ЛитМир - Электронная Библиотека

— Благодарю вас за все, что вы для меня сделали. Я чувствую себя достаточно отдохнувшей, но в голове шумит…

— А вам необходимо подкрепиться, — заметил он весьма заботливо.

— Спасибо. Разрешите вопрос? Про новых русских говорят с неприязнью. А вы подбираете меня на дороге, привозите в свой шикарный дом… Вы, простите, не новый или не русский?

Он рассмеялся:

— Я прежде всего человек. А зовут меня Валентином Петровичем. Вы, помнится, представились Ольгой Павловой, журналисткой по рекламе?

Наконец-то идеально прокололся. Ольга Павлова — мой псевдоним. Их у меня еще десяток, включая мужские. Но и в чаду переживаний я людям таким образом не представляюсь. Разумеется, ответственность за достоверность рекламы несут рекламодатели. Несут, несут и на свалку выбрасывают. А конкретный плевок в лицо от «кинутого» потребителя может получить и рекламщик.

— Подтверждаю, Ольга.

«Дура, — закрыла я свою Америку, — нельзя играть по его правилам. С другой стороны, собственных у тебя пока нет».

Мы приступили к ужину с шампанским. Вынуждена признать, что объела я его беспощадно. Поднос с кофе Вера Павловна плюхнула на маленький столик. Хозяин пригласил меня перебраться в кресло. Ага, натянуть брюки он удосужился. Похвально, похвально. Это не бред. Большой стол скрывал его нижние конечности. Я обозревала только синий шелковый халат и гадала, что он символизировал — доверительную домашность трапезы или пристрастие к десертному стриптизу. Во мне сочетаются самые привлекательные качества оторвы с самыми отталкивающими качествами ханжи. Терпеть не могу склонных к раздеванию перед едой мужчин. Случись он у меня в гостях, и встреть я его в халате, распахнутом до пупа… Правильно… Да не «слово на букву „б“, а дурной тон, невоспитанность, неуважение к визитеру. Собственно, один Измайлов, привычный к форме, и не отшатывается, когда я застегиваю ему верхнюю пуговицу рубашки, прежде чем допустить к обеду или ужину. Завтракать разрешаю с двумя расстегнутыми пуговицами, не зверюга же я. Вик, где ты? Мне тревожно, тоскливо, страшно. Я не выдержу этого.

Валентин Петрович опять раскудахтался:

— Ольга, почему вы не пьете кофе?

Я едва не растолковала ему, почему.

— Расскажите о потаенном. Что доводит молодых красивых женщин до беспринципной рекламной деятельности? Нравится общаться с бизнесменами? Ищете спутника из боссов?

Ох, и ни фига себе развернулся, прошу прощения. Прямо как о проституции, о рекламе-то. А что доводит мужчин до принципиального жульничества с последующей покупкой особняков? Может, он все-таки к сексу подбирается? К плате натурой за труды? Тогда я не дура, а кретинка. Надо было попросить немедленно отвезти меня домой, рваться звонить несуществующему мужу, уверять, что семеро по лавкам. Я же, лазутчица поневоле, решила выяснить, зачем ему понадобилась. Выяснила? Ладно, спаситель, спутник из боссов, сейчас не рад будешь своей затее. Вы ведь не любите, когда женщины «грузят» вас своими личными «низкими» проблемами.

Этот этюд я еще никогда не играла, поэтому даже разволновалась. В первом классе каждая девочка ищет себе верную подружку. Мои родители в дружбах меня не ограничивали, но настаивали, чтобы я знакомила их с претендентками на свое сердце. И были одни смотрины… Я привела одноклассницу Свету, мама организовала нам чай с тортом и по неведомой никому методике принялась определять, не испортит ли девочка манер ее Поленьки. Света живописала свои семь лет на земле, а мои родители зажимали рты, чтобы не расхохотаться. И потом еще долго ликвидировали хандру заветным: «А Светочка рассказывала…» Со временем смехотропный эффект уменьшался, но они навсегда заставили меня запомнить Светин монолог. Я тогда не понимала, почему взрослые покатывались: девчонка-то яркую трагедию выдала. И только с возрастом мне стало ясно, что смеются не над откровением, а над безудержно откровенничающим о подлежащем сокрытию чудаком. Итак, мужчина, держитесь.

— Что приводит женщину в рекламу? Ах, Валентин Петрович, это клубок неоднозначностей.

Я тряхнула головой и уставилась ему в глаза. Нечистыми они были. Ну, тем более получи.

— Проблемы, знаете… Папа у меня алкоголик, запойный алкаш. С его стороны родственников нет.

Валентин Петрович брезгливо пригорюнился.

— А у мамы есть старшая сестра, она с нами живет. Только она дурочка.

Спрятал губы в кулак? Добивай его, Поля.

— Моя мама раньше тоже дурочкой была, но ее вылечили…

Хрюкнув «Пардон», он выскочил из столовой. Я перевела дух.

Вернулся он минут через пять, спокойным, деловитым и развязным, что означало — церемонии окончены. Ну, к делу.

— Давайте не будем больше о вашей семье, Ольга. Заигрывать с вами я не рискую. Но по поводу изготовляемой вами рекламы и ее заказчиков у меня есть насущные вопросы.

— Рекламодателей я не обсуждаю, Валентин Петрович.

— А в знак благодарности?

— За что? «За приют, за ласку»?

— С наследственностью у тебя, вроде, все отлично, артистка, — процедил он.

— Да, не жалуюсь. Но отчего бы не повеселить вас? В знак благодарности…

Терять мне было нечего, кроме зубов. Сейчас брызнут в разные стороны. Чего он добивается? А от чего умерла Лиза? Мы вообще в рекламе или в шпионском ведомстве работаем? Одна уже отработала, впрочем. Но заказчика не выдала, судя по тому, что ко мне привязались. Валентин Петрович пристально меня рассматривал. Потом сменил гнев на милость:

— Сколько же вам платят, Ольга Павлова, за похвальную вашу стойкость?..

Его перебил журчащий зуммер. Он вытащил из расшитого сентиментальными незабудками нагрудного кармана прибор внутренней связи, послушал, поднял брови и удивленно сказал:

— Проводи в кабинет. И пришли в столовую Олега, пусть с гостьей в картишки, что ли, перекинется.

И уже мне:

— Не беспокойтесь, Ольга, это пока действительно будут карты.

Почти сразу дверь распахнулась перед типичнейшим амбалом-охранником. Он шагнул вперед, и из-за него вынырнул… мой муж, бывший, пусть бывший, но он меня нашел.

— Ты в порядке, детка? — спросил он.

Я кивнула.

— Олег, свободен, — почему-то отменил азартное развлечение Валентин Петрович.

И, совершенно обескураженный, удалился с мужем в кабинет.

— Полина Аркадьевна, голубушка, почему вы меня не предупредили? — допытывался Валентин Петрович, однако, заметно изменившимся тоном. — А я ведь собрался обсудить условия, на которых можно поручить вам заказ. Обратил внимание на талантливые материалы госпожи Павловой и мечтал о сотрудничестве. Как замысловато иногда шутит с нами жизнь. Проверяешь журналистку на умение хранить коммерческие тайны рекламодателя, а она — супруга такого уважаемого человека

— И умеет хранить? — усмехнулся муж

— Кремень, — кисло польстил Валентин Петрович.

Я поднялась:

— Спасибо, Валентин Петрович.

— Бог с вами, какие мелочи!

Этот мерзавец чего-то ждал. Ах, да, ручку поцеловать. Этикет. Как хотелось врезать ему. Но сдержанность — второй дар небес мне. После несдержанности.

Мы направились по ухоженной аллейке к выходу с участка, за нами маячила пара телохранителей мужа

— Где это? — шепнула я.

— Потерпи.

Ого, размаха он не утратил. За воротами в наступающих сумерках утопали три иномарки. Я окончила школу на двойки, но то была его школа. Получалось, что Валентин Петрович рыбина еще та, и с мужем они плавают в разных бизнес-прудах.

— Ты много ему за меня должен? — вспомнила я былую терминологию и замашки.

— Выкручусь, если ты не застряла костью у него в горле.

— Интересно, как бы меня выпихнули из этой крепости?

— Там сзади калитка в стене. Через нее вперед ногами.

— Настолько серьезно?

— Я тебя предупреждал, нарвешься. Если бы было несерьезно, он бы тебя в ресторане покормил.

— Как ты его вычислил?

— Дома поговорим.

Бог мой, черт, дьявол, кто-нибудь, я сегодня доберусь к Измайлову? Но коли муж сказал: «Дома», — значит, до него и промолчит. Муж. Не я. Чуть-чуть тишины, и вдруг я против воли загоготала. Истерику снимают пощечинами, так что риск известный был. Но остановиться у меня не получалось.

9
{"b":"25196","o":1}