ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Луч света в тёмной комнате
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Расколотые сны
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Моя гениальная подруга
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Манюня
Руководитель проектов. Все навыки, необходимые для работы
Аграфена и тайна Королевского госпиталя
Содержание  
A
A

ГЛАВА 7

Большой Ревущий Медведь. Отрывки из дневника

Я так и знал, что они что-нибудь отчебучат. Не прошло и суток, а МЕССИЯ гудела как раздраженный улей, обсуждая их очередную выходку. В тот день, сидя у себя в лаборатории, я мог бы прозевать и конец света: закончив рисовать схему магических потоков в теле гоблина и пытаясь сопоставить ее с такими же графиками, но созданными на основе физиологии эльфа и человека, я начал улавливать скрытый смысл в разбросанных линиях и точках. Предчувствие открытия полностью поглотило меня. Получалось, что центр, в котором зарождается первоначальный импульс, как я и предполагал ранее, находится в мозгу любого вида, а именно в подкорке переднего мозга, где обычно располагаются отростки нервных клеток. На этом сходство заканчивалось. У всех подопытных импульсы передавались к разным органам: у большинства людей — к органам зрения и осязания, то есть магическое изменение они могли производить только с предметами, которые можно увидеть или потрогать. У нас и у гоблинов это было как-то связано с органами речи. А вот у эльфов — с обонянием и слухом. Обратно потоки шли через речь, зрение и осязание, причем у разных особей одного и того же вида по-разному. Исключения попадались на каждом шагу, не считая того, что зародыши данного вида нервных клеток имелись у всех без исключения тестируемых особей. Материала катастрофически не хватало: из моей расы принимать участие в эксперименте никто не согласился, так что схему пришлось рисовать с себя. С эльфами и людьми подсуетились близнецы. Вспомнив, на какие уловки им при этом приходилось идти, я улыбнулся.

Но все равно опытного материала не хватало. Сканирование потоков производилось специальным прибором моего изобретения, улучшенная модель которого ждала испытаний и отличалась более компактным видом — имела форму браслета с выдвигающимися антеннами по бокам и дисплеем в середине. На него я возлагал определенные надежды, намереваясь увеличить коллекцию графиков и набрать необходимое количество нужных образцов. Весь фокус состоял в том, что этот прибор позволял уловить любой, даже самый слабый магический поток на расстоянии полутора стандартных метров и переносил полученную информацию на тонкие углеродные палочки, сохраняющие информацию точнее любого имеющегося средства записи. Старая модель была очень громоздкой, занимала много места и при работе издавала лязгающий звук, отпугивая все живое, находившееся поблизости.

Пересканировав ручные графики в электронный вид, я занялся более тщательным анализом, но замигавшая на столе красная лампочка прервала мою работу на самом интересном месте. Это была прямая связь с рубкой управления, и хотя я как раз начал входить в азарт, пришлось прерваться. Командор не любил повторять дважды свои приказы, ослушника ждали казни египетские… или, в крайнем случае, общественно полезные работы на неопределенный срок. Отключив приборы и оставив на столе научный беспорядок, я бросился на зов. Если б я знал, что ждет меня впереди и как нескоро я вернусь к милым сердцу будням ученого, я бы закрылся изнутри, запаял дверь в лабораторию и постарался закончить свои исследования во что бы то ни стало. Но, с другой стороны, удивительная возможность оказаться в центре исторических событий была бы утеряна безвозвратно, и я никогда не собрал бы столь интересный научный материал. Вот так… Любая палка есть о двух концах. Нет, не так. У всех палок по два конца. А в сущности какая на… разница. Все равно это личные записки и их никто никогда не прочитает.

Итак, не успел я выйти из своей уютной лаборатории, как столкнулся с Ди, летящей с кипой папок в нужном мне направлении. Дивная Лань Среди Черных Камней — таково ее полное имя, она тоже гоблин, но в отличие от меня ей очень идет светло-зеленый цвет кожи, и совершенно очаровательно смотрятся маленькие рожки, прикрытые гривой ярко-салатовых волос. Она работает в операционном зале ведуном, а точнее тем, кто ведет активных агентов, следит за их действиями и вовремя сообщает все новости начальству. И вот эта степенная и полная достоинства девушка из рода Бурана Большая Дубина летела теперь по коридору, ничего не видя и не слыша.

— Привет, Мисшель, — поздоровалась она, наткнувшись на меня и уронив на пол разнокалиберные папки. Наши женщины меньше ростом, чем люди, но обладают развитой мускулатурой и способны причинить своему избраннику множество неприятностей. Любимое оружие моей маменьки — деревянная колотушка — виртуозно выбивало дробь на голове отца, особенно когда тот являлся в нашу уютную пещеру без добычи, и это всегда вдохновляло его на подвиги. И еще стоит отметить, что в отличие от людей чудо-клипсы, изобретенные Глорном, нам, гоблинам, не подходят, поэтому языки приходится учить самостоятельно, что накладывает отпечаток на произношение. Это и есть одна из причин нашей малой численности на базе, хотя не самая главная. Вот и Ди говорила не совсем правильно.

Я помог ей собрать папки и поинтересовался:

— Что произойти? Война?

Тут к месту будет заметить, что мы очень воинственный народ. При слове «война» или «битва» у любого нормального гоблина замирает сердце от предвкушения возможности разбить парочку черепов и увенчать себя бессмертной славой, хотя бы в глазах собственной жены. Вот и я поспешил блеснуть перед дамой.

— Твоя еще не знать? — удивилась она, кокетливым жестом откинув назад волосы и открыв миленькие острые ушки. — Твои друзья исчезнуть с экрана! Совсем пропасть! Гоша стать лысый, рвать волосы, а Командора совещаться вместе с семь! — выплескивала Ди совершенно невероятные новости. Исчезли с экрана? Так они, оказывается, были подключены! Вот уж новость так новость… Хотя, конечно, если хорошо подумать, то вполне логично, давно было пора. Слишком уж мои друзья непоседливые.

Дружу с рыжими я очень давно. Однажды в юности мы прошли древний обряд побратимства, выпив кровь друг друга. Мне при этом было хоть бы что, а вот мои новоявленные родственники долго мучились животами и некоторое время оттенок кожи имели весьма необычный для людей — бледно-зеленый с бордовыми разводами вокруг глаз. Пережито нами было много: эти совершенно неуемные создания вечно выплескивали из себя идеи, часто весьма глупые, и творили совершенно несусветные вещи. Над ними висел рок — неприятности притягивались к ним с силой магнита, но, обладая веселым, неунывающим характером, большинство их они просто не замечали. В лице Якова Амари я имел верного надежного брата, готового ради меня на все, а Никуся навсегда останется моим идеалом настоящей гоблинши — быстрой, разрушительной и веселой.

Очнувшись от воспоминаний, я заставил себя вслушаться в верещание Ди.

— Там полный шухер, произойти всплеск энергии. Триш счастливый! Супермозг — большая редкость. — Я обомлел.

Когда-то, еще на третьем курсе Академии, пришлось мне готовить реферат по теме «Магические

классификации разумных существ». Литературы в данной области написано очень много, и проблема состояла только в том, чтобы не переписать бездумно одну из книг, а высказать свое мнение. Перечитав толстенный справочник Мартеля, в его конце я натолкнулся на очень интересную сноску, объясняющую всплеск энергии около десяти тысяч лет назад возле звезды класса G, являющейся родиной человечества. Что-то, а скорее кто-то прикрыл возникшую там жизнь непроницаемой магической пеленой, говоря проще, навел сильнейший морок. Причем сделал это так круто, что, когда не так давно людишки высунули свой длинный нос в открытый космос, все разумное сообщество испытало настоящий шок и долго отказывалось верить собственным глазам. Мартель считал, что к данному феномену приложил руку маг класса супермозг, заинтриговав меня этим термином чрезвычайно. Перечитав справочник еще раз, я окончательно понял, что, кроме классической классификации и описания магических школ, я там больше ничего не найду.

Это меня настолько заинтриговало, что подвигло на дальнейшие поиски. И именно тогда я узнал, что изредка на планетах рождаются личности, способные к удивительным трансформациям физического мира, буквально перекраивающие реальность под себя. Называли их по-разному: боги, демиурги, создатели, великие странники, но везде было одно и тоже. Сначала рождение, сопровождавшееся предсказаниями на планетарном уровне, затем, так сказать, выкукливание — обучение, взросление, созревание — самый важный момент в становлении любого мага. От гармоничности протекания процесса и от внешней среды зависят его будущие моральные принципы и духовное здоровье: путь (свет — тьма, хаос — равновесие), цель (власть, познание мира, создание или разрушение) и многое другое. Затем идет сам процесс существования, обычно очень короткий и заканчивающийся катастрофами.

16
{"b":"25198","o":1}