часть багажа. И самая его важная часть – «яйцо» биомеха в отличном состоянии. Посмертное дитя гиперпрыгуна, разумного корабля по имени «Оболтус», на котором Рассольников и ходячий муравейник Непейвода летали на Тиугальбу в поисках «золотого горшка». «Оболтус» погиб, оставив после себя полный набор прекрасных, неоднократно проверенных в деле механогенов… Рассказывать о своем единственном козыре археолог, понятное дело, не спешил.

– Будь такая возможность, я бы улетел прямо от партизанского бункера, а не тащился на этом рыдване, – пробормотал спецагент. – Бочаста еще на подлете сожрет корабль со всеми потрохами. Техника чужаков может уцелеть только в городской черте.

– А отчего Мамбуту не тронул Сияющий-В-Кущах?

– Спроси что полегче. Ты же – спец по всей этой дряни. Вот и думай!

– Я – археолог, а не физик, – буркнул в ответ Платон.

– Нас засекут, едва мы попадем в зону действия кибермух, – с уверенностью заявил Кнутсен. – У меня кое-какое добро осталось в пригороде, но туда еще надо добраться…

– Скажи: а их много, этих шпионов-дожидалыциков? Они очень сильны?

– Хватит, чтобы нас обоих разложить на кварки.

– Если они с разных планет, то наверняка враждуют друг с другом. И делиться артефактами не станут, – раздумчиво произнес археолог. – Надо, чтобы они все до одного узнали о нашем появлении. И о том, что мы везем клад Моргенахта.

Серый Лис хмыкнул, почесал за ухом и продолжил его мысль:

– Чтоб никто не остался равнодушным.

– Именно…

И спецагент их всех оповестил. Прямо из кабины грузовика он послал Киндерглассу тахиограмму, закодированную шифром средней паршивости: «Забрал все лучшие игрушки. Жду глиссер на космодроме». Если взять «детский» шифр, никто не поверит. Если самый лучший – никто не расколет.

– Что дальше? – осведомился Рассольников. – Будем ждать здесь?

– Слишком подозрительно. Не спеша двинемся к Сияющему. Дураку должно быть ясно: мы боимся нападения. Хотя мы и готовы к бою, силы наши невелики.

* * *

Шло время, а в столице по-прежнему было тихо, если не считать еженощных обстрелов посольского квартала, где окопались карантинщики из Аламагордо. Небольшие группы городских партизан забирались на крыши соседних зданий, добросовестно расстреливали в темноту сотню-другую патронов и расходились по домам. Карантинщики под командованием лейб-коммодора Токанаги вяло отвечали на огонь – вреда от него никакого, а риск поубивать мирных бочайцев велик.

Вести из провинции были тревожные: Армия Истинного Бога заканчивала перегруппировку. Несколько ударных манипул уже погрузились на машины и двинулись в поход на столицу.

Карантинщики как манну небесную ждали десантную баржу. Она шла к Бочасте с опережением графика, и постепенно Токанаги стало казаться: чудо свершится, и их действительно спасут. Киндергласс регулярно выходил на связь, говорил бодрым голосом, даже шутил, стараясь поднять настроение. Лейб-коммодор пытался шутить в ответ. Со стороны их разговоры могли показаться веселым трепом старых друзей.

И вот баржа, наконец, выпрыгнула из гиперпространства и подошла к Бочасте. На центральной площади посольского квартала царило радостное оживление. На сером асфальте по старинной традиции были намалеваны огромные оранжевые буквы «Т» – места предстоящей посадки. Автопогрузчики везли сюда разноцветные контейнеры с военным и дипломатическим имуществом. Карантинщики бегом таскали ящики с оружием и амуницией. Группа штабных офицеров, ощетинившись стволами десинторов, охраняла тита-нитовые сейфы с секретными документами.

На крышах посольств Токанаги разместил всеволновые радары, лазерные пушки, стационарные аннигиляторы и дюжину Малых Докторов – минометов с минами, начиненными вырожденным пространством. Огневые группы должны были прикрывать эвакуацию и, если надо, погибнуть ради спасения остальных. Одновременно все уцелевшие боевые глайдеры поднялись в воздух и, зависнув над городом, контролировали близлежащие районы.

– Воздушное пространство чисто – кроме вас, над планетой ни одного летуна, – доложил по тахионной связи командир десантной баржи. – Начинаем спуск.

– Ждем. Прикрытие обеспечим, – ответил Токанаги.

На экранах радаров поначалу горели лишь зеленые огоньки глайдеров. Но едва там вспыхнули желтые точки космических шлюпок, по всему городу, словно плодящиеся микробы, начали зажигаться сотни и тысячи мельчайших красных точечек – неопознанные летающие объекты. В небо над Сияющим-В-Кущах поднялись тучи шпионских кибермух.

Лейб-коммодор решил, что мухи будут мешать эвакуации. Он и не догадывался, что это началось сражение инопланетных агентов, а победитель получит бесценные артефакты из Следа.

– Что делать? – спросил у Токанаги командир ала-магордской бригады.

– Сбивать! – рявкнул ошеломленный лейб-ком-модор.

– Надо вернуть шлюпки – пусть держатся на безопасном расстоянии.

– Надо успеть до их прилета!

Впрочем, командир баржи не собирался рисковать своими суденышками. Он тотчас отдал приказ, и шлюпки зависли на высокой орбите. Посадка была отложена на неопределенное время. Карантинщики занервничали – один раз они уже опоздали удрать с Бочасты. Ситуация могла повториться.

Тем временем стаи кибермух накинулись друг на друга. Глайдеры и огневые группы начали их отстрел. Горящие, разбитые, изувеченные устройства посыпались на улицы, скверы и крыши столицы. В небесах пламенели зарницы термитных разрывов, над городом лопались вакуумные мины, вырожденное пространство выплескивалось из подствольных капсул, уничтожая на своем пути любую материю и прогрызая дыры в самом континууме. Лазерные лучи хлестали по небу со всех направлений, сметая вниз электронный «мусор». Бочайцы попрятались кто куда. На земле тоже шел бой: на улицах опустевшей столицы то тут, то там вспыхивали скоротечные схватки до зубов вооруженных агентов. Метались лазерные лучи, рвались мины, ползли облака ядовитых газов, вырожденное пространство как языком слизывало целые кварталы. Хозяевам помогали боевые киберы всех мастей.

Агент, выигравший поединок, двигался дальше, чтобы через несколько минут или даже секунд напороться на другого победителя и выяснить с ним отношения. Это было соревнование по олимпийской системе – с выбыванием на тот свет.

64
{"b":"25178","o":1}