ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Разрешите представиться, Марк, светлый эльф. А это мои друзья, Нике и Яков, духи огня. А как ваше имя?

Девчонка, представленная как Нике, громко фыркнула:

— Ты ему больше верь, он тебе такого наплетет! Эльфы вообще любят прикалываться, все, что они говорят, надо делить на восемь. Ну да с ним все ясно, а вот что это творится с Яшкой? Что-то я не припомню у него такой буйной реакции на противоположный пол.

— Я Ирелия, дочь верховного жреца. И сколько я себя помню, это обычная реакция мужчин на меня. А насчет суккубы… я не знаю. Моя мать умерла при родах…

Со стороны Марка послышался шум — огромная книга свалилась с полки на пол. Все замерли, но снаружи было тихо, и Нике зашипела, как рассерженная кошка:

— Пошли отсюда, пока с боем прорываться не пришлось. Мадам покажет нам, где здесь подземелье. А ты, Марк, лучше бы подумал, что делать с братцем моим. — Она бросила осуждающий взгляд на Яшку. Выглядел тот совершенно уморительно: вода стекала с волос черными струйками, оставляя дорожки на лице и на шее. Стоя рядом с Ирелией, он пытался читать ей стихи, но слова давались ему с трудом, и звуки, им издаваемые, были похожи скорее на рычание самца павиана во время брачных игр.

— А! Вы, наверное, ищете тех четверых эльфов, которых должны завтра повесить? — спросила Ирелия, ловко уворачиваясь от назойливого ухажера.

— Ты знаешь, где они? Мы решили, что стоит поспрашивать у того напыщенного индюка, который тебя сюда втолкнул. Уж он-то должен знать — все-таки шишка местного масштаба. И почему четверо? Их же пятеро было. — Нике в это время была занята тем, что странным образом пыталась изогнуть обычную шпильку для волос.

— Я знаю только то, о чем говорил Аргус, — немного помявшись, сказала Ирелия. — Я подслушала… Их перевели в храмовую тюрьму сегодня, и Аргус обвинял моего отца в том, что тот все знал. А потом… потом… они убили этих троих… — Ирелия, не выдержав, зарыдала в голос. Яша кинулся ее успокаивать, а его сестра, поковыряв в замке изогнутой штуковиной, открыла дверь.

— Храм так храм, нам без разницы. Слушай, нежное создание, пошли с нами, мы тебя спрячем в одном миленьком трактире, там тебя сам черт не найдет. Отсидишься какое-то время, а то твой папочка уж больно крут на расправу. — Попытавшись безрезультатно оторвать брата от Ирелии, она растерянно посмотрела на Марка. — Я его раньше таким не видела, что это с ним?

— Обычная реакция на суккубу, — ответил тот, запихивая книги в мешок. Похоже, он начинал входить во вкус профессии вора и взломщика. — Дай-ка мне тот медальон… Ну тот, что отобрала вчера у Барри…

Брови Нике удивленно поползли вверх, но она молча достала из кармана цепочку с золотистым кругляшом и протянула эльфу.

— Здесь наложено простейшее заклинание приворота, — объяснил тот, держа цепочку правой рукой и пропуская ее через переплетенные особым способом пальцы левой. Внутри круга возникло голубоватое свечение, быстро исчезнувшее. Поморгав, Ирелия решила, что ей это почудилось. — Вот если поменять полюса и утолщить основание, получится замечательный антиприворот…

— А я — то думала, что это такое? Хотела спросить, да постоянно забывала. — Нике с удовольствием наблюдала за манипуляциями Марка. — От нее звук такой странный… как перезвон колокольчиков.

— Магия всегда звучит… Хотя ты же вроде говорила, что не имеешь никаких способностей? — Физиономия эльфа была воплощением простодушия, но мелкие бесенята, сидевшие в глубине глаз, говорили о том, что он не так прост.

— Не издевайся… — пробурчала Нике и повесила цепочку на шею Ирелии.

Взгляд Яшки тут же прояснился, и он со злостью уставился на сестру.

— Ты зачем меня облила? — Яшка сдернул со своей головы черный парик, под которым засияла знакомая рыжая шевелюра. — И в голове гудит… как с перепоя. Объясните, в конце концов, что здесь творится! — сердито потребовал он, не забывая при этом говорить шепотом. Затем уставился на дочь жреца. — Ну так как, пойдешь с нами? Я еще не рассказал самое интересное — как охотился на грифонов… А может, это они охотились на меня?

Дочь жреца с удивлением пощупала бляшку на шее.

— Подумать только… свобода… Только давайте сначала заглянем в папочкин кабинет — я знаю, как открыть сейф за картиной. Не могу же я покинуть отчий дом без средств к существованию! — С этими словами Ирелия скользнула за дверь.

Близнецы переглянулись и, пожав плечами, последовали за ней. Марк подождал, пока все вышли, потом подошел к алтарю и начертил рукой в воздухе какую-то фигуру. Линии зажглись слабым зеленоватым светом, а он, завершив рисунок, плюнул в самый его центр. Зашипев, линии растаяли, а в воздухе сильно запахло лавандой.

— Умерла родами, говоришь? — прошептал эльф себе под нос. — И это суккуба-то! Ну ладно, это тебе небольшой сюрприз. — Прозрачные глаза Марка налились кровью, а от улыбки повеяло холодом. Однако через минуту он присоединился к своим спутникам и был, как обычно, бледен и спокоен.

* * *

Когда через двадцать минут его святейшество обнаружил в часовне вместо дочери огромную змею, свернувшуюся кольцами и едва помещавшуюся там, крик его был слышен за два квартала от дома. Но еще громче он кричал, обнаружив исчезновение старинных книг и совершенно пустой сейф.

ГЛАВА 15

Мишка. Отрывки из дневника

В такой ситуации, как сейчас, я оказался впервые, и не скажу, чтобы мне это доставляло удовольствие. Сидеть в железной клетке в подвале, даже если она оборудована туалетом типа сортир, столом и масляной лампой, меня не прельщает. Не все гоблины, знаете ли, обожают жить в грязи и ютиться в пещерах или землянках. Я вполне цивилизованное существо, и мне иногда нужна ванна, да и одежду почистить не мешало бы. Заточение было преподнесено как забота обо мне, и действительно, город оказался каким-то очень странным. Представляете, я тут единственный гоблин! Раньше я думал, что нашего брата не встретишь только на планетах со среднегодовой температурой ниже минус двадцати. Ну не любим мы холод. Радовало только одно — то, что Командор оставил мне свою сумку с бумагами, вытащенными из тайника.

Пытаясь удрать от оживающего тролля, мы налетели на группу вооруженных людей, оказавшихся разведкой элитного отряда имперских войск, командовал которым барон Эдер, светловолосый здоровяк, поразивший меня чрезвычайно вежливым обращением. Император, а если говорить точнее, имперская служба безопасности, обеспокоилась слухами о непотребствах, творящихся возле одного из важнейших городов империи. Появление разного рода чудовищ, с недавних пор встречающихся в этих местах, а также достоверная информация о разрытых могилах на кладбищах, о странных огнях, звуках и исчезновении людей очень сильно встревожили власть, трепетно относящуюся к любому насильственному изменению естественного хода вещей. События пятидесятилетней давности так всех перепугали, что теперь чиновники предпочитали перестраховаться. Вот господина барона со товарищи и послали разобраться с проблемой. Полномочия при этом предоставили ему самые широкие.

Весельчак Эдер с улыбкой намекнул, что относит нас к разряду именно таких проблем, и если мы хотим остаться живыми и здоровыми, то нам лучше поехать с ним и вести себя тише воды, ниже травы. После небольшого дружеского спора Командор дал слово не размахивать мечом направо и налево и признал себя личным пленником господина барона. А затем, как ни в чем не бывало, весь путь до города они проехали, обсуждая различные карточные игры и зависимость выпадения нужного числа при игре в кости от положения светил в небе, направления ветра и подергиваний мышц лица. Наша первоначальная легенда показалась Эдеру очень правдоподобной, особенно когда мы предъявили часть добычи из развалин. Хорошо еще, что Ричарду хватило мозгов не показывать бумаги из тайника, а барону благородства его не обыскивать.

Тут еще надо добавить, что моя подружка Грых, учуяв появление чужих гораздо раньше нас, скрылась в неизвестном направлении, что, по правде говоря, меня особо не расстроило. У нас и без нее проблем хватало. Странность нашего положения заключалась в том, что разведка, посланная по нашим следам, обнаружила на месте развалин воронку глубиной около двух метров. От странной комнаты ничего не осталось, наш рассказ был сочтен ложью, и по приезде в город меня изолировали в этой дурацкой клетке. Помещение находилось под казармами и выполняло функцию камеры предварительного заключения. Судя по всему, здесь держали мелких правонарушителей до внесения ими небольшой денежной суммы в фонд бедствующей стражи. Сейчас, когда здесь разместили имперский отряд, барон счел целесообразным сделать из меня заложника. Командора разоружили (свой драгоценный эспадой он оставил здесь) и дали ему относительную свободу передвижения. Зря они это, конечно, сделали. Знай они, какого хищника оставляют на свободе… Ну да ладно, это их проблема. А передо мной стоит задача спасти себя от скуки. Вот поэтому я от нечего делать и сунул свой здоровенный носище в стопку документов.

34
{"b":"25198","o":1}