ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так это прибор? — изумилась Нике. — Никогда не видела ничего подобного! — Мне так понравилось выражение ее лица, что захотелось сказать еще что-нибудь этакое.

— Да нет, — сказал я, удержавшись. — Это лерей, правда, не совсем обычный. Обычно такие маленькие и голубые — детеныши. А этот — древний и чрезвычайно мудрый экземпляр, родоначальник. Сам не знаю, как мне удалось направить его энергию в нужном направлении. Это получилось чисто инстинктивно…

— Ни фига себе инстинкты! — воскликнул Яша. — До сих пор я был уверен, что к ним относятся две вещи — еда и секс, а тут оказывается, что магия тоже из этой области!

— Заткнись! — цыкнула на него сестра и отвесила ему подзатыльник. — Тебе лишь бы брюхо набить! — Она снова повернулась ко мне. — А эти существа, что гнались за тобой? Собаки-переростки и ожившие мумии? Много их здесь водится или это так… штучные экземпляры?

Пришлось объяснять, что такое темная охота. Все очень просто: берешь свежий труп разумного существа, умершего не своей смертью. Из людей лучше брать священников или магов, а лучше всего они получаются из эльфов. Снимаешь с них кожу и опускаешь вместе с сопровождающим в специальный раствор. Для сопровождающего подстреливаешь парочку волков или медведей, одомашненные животные не подходят. Лучше, конечно, волки, а здесь они как раз водятся в изобилии.

Не успел я перейти к описанию раствора и соответственно ритуала энвольтования, как меня перебили:

— Все, все! Мы уже поняли, что ты большой специалист по изготовлению всяких гадостей! — воскликнул Яшка. — Меня сейчас стошнит от таких подробностей. И где ты был, когда мы три раза бестиарий пересдавали?

— Это не гадости, а полудемонические существа, — сказал я, обидевшись, что меня так грубо перебили. — И, что самое главное, их используют для уничтожения кого-то конкретного. В раствор обязательно добавляют волосы и слюну жертвы, а так как у вас их пока взять не могли… Вы ведь на планете меньше суток? А весь процесс занимает часов тридцать, не считая выкапывания трупов…

— Значит, на тебя какой-то колдун открыл сезон охоты? А до этого ты каким-то образом поплевал ему в котел, — тут же сделала вывод его сестрица. — Интересно, как долго они за тобой гнались? В состоянии ты был дерьмовом, да и сейчас, ты, конечно, извини, но марафон не потянешь. Надо с утра вернуться на то место и все там рассмотреть, может, тут замешан наш подопечный… Слушай, а откуда ты это все знаешь?

Хороший вопрос, жаль, что ответа у меня не было… В моей голове царила такая каша, что понять, откуда всплыли знания по изготовлению простейших кадавров, было невозможно. Но и этот осколок знаний стал для них потрясением.

— Академические преподы вдалбливают студентам основные М-термины и приемы, для общего развития, наверное. Но с нами этот фокус не прошел… Мы с ней, — Яша мотнул головой в сторону сестры, — полные бездари, и для меня все термины — набор звуков и лишены всяческого смысла. Это Мишка у нас спец. Графики разные чертит да с приборчиком бегает. Наносит магические потоки в телах разных существ на единую карту… Пытается доказать теорию о вседоступности магии. Он считает, что любой разумный с рождения обладает М-способностями, только в нашем обществе их не умеют развивать. На базе его серьезно не воспринимают. И добровольцев для опытов приходилось отлавливать специально, — добавил он с ухмылкой.

Нике захохотала:

— Ага! Особенно было весело, когда мы устроили несчастный случай самому Энлилю. Будто бы на него статуя свалилась. Пока он в бессознательном состоянии валялся, Мишель его и просканировал… Только никому не говори, а то он нас так колдонет — света белого не взвидим.

Интересно было бы поболтать с образованным парнем, таким, как их друг Мишель, вот только непонятно, что тут нужно доказывать? Звучат не только люди, но и предметы. Везде разлита музыка, сливающаяся в мощный магический поток.

Сквозь мутное оконце с трудом просматривался двор, освещенный тусклым фонарем. Шел дождь, и, наблюдая за перемещениями водяных капель по стеклу, я понял, в чем различие между физическим стуком и басистым рокотом, раздававшимся внутри моего черепа. Вода — одна из семи великих стихий мироздания, и как первооснова она звучала чистым и мощным басом. Шалея от древнейшей музыки, я все глубже и глубже погружался в нее, и мир вокруг раскрылся, словно бутон цветка. Я стал всем, оставаясь при этом индивидуальностью: вот я лошадь, дремлю, стоя под навесом рядом с гостиницей, и мне снится жеребенок, скачущий по пестрящему цветами лугу. Миг — и я уже волк, взбудораженный запахом жертвы, рядом со мной волчица, и мы знаем, что, если не добудем сейчас еды, выводок, оставшийся в уютной пещере, недавно обнаруженной мною, останется голодным. Новое усилие — и я в центре грозы, я — молния, что ударила в старый колодец возле разрушенного дома, я — ручей: бегу, стараясь быстрее соединиться со своими братьями в огромной реке. Сила переполняла меня, мир был прекрасен, и я был его хозяином. Я — рыба, я —лодка, я — кусок камня из стены. Я…

«Помоги…» Шепот расколол мою вселенную на мелкие осколки, заставив очнуться. Я находился в теле крупного голубя, смотревшего на простирающийся внизу город с верхушки высокого дерева, растущего около городской стены. Сосредоточившись, Я-голубь без труда определил источник. «Пожалуйста…» — снова раздалось в голове. Голос шептал, умолял и приказывал. Он был слаб, но настойчив, и это подвигло меня к действию. Я-мышь пробежала темным туннелем и оказалась в низенькой комнате без окошек. Там кто-то находился. Еще миг, и он — это я. Тут же меня выгнуло от знакомого ощущения безысходности, судорогой пробежала боль, цепь на шее натянулась, перекрывая кислород. «Помоги… брат…» — громыхнуло во мне, и, дернувшись со всей силы, я снова оказался в собственном теле возле окна. От моментального перемещения мир перевернулся вверх тормашками, и я с грохотом свалился на пол. Как раз в этот момент открылась дверь и в комнату влетел Яшка, принеся с собой убойный запах пива.

— Что случилось? Ты живой? Почему не спишь? — прошептал он, зыркнув в сторону кровати, на которой тихо посапывала сестра.

— Вс-с-е… — просипел я, с трудом шевеля сведенными судорогой губами. — Все-е-е в порядке.

— Твою мать… — выругался он сквозь зубы. — С тобой инфаркт схватить можно. Чего тебе не спится по ночам? — Он стянул с себя сапоги, снял брюки и, оставшись в длинной рубашке, подошел ко мне, шлепая босыми ногами по полу. — Утрись. — Он протянул мне полотенце. — У тебя кровь на лице.

Пока я приходил в себя, он успел нырнуть под шкуры и, умащиваясь там поудобнее, спросил:

— Ну что на сей раз? — Он широко зевнул, полежал немного с закрытыми глазами, потом заговорил снова: — Надеюсь, никакой кошмар не приближается сейчас под землей? А то выспаться уж больно хочется… Спокойной…

Выспаться я ему не дал, сказав:

— Мне надо в город… Срочно.

Он рывком сел на постели, потом, тяжело вздохнув, перебрался за стол. Кажется, мое заявление утвердило его в мысли, что мозги у меня явно набекрень. Повертев пальцем у виска, он отвернулся к окну.

— У тебя явная склонность к суициду. — Его энергичная натура требовала выхода, но мир отделался только разбитым кувшином, хлопнувшимся на пол от сотрясения стола, когда он ударил кулаком по столешнице. — Почему? Зачем тебе это надо? Ты же слышал, там сейчас очередной геноцид против твоей расы. Хочешь, чтобы тебя за компанию повесили?

— Меня позвали… — Ну не мог я объяснить ему свои ощущения. Я и сам не понимал их. Было чувство, что меня позвал очень близкий родственник. — Там нужна моя помощь. Пойми, я должен понять, что во мне не так, а это шанс…

— Твой шанс — это обыскать лес в том месте, где мы тебя нашли, — попробовал втолковать он мне. — Да и как тебя могли позвать?

— Не спрашивай, просто поверь… Я там нужен. Очень нужен…

— Черт!!! Эти твои магические штучки! Шантажист! Ты знаешь, что мы не можем бросить тебя, но…

— Ша, хлопцы, — раздалось с кровати. — Что происходит? Какого черта вам не спится? — Заспанная мордочка Нике вопросительно смотрела на нас одним проснувшимся глазом.

22
{"b":"25198","o":1}