ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это современный, во сто крат ухудшенный вариант Агасфера – наказание уже не вечной жизнью, а вечными ПЕРЕМЕЩЕНИЯМИ. И страшней всего для Игоря была беспомощность, полное бессилие, когда никак не зацепиться за очередное тело, не остановить бег, когда каждое начинание, раскручиваемое при постоянном страхе не успеть, всякий раз проваливается… Бог Метаморфоз откровенно смеялся над ним.

Контур вершин окрасился ослепительной желтизной. Солнце вставало, но оно светило не для Примака…

К телефону подошла Сережкина жена, Тамара Тимофеевна, Томка… Игорь был свидетелем на их свадьбе…

– Здравствуйте. Сергея Федоровича, пожалуйста…– Голос Примака чуть дрогнул.

– Сейчас позову. Прошло секунд двадцать.

– Я слушаю, – уверенный рокочущий голос.

– Сергунька, это Игорь…– подавившись воздухом, с трудом проглотил тугой комок, – …с тобой говорит. – В ответ лишь шипение телефонной трубки.

– Простите…– Голос генерал-полковника Булина был уже совсем не тот. – Я что-то не узнаю… Какой Игорь?

– Примак… Игорь Николаевич. Помнишь такого?.. Молчание. Странные свистящие звуки, словно птичка какая поет. Может, и верно птичка. Жил ведь у них раньше в клетке то ли щегол, то ли канарейка. Потом лишь одно слово – будто гиря, обрушившаяся на весы: – Помню…

– Знаешь, небось, что души скачут? Вот и моя, когда пулю в лоб пустил, тоже… Теперь летаю из одного тела в другое – не остановиться… Потому и голос не мой – взял на прокат вместе с телом… Звоню тебе из Белостока, а до этого был в Патагонии. Хорошо, здесь телеграф рядом…

– Погодите, – перебил “Сергунька”. – Примака я хорошо знаю, но он умер. Покончил с собой десятого октября.

– Именно что покончил, да все не так оказалось. Тело-то осталось лежать с дырявой башкой, а душа… Она отлетела и понеслась – не удержишь…

– Не мелите чепухи! Какой-то дурацкий разговор получается!.. – Голос “Сергуньки” все больше пропитывался непонятной злостью. – Зачем вы мне позвонили?! Только душу травите! Поиздеваться захотелось?! Друг он мне был, друг – понимаете?! – Булин уже кричал.

Теперь не было сил отвечать у Примака – ему словно в лицо плюнули. Но все-таки совладал с собой – отступать-то ему было некуда.

– Вы только трубку не вешайте, Сергей Федорович… Я докажу… Сейчас я вам докажу…– От стыда готов был сгореть, но продолжал заискивать перед “Сергунькой” – испугался, что оборвет разговор. – Помните, как мы еще старшими лейтенантами ездили тайком на Клязьму – рыбу глушить, а потом за какой-то девкой по берегу гонялись пьяные, но, слава богу, не поймали, и вы мне еще тогда нос разбили?.. Ну, помните?..

– Было такое…– после паузы ответил генерал-полковник Булин. – Откуда вы… узнали? – Глухой голос его был мрачен и полон скрытой боли.

– Неужто думаешь, Примак мог кому рассказать?! – возмутился, обидевшись за самого себя, Игорь Николаевич. Незаметно для себя перешел на “ты”. – Спьяну что ли или под пытками?

– Сыворотка правды любого разговорит…

– Значит, не хочешь меня признавать, – беспомощно произнес Примак. Он вдруг почувствовал жуткую усталость. – А что тебе стоит?.. Разве Родину прошу предать? Поверить всего лишь, что не умер я!

– А зачем тебе это?! Даже если ты – это ты, зачем тебе это?! Рану бередить?! Ведь не вернешь уже ничего! Сам все загубил!.. – Вряд ли Булин отдавал сейчас отчет в своих словах.

Телефонная трубка обожгла Игорю Николаевичу ухо.

– Игорь?! – вдруг закричал “Сергунька”. Это был живой голос, это был крик души, словно разом прорвалась казавшаяся непреодолимой плотина. – Это ты, что ли?! Только не вешай!.. Игорь!!! Ты!!! Да отвечай, черт! – Он кричал и кричал, страшно боясь, что уж больше не получит ответа.

– Да не бросаю я, – тихо ответил Примак. – Разговор заказан на целый час. Только мне самому столько не протянуть…

– С твоими все в порядке…– затараторил Булин. – Жанна очень переживала, слегла даже, но теперь получше – отошла малость, на работу ходит…

– Я видел их…

– Когда?! Чего же?! – “Сергунька” подавился словами.

– Восемь дней назад. А кажется – уж год прошел…

– И что?

– Ты думаешь, я мог к ней подойти? Или к дочке? Вот так просто подойти и сказать: “Я – Игорь”, – и исчезнуть, быть может, навсегда. “Здрасьте, я твой папа!..” Так что ли?

– Наверное, ты прав… И что же теперь?

– С кем это ты так долго? – расслышал Примак вопрос Томки.

– Не мешай, – буркнул Булин. – Очень важно…

– А ничего, Серый, – сказал Игорь Николаевич. – Ни-че-го. Кто умер, тот умер… Только очень уж хотелось, чтоб хоть одна живая душа знала, как было дело… И что прощения у своих хотел попросить, но не решился… И перед тобой, Сергунька, я тоже виноват… Ты ведь за меня хлопотал столько раз – вытаскивал из дерьма, а получается… ради чего? И неприятностей у тебя из-за меня было… А я вот струсил, от “Гааги” сбежал…

– Ты хоть слышал, что Хабад убит?

– Да, – почти безразлично ответил Примак. – Тело его убито – только и всего…

– Ну ты и наворочал там, наделал делов…– все-таки вырвалось у Сергея Федоровича.

Примак молчал, говорить об Африке не было сил.

– А дальше-то что? – снова спросил Булин.

– А дальше я СДАЮСЬ. Не могу больше так мотаться. Устал от смерти бегать – пора и честь знать…

Телефонная трубка выпала из руки. Душа его ОТЛЕТЕЛА СОВСЕМ.

84

Из Указа Президента Российской Федерации:

“В связи с прокатившейся по стране волной аварий и террористических актов и в соответствии с Конституцией страны объявляю чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации с 22 часов 28 октября сроком на 30 дней. Одновременно во всех населенных пунктах устанавливается комендантский час – с 22 часов вечера до 6 часов утра по местному времени. Лица, виновные в его нарушении, будут привлекаться к уголовной ответственности по всей строгости закона.

Председатель Комитета по чрезвычайным ситуациям временно назначается первым заместителем…

Вся ответственность за осуществление мероприятий чрезвычайного положения на местах ложится на губернаторов и президентов республик, в непосредственное подчинение которым переходят военные коменданты и руководители правоохранительных органов.

Деятельность Федерального собрания, республиканских парламентов, областных и городских дум, а также профсоюзов, всех общественных и политических организаций временно объявляю приостановленной…

В средствах массовой информации вводится режим предварительной цензуры, осуществляемый специальным цензурным комитетом при премьер-министре России. Деятельность представителей зарубежной прессы…

Границы государства вплоть до особого распоряжения объявляю закрытыми… Все иностранцы, находящиеся на территории России, за исключением дипломатического корпуса, подлежат обязательной регистрации в отделениях полиции по месту проживания в течение 24 часов. Лица, нарушившие…

На всех хозяйственных объектах стратегического, общегосударственного значения создаются отряды особого назначения смешанного состава (из гражданских лиц-добровольцев, сотрудников МВД и военнослужащих) для обеспечения охраны и постоянной проверки персонала…

На территориях, где нарушена нормальная торговля товарами первой необходимости, вводится нормированное распределение продовольствия…”

60
{"b":"25180","o":1}