ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последнее дыхание
Судьба на выбор
Императорский отбор
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
Нелюдь
Сестра
Эра Мифов. Эра Мечей
После
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Содержание  
A
A

ГЛАВА 2

База. Два дня назад. Местонахождение — в двух парсеках от Сириуса

По комнате широкими шагами взад-вперед ходил высокий худой человек, вытирая полотенцем мокрые волосы. Облегающая темно-синяя майка вырисовывала рельефные мускулы тренированного тела, а плавность движений выдавала опасного бойца. У стены, следя за ним глазами, стояли навытяжку двое, парень и девушка, со свежими нашивками выпускников Академии на рукавах. В комнате пахло табаком и мятой. Большой черный стол, заваленный всевозможными бумагами и картами, загораживал собою единственный в комнате чахлый цветок. На одной стене висела неплохая коллекция холодного оружия, в которой выделялся здоровенный эспадон с мощной крестовиной, подмигивающий двумя изумрудными глазками выгнувшегося на рукояти дракона. Противоположная стена была полностью скрыта книжными полками.

Книги стояли в совершенном беспорядке: рядом с толстенными фолиантами по практической магии, переплетенными в блестящую кожу, были зеленоватые журналы «Современная алхимия», а учебная литература по теории относительности и навигационные справочники звездных трасс совершенно не гармонировали с «Кулинарными предпочтениями восточных силифидов». Конечно, любую информацию можно было вытащить из информационной системы корабля, но настоящей магией обладает лишь живая книга, созданная разумным существом, вложившим в нее часть своей души и таланта. А некоторые из них обладали такой силой, что справиться с ними могли только магистры высших ступеней магии, чувствовавшие себя здесь так же комфортно, как и специалисты, занимающиеся материальной стороной мира. Ясновидение и телепсихия соседствовали здесь с нейтринной астрофизикой и изучением гравитационных полей.

Будучи вот уже пять лет высшим чином в «МЕжпланетной Службе поддержки РавновеСИЯ», Ричард Зенолейн имел поистине огромную власть, но еще большим было уважение, которое питали к нему жители огромного корабля, ласково называемого ими МЕССИЕЙ или «сорок второй». Фактически подчиняясь Высшему Совету Межпланетного Содружества, Командор тем не менее нес личную ответственность за сохранение хрупкого равновесия в Галактике и слыл жестким и справедливым командиром. Когда в незапамятные времена произошло разделение вселенных, в каждой из них была создана служба, призванная следить за прочностью невидимой грани, не позволяющей ввергнуть мир в первичный хаос, и Ричард, по собственному опыту знавший, к чему может привести внедрение чуждой реальности, относился к своим обязанностям слегка фанатично. Проблема была в том, что еще до вступления в должность во время одного из прорывов он потерял жену, фактически перешедшую в один из нижних миров, и до сих пор переживал это довольно болезненно.

Срединный мир, или, как его еще называли, действующая Вселенная, был удивительным местом, населенным самыми разнообразными существами. И разумных среди них было предостаточно. Различаясь не только внешним видом и физиологией, они обустраивали планеты, руководствуясь своими вкусами, моральными принципами и внутренними побуждениями. Объединяло их только одно — всех устраивало существующее положение вещей и никто не желал переходить под власть Анубиса или Саваофа, властителей ближайших вселенных. Не всегда сосуществование проходило мирно, но внутренними делами Вселенной занимались другие службы, «сорок вторая» же вмешивалась лишь в критических ситуациях. Так что, решаясь вызвать огненную элементаль, жительницу магмообразной планеты нижнего яруса, или пытаясь завести дружбу с приятным существом, обещающим вам рай, стоило прежде подумать, не грозит ли за это долгий срок в тюрьме.

Первое правило для любого жителя МЕССИИ-42 гласит: прежде чем сунуть нос в открытую дверь, удостоверься, не ведет ли она к апокалипсису. А если уж вышла необходимость это сделать, позаботься, по крайней мере, о том, чтобы прежде получить должное образование в выбранной области. Для этого на корабле была создана знаменитая Академия, отбиравшая себе слушателей по всей Галактике. Имея двух ректоров — один отвечал за точные и гуманитарные науки, а второй был магистром магии высшей ступени, — она выгодно отличалась от обычных учебных заведений на сопредельных мирах и пользовалась там определенной славой. Из нее выходили лучшие секретные агенты, историки, политики, маги, и даже среднего троечника, сумевшего ее закончить, ждало обеспеченное будущее, пусть он и не сумел пройти отбор для получения работы на базе. «Сорок вторая» была одним из немногих мест, где магия и наука сплелись настолько тесно, что иногда невозможно было понять, где собственно магия, а где наука. Здесь вас могли научить варить философский камень из ингредиентов, полученных в химической лаборатории, здесь вы уясняли себе, что магнетизм, оказывается, не только раздел физики, но и обозначает отношения между существами и телами природы на основе нервной энергии. А изучая светские законы, вы понимали, что за проведение обряда, открывающего точечные порталы в соседние вселенные, можно запросто схлопотать пожизненное заключение в тюрьме специального режима, находящейся тоже здесь. Для этого был выделен добрый кусок левого отсека, охраняемый строже, чем золотой запас столицы Объединенных Миров, находящейся на планетах системы Альдебаран.

Занимаясь специфической работой, жители МЕССИИ, наряду с Академией, гордились также полным отсутствием этнических разногласий на своем корабле. Проводя жизнь в постоянном дрейфе от одной звездной системы к другой и видя самые разнообразные цивилизации, они умудрились создать свою, отличную от всех. И хотя люди имели здесь самую большую общину, это не мешало им находить общий язык с эльфами, гоблинами, кентаврами, гномами и еще тринадцатью расами, представители которых также считали «сорок вторую» своим домом. Отношение к любому жителю определялось только его личными качествами. Полный стандартный набор кислорододышащих разумных существ с отдаленных краев Галактики делал одно общее дело: ловцы, агенты, тюремщики, операторы, аналитики, ученые разных мастей и, конечно, маги, колдуны, ведьмы, телепаты и медиумы занимались поддержкой равновесия на более чем трехстах обитаемых мирах.

МЕССИЯ как космический корабль имела свои особенности. Совсем недавно, например, бортовой компьютер во всеуслышание женским голосом заявил, что подцепил одушевленность (можно подумать, это заразная болезнь), так что теперь является равноправным партнером и просит обращаться с ним соответственно его полу и рангу. Пришлось срочно вносить его в классификацию как информационное существо с правом присутствия на расширенных совещаниях. Эта мера позволила на какое-то время прекратить несанкционированные симфонические концерты, являющиеся несомненной страстью «сорок второй». Впрочем, несмотря на свои мелкие недостатки, эта надежная и верная посудина, способная почти мгновенно перемещаться из одной точки Вселенной в другую, представлявшая собой полностью автономную систему, которая обеспечивала проживавшие в ней десять тысяч душ провиантом и энергией, была силой, с которой считались все.

Итак, в данный момент Командор, или, иначе говоря, начальник базы, а по совместительству директор тюрьмы, Ричард Зенолейн нервно расхаживал по комнате. Вообще-то он был человеком выдержанным и степенным, что, впрочем, плохо согласовывалось с его биографией, недавно изданной отдельной книгой и напоминающей фантастический боевик. Но это было в юности, а сейчас, глядя на две рыжие головы с опущенными долу глазами, Ричард Зенолейн изволил гневаться.

— Только благодаря отличным оценкам вас не вышибли из Академии. Трое преподавателей отказались вести занятия, один спился. Два раза Академию тушили. — Остановившись, он осуждающе уставился на парня.

— Не надо на нас всех собак вешать! — вскинулся тот. Надо сказать, парень и девушка, несмотря на вполне естественное различие в росте, весе и длине волос, явно были близнецами. Более того, черты их довольно подвижных и в обычное время улыбчивых мордашек были юными копиями отчитывающего их злого дяди. Вот только волосы у юного поколения полыхали пожаром, а в зеленых глазах плясали чертики, Командор же был черноволос, кареглаз и выше парня почти на голову.

4
{"b":"25198","o":1}