ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Если бы не подвернулся я? — По-моему, Марк чувствовал себя дерьмово. — Вы это хотели сказать? Какой-то там прибор показал, что я опасен? Да я за этих двух горло перегрызу, если бы не они, меня уже не один раз убили бы! — Эльфа трясло, шрам, пересекавший его голову, вздулся, а глаза подернулись пеленой. Я быстренько влезла в пояс и достала то, что уже дважды выручило меня в этом мире — драгоценный пузырек с нашатырем. Парня трясло все больше, он свалился на пол и его стало выгибать как при эпилепсии. Папа с Яшей прижали его к полу и удерживали, а я, разжав ему зубы, засунула между ними длинную рукоять одной из своих игрушек, предварительно обмотав острый конец носовым платком. Приступ длился недолго, через пару минут Марк затих и отключился.

— Папа, что это с ним? — Кажется, я все-таки заревела. — У эльфов же никогда не бывает эпилепсии!

Отец нахмурился, пощупал у Марка пульс и, завернув рубашку, осмотрел шрамы, покрываюшие его тело.

— Его надо срочно на базу, Ейхо должен разобраться. Он что-нибудь рассказывал о себе?

— Да он даже не помнил, как его зовут, мы его подобрали в совершенно непотребном состоянии, — решил освободить меня от необходимости говорить мой брат.

Я и в самом деле говорить не могла, единственный выход для меня в таком состоянии — действовать. Захотелось что-нибудь разбить, прыгнуть со скалы или, на худой конец, напиться до потери сознания. Вместо всего этого я закутала Марка в очередной плед, вспомнив, как ранее Яша так же хлопотал вокруг Ирелии, и постаралась через силу улыбнуться. С детства лучше этого лекарства я не знала, перед ним отступает любая депрессия, беда или боль. Надо только дать понять, что ты сильнее их, и тогда все само собой проходит. Братец в это время рассказывал о наших последних приключениях, остановившись на том, как мы разнесли канализацию в небольшом домике наместника. В этот момент Ирка очнулась и сонно пробормотала:

— Его от этого удар хватил… Пришлось лечить… Яшка сразу заткнулся и кинулся к своей зазнобе. Папаня удивленно на меня покосился, но я только пожала плечами. На данный момент меня заботило совсем другое.

— Как мы доставим его на базу? Ты где-то зафиксировал портал?

Но тут вылез эльф, ранее мной побитый. Похоже, он был старшим в этой компании и считал себя вправе все время встревать.

— Его нельзя увозить с планеты, он старший сын дома Лари и должен принять судьбу, предназначенную ему с рождения.

— Откуда вы взяли, что он старший сын? Насколько я знаю, сын тот погиб во времена этого чертового маньяка Галара. — Папенька подготовился к путешествию гораздо лучше нас. А может, быть в курсе всех событий входит в его обязанности как Командора? — Без должной медицинской помощи он может умереть или, еще того хуже, сойти с ума. А вы знаете что-нибудь страшнее, чем сумасшедший маг такой силы?

— Он не сумасшедший, он айна. — Насколько я поняла, это было какое-то местное определение болезни Марка, потому что мой переводчик повторил это слово буквально. Мне снова захотелось закатить этому паразиту оплеуху.

— Слушай, длинноухий, вместо того, чтобы здесь выделываться как уж на сковородке, лучше бы подумал, где искать младшего, которого вы так чудесно потеряли! — Эльф дернулся от моих слов как от пощечины и с яростью посмотрел на меня.

— Вэн! Ты не понимаешь, о чем говоришь! Младший сын поехал искать брата, это была его судьба и его долг! А наш долг погибнуть, спасая членов семьи короля Элвенира ол`Лари! — Я беспомощно посмотрела на отца, но тут Марк пошевелился и схватил меня за руку.

— Надо… его… вытащить, — проговорил он, задыхаясь. — Я только что видел, где он. Для обряда нужна жертва… — Я осторожно вытерла пот у него со лба, что тоже было необычно, ведь эльфы никогда не потеют, и тут закрытая дверь трактира содрогнулась от ударов.

— Открывайте немедленно, сэр Ричард, я знаю, что вы там! — Барабанивший был очень настойчив, но встречаться с кем то бы ни было не входило в наши планы. Отец и один из эльфов подхватили под руки Марка, Яша схватил в охапку Ирелию, еще до конца не пришедшую в себя, и мы быстро двинулись к запасному выходу, ведомые нашим дорогим одноглазым трактирщиком.

Все было бесполезно — у черного хода нас поджидал хорошо вооруженный отряд, и соотношение сил было явно не в нашу пользу. Поместив раненых в центр, наше семейство заняло круговую оборону и приготовилось продать жизни подороже, но тут из-за спин вооруженных до зубов имперских гвардейцев высунулась знакомая зеленая фигура и, растолкав всех, попыталась обнять всех нас одновременно. Никогда я не была так рада видеть его корявенькое и до боли родное лицо.

— Мишка, черт зеленый, откуда ты здесь взялся? — Мы с Яшей повисли на нем с двух сторон, а тот лишь счастливо щурился, не забывая при этом загораживать нас своей широченной спиной от солдат. Те, как ни странно, нападать не спешили, а выступивший вперед высокий блондин официально обратился к нашему отцу:

— Сэр Ричард, события принимают весьма странный оборот, я думаю, что пока мы не привлекли внимания, нам лучше вернуться в это пошарпанное здание. Нам ведь есть о чем поговорить, не так ли?

Командор кивнул. У нас действительно выхода другого не было, сила была на их стороне, а Марк, наше тайное оружие, соображал пока совсем плохо. Пришлось вернуться обратно. Отряд, состоявший из пятнадцати человек, разместился в центральном помещении, и хозяин ринулся поить вояк пивом, в то время как мы вернулись в прежнюю комнату.

Затем последовал рассказ… Сначала говорил барон Эдер. С его слов выходило, что уже пять лет, как торговый город Феб стал вызывать определенную озабоченность у имперских спецслужб. Поначалу ничего серьезного не было — мизерное уменьшение товарооборота, недопоступление налогов в казну… Все это можно было объяснить. Плохой год, неурожай, да мало ли что может случиться. В службе безопасности взяли это на заметку, но своевременное прибытие в столицу Аргуса с богатыми подарками для императора, бывшего тогда восторженным мальчишкой, свело на нет намерение некоторых чиновников послать в город проверяющего с особыми полномочиями. К тому же жена наместника, Милена Сентровер, была родной дочерью главы налогового ведомства страны, так что благодаря усилиям заботливого папеньки шум смолк на ранней стадии. Продолжение последовало через три года: смерть дочери и внуков свела в могилу и налогового министра, а вспыхнувшая затем в этом районе антиэльфийская истерия обеспокоила службу безопасности до крайности.

— Однако действовать открыто мы не могли, — пояснил барон, заметив, что мы смотрим на него вопросительно. — Убитый горем Аргус имел право на компенсацию, к тому же были представлены доказательства причастности эльфийского сообщества к этому убийству…

— Мы никогда не убиваем детей! — прокричал один из эльфов, стукнув кулаком по столу. — Мы не имеем никакого отношения к убийству Милены, прабабка которой была лесным эльфом!

— Это я виновата… — вдруг всхлипнула Ирелия. — Но я правда не хотела! Милена была единственным человеком, относившимся ко мне по-человечески… — Теперь она уже рыдала в голос и понять ее было почти невозможно. Я принесла ей воды, и через некоторое время она смогла продолжать.

— Я чувствую не только где болит и умею перенаправлять потоки энергии в протоплазме, но и слышу мысли… Вот только с отцом не получалось, с Марком да вот с ней… — Ирелия кивнула в мою сторону. Это меня удивило: я с детства не отличалась никакими магическими талантами, а тут вдруг оказалось, что у меня стоит ментальная блокировка. А ведь прежде тесты ничего такого не показывали…

— Так вот, — продолжала Ирелия, всхлипывая, — это Аргус сам убил жену и детей… Он… хотел жениться на мне-э-э-э… — И она завыла.

Марк поднялся с кресла и, подойдя к девушке, погладил ее по голове.

— Твой отец — страшный человек. Ты не должна винить себя в том, что не могла изменить… — Ирелия уткнулась Марку в рубашку, и на груди у него стало расплываться мокрое пятно. — Успокойся, единственное, что я могу сказать тебе точно, — суккубы не умирают родами. Это противоречит их природе… — Эти слова, сказанные не по теме, моментально остановили истерику. Глаза Ирелии в один миг высохли, и она твердым голосом продолжила:

40
{"b":"25198","o":1}