ЛитМир - Электронная Библиотека

— Далее мужу стало нестерпимо стыдно за организацию мерзостей, и он совершил попытку саморасстрела…

— Нельзя ли без элементов противостояния? — фигурально развел нас с Виком по разным углам Борис. — У меня еще не все ладно с мозгами, пожалейте.

— Ладно. В воскресенье нас с тобой похитили люди, которые последними посещали редакцию. Ты им был без надобности. Меня побили и позволили выбраться на шоссе. Валентин Петрович, покочевряжившись для вида, опоил кофе с какой-то дрянью, транспортировал к себе и приступил к расспросам. Но не успел ничего толком выяснить, меня забрал муж. Добился он своего вчера, узнав про байку Шевелева. Перед этим он удивительным образом отреагировал на звонок якобы шантажистки: попросил зашиты у милиции, но солгал про время встречи.

— Поля, а главный редактор не оставлял вас с этим Валентином Петровичем один на один в кабинете? — уточнил Борис.

— Нет.

— Значит, либо он в курсе, либо просто ждал, когда его попросят удалиться.

— А я вот просто жду, когда мне сообщат, что мужа пытались убить. Господин полковник, его Игорь приканчивал?

Вик выпустил руль. Потом стиснул его и искоса посмотрел на меня. Из расширившихся зрачков сочились изумление и виноватость.

— Игорь — телохранитель? — спросил Борис, которому Измайлов, кажется, без поблажек загружал в больнице сотрясенные мозги.

— Он еще и капитан ФСБ, — подсуетилась я.

Юрьев парень воспитанный, но ругнуться, как выяснилось, умеет многоэтажно. Правда, после извиняется.

— Их что, в ФСБ стрелять не учат? — вырвалось у него.

От повторного «прости» я отмахнулась. В сущности, вопрос Бориса был неплохим ответом. Тут Измайлов собрался с духом:

— Поленька, расстраивать тебя невмоготу, раз. Твой бывший прекрасно знал, кого пасет Игорь, и предоставлял ему возможность работать в обмен, сама соображаешь, на отпущение кое-каких старых грешков, два. Капитан не возражал против доведения до тебя этого. Чтобы дальше нос не совала. Не было Игорю резона рубить сук. Вот остальными охранниками он сейчас вплотную занимается. И я им не завидую. Капитан — мужик лютый.

— А стерва?

— Действительно в саду прогуливалась, мигрень по ветру развеивала. Но откуда тебе известно…

— Какой же кретин станет палить себе за ухо, а не в висок?

— Милая, — нежно и вкрадчиво шепнул Вик, — у тебя не многовато подробностей?

Надеялся поймать на слове? Меня?

— Его подруга ткнула меня пальцем туда, где была дырка. Ощущение гадкое.

— Ах вот оно что.

Вик то ли обрадовался, то ли разочаровался, но продолжил ровным тоном:

— Поля, некто приблизился сзади. Видимо, жертва начала поворачивать голову на звук шагов. Пришлось нажать на курок.

— За чем же они охотятся? Два трупа, травмы Бориса, ранение…

— При любом раскладе объект один — деньги. А ты, оказывается, в состоянии держать язык за зубами.

Возразить было нечего. Мы опустошенно безмолвствовали. Но Измайлову не терпелось:

— Борис, ты предлагал пораздражать Валентина Петровича.

— Есть идея, — согласился Юрьев и не скрыл ее от нас.

В рабочем кабинете Измайлова собрались Вик, Балков, Юрьев и Игорь, который сурово сообщил, что «приобщен к делу». Я потребовала до кучи в компанию Крайнева, на меня шикнули. Мне было велено устрашить Валентина Петровича. Советовали все, и наперебой, и по очереди. На слух это было даже остроумно, однако почти сразу стало очевидно — мы проигрываем. Всухую. Разговаривая с ним в первый раз из автомата, я хулиганила, совершенно не хотела его видеть, но у меня получалось. Теперь же, в присутствии четверых нервничающих мужчин, я никак не могла взять в толк, почему Валентин Петрович не «клюет» на грозные намеки о грядущем разоблачении. Знает сказку Алеши Шевелева? Тогда я обречена на неудачу. Ему уже плевать и на Лизу, и на посетительниц редакции, что бы они там ни натворили.

— Але, похохмили, — словно впрыснул он порцию издевки мне в ухо. — Кладу трубку. Швыряю, дура.

— Секунду, недоумок, — окликнула я.

На другом конце провода замерли. Давненько правдой не парили, миллиардер хренов?

Я отвернулась от экзаменаторов, проявляющих общеизвестные признаки коллективной паники, и небрежно свалила на Валентина Петровича кирпич очередной истины:

— Я твою Лизу знать не знаю. Сорока на хвосте принесла, что ты с ней водился и что ее убили. Для затравки наших с тобой контактов этого было довольно.

Сзади хрустнул, будто всхлипнул, карандаш. Или кто-то руки себе заламывал? Нет, ломал. Наверное, так они мешали друг другу до меня, ослушницы, дотянуться.

— Ты чокнутая? — с надеждой спросил Валентин Петрович.

Я представила себе, как четыре головы сейчас согласно кивнули за моей спиной. Но принять от дяди Вали столь лаконичное определение своей безграничной натуры не смогла.

— Сам чокнутый. Был у меня приятель, Лешенька Шевелев. И мечтал он на мне жениться, раздобыв баксов за какой-то товар. Мы бы с ним улетели на край света и купили себе сказку. Но теперь его нет, я в горе и без гроша. И есть у меня знакомая рекламщица, почти вдова. Девица забавная. Она смущена твоими проверками, гадает, бедолага, не собрался ли ты ей должностишку предложить. Жалеет, что не выбила из Шевелева историйку о живой воде, на которую ты ни с того ни с сего запал. Так вот, я могу тебе ее поведать, вместе сочиняли. Но ты не там ищешь. И не то, следопыт.

Валентин Петрович мерзко заурчал. Подрагивающие от предвкушения грубых, но вожделенных манипуляций пальцы Вика сомкнулись на моей шее. Как здорово, что не лебединая, иначе свернул бы молниеносно. Но в наушнике полковника забился глас Валентина Петровича. И Измайлов благоразумно отстранился.

— И продашь ты, оставшаяся на бобах, цель поиска за?..

В миллиметре от моего носа просвистел золотисто-волосатый кулак Игоря с запиской: «Требуй долю». Ну и методы, окочуриться можно. Как такое принято требовать, а?

— Я пока сомневаюсь. Если деньгами, легко продешевить, потому что нам с Лешей до конца дней должно было на двоих хватить. Если долю…

Глагол обязателен? Впрочем, ну ее, родную речь в красе. Смысл бы выразить.

— Мне нужны гарантии, Валентин. Давай встретимся и поговорим. Ты же не гангстер, не обездолишь сироту. Представь, каково мне примерять нынешнюю шкуру. После любви. После забугорных перспектив.

— Не дрейфь, малышка, со мной не пропадешь, — скупо плеснул он елея в интонацию.

— Тогда в пять в кафе «Привет».

— Усаживайся за крайний левый столик на улице и залей чем-нибудь одиночество. Угощаю.

— О'кей. Не перевелись еще джентльмены. За мартини расплатишься?

— За все расплачусь, — пообещал он судейским голосом. — До встречи.

Сыщики валялись на стульях, словно боксеры перед последним раундом: взмокшие, слегка обезумевшие и вряд ли управляемые.

— Я к нему не пойду, — предупредила я. — Он меня угробит.

Мой протест нырнул в их хоровые непарламентские выражения и не выплыл более. Весом был, ох, весом.

— Это тот редкостный случай, когда все будут на его стороне, — заунывно пропел Вик. — У тебя нет выбора. Или он тебя угробит, или мы. Ты что себе позволяешь? Договорились же напирать на гибель Лизы.

— Ну, не напиралось, не напиралось, вы же слышали. А у Валентина Петровича домработница ему под стать, противная, — объяснила я.

— Домработница? — опешил Измайлов. — Какая связь?

— Нет тут связи. Я вчера однозначно выразился — она все всем порушит, — туго вспомнил Игорь.

— Я уже полгода однозначно выражаюсь, — не уступил первенства честолюбивый Борис.

— Поля, ты молоток, — подытожил дискуссию Сергей. — Раскрутила ведь мужика. А уж как упирался.

Стало тихо. Спасибо, Сережа.

— Хм, давайте обсудим…

Ага, Измайлов, отступаешь! И парней за собой тащишь. Но вообще-то до меня еще, пардон, не дошло, куда повело. Обсуждайте, ребята, а я пока оклемаюсь. Почему я наплела этакого? С чего потянуло на мелодраму? Надо перед сном стаканами хлебать успокоительное. Ибо сотрудничество с милицией гармонии с микро — и макрокосмом не способствует.

34
{"b":"25196","o":1}