ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гости «Дома на холме»
Поцелуй опасного мужчины
Хищная птица
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Дорогие гости
Как перевоспитать герцога
Пятизвездочный теремок
Ключевые модели для саморазвития и управления персоналом. 75 моделей, которые должен знать каждый менеджер
Врач без комплексов

Этот, правда, оказался поустойчивее других; довольно долго они с Иваном успешно отражали выпады друг друга и один раз Иван лишь каким-то чудом успел уклониться от молниеносного удара противника. Неожиданно тот споткнулся на ровном месте, и Иван, не теряя ни секунды, вонзил свой меч прямо ему в грудь.

Он выпрямился, тяжело дыша. Каждая мышца его пела, он чувствовал невыразимый восторг и пьянящую радость поединка. Соперник Ивана попытался приподняться — и пухнул навзничь, обратив мертвое уже лицо к равнодушным серым облакам. Иван глянул в это лицо — и отшатнулся, как от удара.

Он увидел самого себя.

Мысли смешались в голове Ивана. Двойник?.. Или…

Он услышал ехидный смешок и повернул голову.

— Ну что, повеселился? — спросил его возможный профессор в сером. — Как ты его обработал, однако…

Иван уже справился с собой.

— Пустое, — пренебрежительно сказал он. — Что у нас там дальше? Дракона крошить будем?

Человек в сером изучающе посмотрел на него.

— Нет. Дракона, братец, тебе по чину не полагается, — сказал он. — А вот за эти подвиги заслуживаешь ты награды. Пошли.

— Это куда еще? — спросил Иван, небрежно поигрывая мечом. — Кругом ведь пустыня.

— Да какая пустыня? — с притворным изумлением спросил человек. — Смотри!..

От удивления Иван был вынужден открыть рот.

Только что вокруг, куда ни глянь, было серое мертвое безмолвие, а сейчас уже они стояли у ворот шикарного даже по местным восточным меркам дворца. Небо просветлело, под ногами зашелестела изумрудно-зеленая травка.

Одним словом, красота.

— Пошли-пошли, — поторопил его человечек и засеменил в сторону дворца.

Иван последовал за ним.

Ворота распахнулись перед ними — бесшумно, с вели-вой неспешностью.

Они вошли во дворец, миновали один зал великолепий, с мраморным полом и колоннами, прошли другой, с коврами и золотым оружием, по стенам, вступили — третий, еще краше предыдущих, в дальнем конце которого стоял огромный трон из черного мрамора. На троне восседал здоровенный мужик, облаченный в черную же ниспадающую мантию.

По бокам трона стояли двое стражников в черной металлической броне, с черными лицами (негры, смекнул Иван) и огромными кривыми мечами вороненой стали. Стражники были такого вида и такого роста, что Иван даже усомнился — а не работа ли это местного придворного скульптора из тех, что страдают гигантоманией и обожают делать чудовищные подарки.

Вероятный профессор пихнул Ивана в бок. Иван глянул на него — вот те на! — виртуальный фон Кугельсдорф тоже оказался в черном.

— Падай ниц! — прошипел двойник профессора Ивану в ухо. — Перед тобою великий Нингирсу!..

— А кто это? — спросил Иван и падать не стал. Профессорский двойник выпучил было на него глаза, но тут раздался сильный голос:

— Приветствую тебя, чужеземец…

Это заговорил сидевший на троне. Иван наклонил голову и шаркнул ножкой.

— Ты оказал неоценимую услугу нам, — продолжал этот самый их Нингирсу, — убив незваных гостей, пришедших с Запада. За это тебе полагается награда, и сейчас ты ее получишь…

Последнее прозвучало несколько зловеще, и Иван на всякий случай покрепче сжал меч.

Однако ничего страшного не случилось. Более того, произошло как раз обратное.

Из боковых проходов в зал впорхнула стайка симпатичных девиц в каких-то немыслимого изящества и прозрачности одеяниях.

Собственно, одежд Иван, можно сказать, не заметил. потому как девицы были до того хороши, что слов не стало, а мысли немного спутались. Призывно улыбаясь, девахи обступили Ивана и куда-то повлекли его с ласковой настойчивостью.

Ни намека на враждебность не было в их действиях, а было все наоборот, и Иван с охотою подчинился.

Девицы завлекли его в роскошные покои, сплошь устланные коврами невероятной работы, оставили Ивана там, а сами тут же упорхнули.

В будуаре были расставлены низкие столики с драгоценной инкрустацией, на которых было много всяких чаш, кувшинов и ваз, наполненных разными шербетами, винами и фруктами… журчала вода в фонтане, а еще Иван увидел кровать потрясающих размеров, и на этой самой кровати возлежала такая девица, что у Ивана разом вышибло все оставшиеся мысли и прямо-таки сперло дыхание.

Она была просто прекрасна. Тонкая, смуглая, с чудесной, но не слишком большой грудью, с длинными, обалденной красоты, ногами… гибкие руки, гладкие изящные ступни, идеальный овал лица, а еще — совершенно нездешние прекрасные золотые волосы и бездонные глаза такого синего цвета, какого в природе просто не могло бы быть, если бы Иван не видел этого сейчас…

В глазах ее он прочел все — восторг и негу, нездешний ум и опыт, желание и такую силу страсти, что просто шагнул к ней и очнулся только через неизвестно какой промежуток времени…

Иван попытался приподнять голову — и решил оставить бесполезное занятие. Сил не было вообще ни на что.

Она уловила его движение и нежно коснулась его блестевшей от пота груди.

Силы появились.

…Вторично он очнулся от низкого вибрирующего звука, пронесшегося по дворцу и заставившего задрожать стены. Головы Иван решил не поднимать, ограничившись тем, что открыл глаза.

Было хорошо. То есть было хорошо так, как никогда не было. Тело стало вялым и непослушным, но это не мешало, потому что сладкая истома пронизала каждую его клеточку и несла куда-то вдаль, баюкая и давая спокойное наслаждение. Он почувствовал возле себя свою (как он с гордостью подумал) женщину, ощутил теплоту ее нежной груди, маленькую ласковую ладонь у себя на щеке и улыбнулся, как дурак.

Было очень хорошо.

Он слегка пошевелился и почувствовал под лопатками некую шершавость. Иван недоуменно нахмурил брови, но потом улыбнулся снова. Ковер!.. Ну конечно же, кровать-то они благополучно поломали… и продолжали на полу…

Захотелось пить и наоборот. Он вспомнил, что где-то должно было оставаться вино, и, осторожно сняв с себя руку женщины, пополз к кувшинам, в беспорядке валявшимся неподалеку.

— Куда же ты, милый?..

Голос у нее был влекущий, глубокий, нежный… Иван посмотрел на нее, такую свежую, безо всех этих припухлостей и заспанностей, которые случаются даже у лучших земных женщин, такую прекрасную и единственную… и снова прошептал ее имя — то, которое уже шептал, говорил, кричал час, день, год тому назад…

— Лилит, — ласково сказал он, задумчиво, словно пробуя на вкус нежность утренней росы, — Лилит…

Она улыбнулась ему так, что он снова забыл обо всем, кроме одного…

— Иди же ко мне… — она вся потянулась к нему, — иди…

— Сейчас-сейчас, — заторопился Иван, — вот только… гм…

Он вдруг почувствовал себя весьма неуверенно. Черт, да где же здесь у них удобства находятся?..

— А что это нас разбудило? — брякнул он несколько невпопад, озираясь по сторонам. — Гул какой-то…

— Ах, это… — Она сладко потянулась и замерла в такой позе, что Иван сразу перестал озираться. — Это был гонг. Вторая ночь прошла…

— Что? — переспросил Иван. — Вторая…

И тут у него словно пелена с глаз спала.

Вторая ночь. Лилит… то есть та самая. Известная демоница. Здорово.

Он вскочил и на подгибающихся ногах побежал одеваться. Одежды было немного, но она оказалась разбросана повсюду, и Иван потерял несколько драгоценных мгновений, пока натягивал свои сублегалии. За эти секунды его подруга поняла, что что-то идет не так. — Стой… подожди. Постой…

Голос ее менялся, сваливаясь в шипение. Иван глянул на нее и с ужасом увидел, как тело Лилит стало стремительно преображаться: кожа, только что бывшая гладкой и смуглой, позеленела и погрубела; череп удлинился, чудные золотые волосы повылезали и осыпались на ковер; глаза полыхнули злобным огнем, оскалились выставленные вперед жуткие клыки; с треском развернулись за спиной перепончатые крылья. В пасти мелькнул раздвоенный алый язык.

Честно говоря, Иван не столько испугался, сколько огорчился. Вот тебе и раз… А какая была женщина! Ах какая женщина…

20
{"b":"25191","o":1}