ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Затем я обошел дворец Чеховских из конца в конец. Хотел лично удостовериться, что не осталось ни единого живого чудовища. А главное, я обязан был найти псевдо-Лиознова. Он валялся где-то тут, среди трупов. Президент Сибирской Республики должен быть убит окончательно и бесповоротно – это лучший выход из нашего в любом случае плачевного положения.

И, слава Логосу, я его нашел. «Змеюка», принявшая облик Василия Лиознова, умерла от прямого попадания в сердце, не успев измениться. Теперь надо было сфотографировать труп и как можно скорей передать снимки во все столичные газеты, чтобы никто не мог пустить в дело копию номер два. Тем временем мои бойцы вытащили из грузовика канистры с бензином и стали поливать каретный сарай, расположенный среди хозяйственных построек. Бегом таскали туда носилки с полностью или частично превратившимися тварями. И следа от «змеюк» не должно остаться – одна только копоть и пепел. Чтоб неповадно было соваться в мир, манипулировать людьми.

Было и другое мнение: показать народу истинное лицо государственных мужей, оказавшихся марионетками в руках чудовищ, рассказать все до последней подробности. Народ нас поймет, народ нам поверит, ведь народ мудр…

Фрол Полупанов со товарищи пытался меня уговорить еще до отъезда из Кедрина. Я лишь посмеялся, его выслушав.

Дожить до сорока восьми лет, командовать сотнями бойцов и нисколечко не разбираться в психологии мирян. Обыватель не ведает благодарности, не терпит перемен (до тех пор, пока сам не помчится незнамо куда, круша все на своем пути) и на нюх не выносит тех, кто мудрее, прозорливей его.

Но пока что решения принимал я, и Фрол, стиснув зубы, вынужден был подчиниться. Невооруженным глазом было видно: он все больше тяготится моей властью и при первой возможности постарается из-под нее уйти. Самый лучший мой командир, самый верный защитник святых идеалов Гильдии… И с кем я тогда останусь?

Каретный сарай пылал, подожженный с четырех сторон. Пламя вырывалось из распахнутой двери, гудело в вентиляционных ходах, взметнулось в небеса через прогоревшую крышу. Лопались фонари, пылали старинные кареты. На колокольне собора Святого Аббакума бил набат, со всех концов города, звеня колоколами и гудя клаксонами, неслись сюда красные «пээры» пожарной команды и моторы Корпуса Охраны.

Тем временем и-чу маленькими группками устремились на ближайшие станции и полустанки чугунок, на речные пристани, в моторные депо, чтобы рассеяться по стране, раствориться как соль в воде, а спустя несколько дней объявиться в городе Кедрине.

Во дворце князей Чеховских через несколько минут начнется операция прикрытия. После яростной перестрелки жандармский разъезд обнаружит восемь трупов джунгар-ских диверсантов, с ног до головы увешанных оружием. При них будут найдены подлинные документы ханской «золотой сотни» и подорожная из Урумчи до семиречинской границы.

«Чудом оставшийся в живых» Ильяс Хусубеков позволит схватить себя и под пытками признается, что именно он решил отомстить лидерам «Белой воли» за смерть своих соплеменников на Центральном рынке Каменска. Именно он при негласной поддержке влиятельных урумчинских вельмож сколотил боевую группу. И именно его коварный план увенчался успехом.

Послу Джунгарии будет вручена нота министерства иностранных дел, а войска на южных рубежах отечества на время будут приведены в боевую готовность. После громкого процесса убийцу публично повесят.

Девять лет назад Ильяс был внедрен в охрану джунгарского хана и, будучи великолепно законспирирован, сделал блестящую карьеру. Пройдя путь от простого стражника у дворцовых ворот до командира «золотой сотни», Хусубеков вошел в ближний ханский круг. Иногда он передавал на родину сведения, которым не было цены. О его секретной миссии знали пять и-чу, включая моего отца.

Гибель Ильяса станет тяжелым ударом для Гильдии, но зато в разработанную мной легенду поверят даже самые опытные и проницательные чины сибирской контрразведки. И никакие дьявольские приемы Корпуса Охраны не смогут расколоть Ильяса Хусубекова. Ведь он заговорен тремя матерыми старшими логиками, которые по суммарной логической силе равны одному Великому. И сам Ильяс свято верит в то, что он – верный сын Джунгарии, правоверный мусульманин и пламенный мститель-моджахед.

Мы блестяще провели операцию. Жандармерия купилась на нашу легенду. Временный Правитель Сибири Сёмин-Ворчалов утвердил приговор военно-полевого трибунала. Ильяса Хусубекова публично казнили на площади перед зданием Верховного суда Сибири.

Президент Сибирской Республики был с почестями похоронен на кладбище Обского монастыря. Усть-кутский губернатор Сёмин-Ворчалов взял на себя всю полноту власти, объявил чрезвычайное положение, распустил Государственную Думу и запретил политические партии.

Одним из своих первых указов Временный Правитель разоружил все негосударственные формирования, за исключением охотничьих артелей. Гильдия Истребителей Чудовищ добровольно сдала тяжелую боевую технику, захваченную в Каменске, заявила о лояльности новым властям и была внесена в список праведных охотников. Кто бы мог предположить, что это не конец войны, а передышка, которая продлится всего полтора месяца?..

История третья

ПАСТЬ ДРАКОНА

Судьба не приносит нам ни зла, ни добра, она поставляет нам лишь сырую материю того и другого. Нам самим предоставляется придать ему форму.

Мишель Монтень. Опыты

Глава первая

Потолок с трещиной

Я стоял у карты Каменской губернии и указкой размашисто чертил стрелы длиной верст этак в пятьсот: сюда вот рубанем всей мощью – р-раз, р-раз, а если охватят, из горловины «мешка» выскочим – так, так и так, а потом ночной стремительный марш – и встречный бой!.. Едва толстенную бумагу острием не проткнул. Был я, что называется, в ударе, и казалось мне: все в наших руках, сдюжим – что бы ни случилось, надо только собрать силы в стальной кулак, размахнуться посильней и-и-и…

Собеседников своих я убедил. Зажглись глаза, прекратилось назойливое постукивание по крышке огромного стола. Следили за движением указки, каждое мое слово ловили. Сегодня я царил в штабе, я вершил судьбы тысяч людей, решал, кому жить, а кому умереть. По большей части – умереть. Весь вопрос: где, когда и ради чего…

Кто мы такие? Оперативный штаб Армии Белого Солнца – так теперь называется наше крыло Гильдии. Белое солнце изображено на стяге Истребителей Чудовищ. Этот цвет – цвет и-чу. Чудовища же всегда были черными. Ну а те, кто с ними связался, смешал цвета – им вовек не отмыться от серого, грязного…

И сейчас оперативный штаб определял судьбу осенне-зимней кампании. Докладывать поручили мне – очевидно, в свете недавних заслуг, ведь всеми признанного руководителя у нашей Армии пока нет. Его предстоит избрать – можно представить, какие закулисные баталии нас ожидают. А до тех пор Армию Белого Солнца возглавляет Военный Совет. Также у нас имеется «священный покровитель» – Великий Логик Сибири Феофан Васильчиков, который на словах поддержал наше крыло, но, правда, даже пальцем не шевельнул, чтобы нам помочь.

Да и Армии самой, по правде говоря, пока нет – только разрозненные, раскиданные по стране отряды. Из них еще предстоит выковать единый военный организм. Большая часть Гильдии по-прежнему не определилась и выжидает.

Противостоящая нам Армия Белого Меча собирается вокруг фигуры тобольского Воеводы Алексея Пушкарского – превосходного тактика, прирожденного оратора, умеющего зажечь любую аудиторию, и отчаянного храбреца. Но… все эти великие достоинства не могут перевесить одного-единственного недостатка: Пушкарский дьявольски тщеславен.

Армия Белого Меча готовится взять реванш. Там полным-полно горячих голов, которые уверены: достаточно нанести внезапный, разящий удар, и фортуна снова повернется к ним лицом. Они жаждут отмщения за «предательское нападение в Каменске» – так они теперь называют выигранный нами бой.

62
{"b":"25179","o":1}