ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Отлеживался я в хибаре старого затворника Пантелеймона по кличке Горластый. В наши края его сослали полвека назад – из ополяченной Московии, в недолгое безалаберное царствование Его Величества Гавриила Второго. Было тогда заключено секретное соглашение об обмене ссыльными поселенцами. Это поразительное творение бюрократической мысли доныне никто не отменял, хотя давно оно пылью покрылось да паутиной заросло. За какие именно прегрешения отправили Горластого в тайгу, уже никто не знает. Скорей всего за сектантство. Каждый сибиряк для москалей – сектант, так что всяким там хлыстам и жидовствующим у нас самое место.

Кстати, о Московии. В результате победоносной польской интервенции и разгрома ярославского ополчения Московское царство было упразднено. На его месте Сейм Речи Посполитой учредил наместничество в составе осьмнадца-ти воеводств. Само собой, ляхам было не сожрать столь огромный кусок – подавились. Однако кровь православная текла не ручьями и даже не реками полноводными – море крови было пролито, а слез еще поболе. Стон стоял над раздираемой на части Московией. Татары казанские да астраханские восстали. Крымский хан ударил в подбрюшье Руси, сжег Рязань и Тулу, увел в полон столько землепашцев, что все дороги от Калуги до Бахчисарая были забиты пыльными колоннами.

И тогда уже не в Дикую степь и не к Волге-матушке, а в Сибирь побежали тьмы и тьмы русских людей с Белого моря и берегов Ильменя, из донских степей и приокских пущ. Хоть немало переселенцев пали по дороге от голода и мора, под ножами татей ночных да под стрелами мстительных кочевников-башкирцев, все же половина великороссов постепенно собралась под крылом воеводы Ермака Тимофеевича и его наследников. Собралась и расплодилась, заселяя тучные, не ведавшие плуга степи и кишащие дичью леса.

К двадцатым годам семнадцатого века сложилась на русских землях такая вот печальная картина: Новгород Великий попал под власть шведов, Поморье, отколотое от Москвы и формально ставшее «вольной землей», платило Стокгольму немалую дань. Шведский гарнизон стоял на Соловках, а посольство в Холмогорах больше напоминало военную крепость.

Ляхи с литовцами, прирезав к Речи Посполитой Псков, Смоленск и Курск, посадили на московский престол Лже-дмитрия Третьего и были вполне довольны политикой своего ставленника. Когда «Сидорка» погиб при странных обстоятельствах и в Москве вспыхнул бунт, на ляшских штыках в Кремль въехал новый правитель – князь Вишневецкий. Его участь тоже была плачевной. Жестокого князя привязали за ноги к двум жеребцам и пустили их вскачь.

И только к середине века ляхи наконец вынуждены были отступиться. Земский собор избрал нового царя из знатного боярского рода. Но к тому времени Московское царство превратилось в небольшое государство, зависимое от могущественных соседей. Оно лишилось пограничных земель, многих крепостей, арсеналов и всякого выхода к морю.

Юг и восток Руси, казалось бы навечно закрепленные за Москвой Иоанном Четвертым, тоже были утеряны. Крымский хан, пользуясь поддержкой Порты, наголову разбил донских казаков. Заключив союз с ногайскими и калмыцкими ханами, он вывел свои тумены к Каспию, чтобы поддержать братьев по крови и вере.

Ханов подстегивал и умасливал Стамбул. И пять лет спустя, смирив гордыню и пойдя на взаимные уступки, они наконец съехались в Бахчисарай. Там был подписан договор о создании Татарской конфедерации. Образовался так называемый «зеленый полумесяц», охвативший Мос-ковию с юга и востока. Он окончательно отколол от нее Сибирь, которая к тому времени фактически уже обрела самостоятельность.

Потом Конфедерация не раз пыталась продвинуться на восток, но Уральский Камень так и остался для нее непреодолимым препятствием. Когда Конфедерация распалась (а иначе и быть не могло), молодое сибирское государство могло вздохнуть спокойно. Правда, нападения отдельных татарских князьков, стремительные набеги башкирской конницы продолжались еще долго. Рабы и металл – вот что неудержимо влекло врагов в Сибирь.

Как бы то ни было, на два долгих века Сибирь оказалась отрезанной от христианского мира и ориентировалась исключительно на Восток. Торговля с фаньцами, бухарцами и моголами процветала. Крепла империя, которую по образу и подобию соседей провозгласил правнук Ермака Тимофеевича Ферапонт Крутой после того, как разгромил джунгарские тумены и замирился с неукротимым ханом.

Лишь в начале прошлого века Сибирь заявила о себе на европейской арене, отправив экспедиционный корпус в помощь окруженной врагами Галлии. Первый блин вышел комом, однако сибирские императоры были упорны, и в ходе гражданской войны, охватившей земли Священной Римской Империи, именно сибирские дивизии поддержали миротворческие усилия Венеции. После окончания междоусобицы сибиряки целых десять лет стояли в Вене и Мюнхене. Впрочем, это особая история…

Да, именно Сибирь стала местом консолидации новой русской нации. А надолго утратившая самостоятельность, лишившаяся окраинных земель Белокаменная потеряла всякую надежду стать Третьим Римом. Сейчас католиков и мусульман там много больше, чем православных. И вот уже четвертый век кряду единственное истинно русское государство – наша необъятная Сибирь, протянувшаяся от Камы до Охотского моря, от Ледовитого океана до джунгарских пустынь.

Поразительный бас старика не часто звучал в моей светелке. Пантелеймон, поспешая ввиду скорого наступления зимы, с утра до ночи разъезжал по окрестным лесам, занятый какими-то неотложными делами. Казалось бы, грибы-ягоды заготовлены, дичь и рыба засолена и завялена, травы насушены, настои да настойки по полкам стоят, вызревают. Ледник и кладовые в убогом с виду жилище Горластого ломились от запасов. ан нет, нашлись еще заботы У старика…

Охранявший меня Перышкин постепенно, строго дозируя горькую правду, рассказал мне о том, что произошло в Сибири. Операция «Падший ангел» началась одновременно по всей стране. Готовили ее высшие чины Корпуса Охраны – в строжайшей тайне от полиции и армии и даже от Временного Правителя. Утечки не случилось – все организаторы «Падшего ангела» были надежно заговорены.

Только накануне в ночь Сёмин-Ворчалов был поставлен перед фактом и после недолгих раздумий дал добро. В случае отказа (он это прекрасно понимал) ему был гарантирован внезапный «сердечный приступ». Однако вся ответственность за начавшееся кровопролитие, само собой, ляжет на него.

В операции участвовали все войсковые подразделения Сибири. В каждом городе и уезде командование взял на себя старший офицер Корпуса Охраны. Ему обязаны были подчиняться и полицейские участки, и армейский гарнизон, и казачий курень. Этот жандарм мог расстрелять без суда и следствия любого.

Лишь в пяти городах и-чу оказали серьезное сопротивление и отступили с боем. Так было в Кедрине, Охотске, Копях-на-Шилке, Нерчинске и Морских Воротах. Плюс, конечно, Дикие Лагеря, куда без бронеходов власти и сунуться-то боялись. Авиация отбомбилась на них с большой высоты, опасаясь противолетных заговоров, и вернулась на аэродромы. А когда по проложенным гатям и вырубленным и расчищенным просекам подошла наконец тяжелая техника, «дикари» давным-давно растворились в лесах.

Дикие Лагеря – еще совсем недавно секретные лагеря, где мы готовили ударные отряды Армии Белого Солнца. Лучшие из лучших и-чу обучали там новобранцев. Тсс! У нас тоже была своя строжайшая тайна: мы набрали обычных сибирских парней, которые не имели ни малейшего отношения к Гильдии, но страстно желали стать великими воинами. Ради высокой цели мы преступили еще одну священную заповедь и-чу: ни при каких обстоятельствах не разбавлять свои ряды мирянами.

Мы взяли на себя страшный грех – и все впустую. Операция «Малая кровь» так и не состоялась. Нам не хватило считанных недель на ее подготовку. И теперь Дикие Лагеря – что-то вроде партизанских баз времен Мировой войны. И-чу использовали опыт пинских и беловежских партизан, которые годами терзали имперские тылы.

За одну ночь по стране взяли больше половины членов Гильдии – из обеих Армий, не разбирая. И почти всю ее верхушку. Старших чинов и-чу выследили заранее. Почему те не почуяли за собой «хвост»? Тайна сия велика. И в ее разгадке, быть может, кроются ответы на главные вопросы, что встали перед нами.

65
{"b":"25179","o":1}