ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Они искали тебя… — вздохнул он. — Мама всегда считала, что ты жив, а когда я заболел, пригласила лучших мудрецов с Меона, и они сказали, что это ты…

— Что я? — не понял я.

— Зовешь на помощь… — Кажется, парень снова стал отъезжать. Однажды связавшись со смертью, от нее так просто не избавишься. Требовались более решительные меры. Истончившись в струну, я стал перекачивать в него энергию находящегося на поверхности дерева. Великан был рад помочь, и вдвоем мы накрепко перекрыли дверь ухода, в которую пытался выскользнуть мой так называемый братец. Он тут же почувствовал себя лучше и продолжил рассказ, зачастив так, будто боялся не успеть:

— Человек в теле эльфа. Живой, но видевший смерть. Святой и сумасшедший. Айна, впитавший в себя всю силу мира… Познавший семь стихий и отказавшийся от мудрости…

— Эй, парнишка, хватит стихи сочинять, я уже все понял. Вот только если я такой страшный, чего ж ты за мной приперся?

Он помолчал, и в его молчании была грусть. Потом он снова заговорил:

— Ты — старший сын, и тебе нужна моя помощь… — Это был ответ истинного эльфа, и я почувствовал себя неловко. И именно сейчас я точно понял, что не являюсь его братом в полном смысле этого слова… А если и являюсь, то только частично. Но мог ли я сказать ему об этом?

— Здесь есть люди, они помогут, — прошептал я ему. — Продержись немного, и мы тебя вытащим…..

Он улыбнулся мне одними губами, вид у него был печальный.

— Уйти из жизни не так уж и легко, — вздохнул он. — Не думаю, что смогу решиться второй раз. Если ты поймешь, что ничего нельзя сделать, убей меня… — попросил он еле слышно. — Пожалуйста…

— Можешь на меня рассчитывать, но сейчас дай слово, что продержишься до нашего появления и перестанешь в одиночестве заниматься суицидом. — А может, стоит обзавестись родственничками? Наверняка неплохо быть наследным принцем.

— Обещаю, — прошептал он мне в ответ, и я со спокойной совестью выскользнул наружу, решив еще немножко осмотреться.

Камера, маленькая сырая комнатушка с железной дверью, охранялась тремя стражниками, занятыми игрой в карты. Штатные топоры, которые положено было держать под рукой, кучей лежали в углу, пуговицы на мундирах были расстегнуты, и, судя по количеству стоявших рядом пустых кувшинов, ночь для этой троицы прошла удачно. С осоловелым видом они лениво хлопали по столу ладонями и не ожидали от охраняемого пленника никаких неожиданностей. С трудом сдержав подступившую комком злость, я проскользнул дальше и в боковой комнате наткнулся на виденного ранее священника в оранжевой сутане, изо всех сил хлеставшего по физиономии парнишку, сослужившего мне невольную службу, предоставив свое тело. Экзекуция проводилась в тишине и с полнейшей невозмутимостью: обычная рутинная работа, вот только кончик загнутого книзу носа слегка подрагивал. Несчастный служка боялся пошевелиться, несмотря на разбитую губу и наливающиеся вокруг глаз кровоподтеки. В невозмутимости священника было порочное наслаждение, он занимался своим делом с такой тщательностью, с какой Нике чистила свои многочисленные кинжалы. Не выдержав этого изуверства, я скользнул в тело оранжевого и перехватил контроль над его руками.

Надо сказать, что чем сложнее предмет, в который переселяешься, тем труднее происходит слияние. Общаясь с растениями и животными, я чувствовал в них искреннее желание помочь и старался действовать осторожно: не пугать и не причинять вреда. Неодушевленные предметы встречали меня прохладой и податливостью. В разумных же существах до этого момента я успел побывать трижды. Но сейчас я столкнулся с холодной яростью, злостью и отпором такой силы, что от неожиданности вылетел из оранжевого с неплохой скоростью. Священник отскочил в угол и рявкнул на избитую жертву:

— Пшел отсюда! И чтобы я больше никогда тебя не видел!

Парнишка испарился в мгновение ока, а дядька, вытащив из кармана круглую штуковину, с волнением на нее уставился. Затем, затравленно оглядевшись, выскочил вслед за ним. Такое его поведение меня насторожило, и, решив посмотреть, что же будет дальше, я постарался не отставать. Пробежав по коридору, он свернул в сторону и, одолев рывком ведущую вверх лестницу, оказался в богато отделанной комнате с камином в углу. Перед ним в удобном кресле сидел Его святейшество Нерий и задумчиво смотрел на огонь.

— Нерий, включай разрядник! — заорал он. — Быстрее, подробности потом!

Толстенький священник неожиданно прытко подскочил к шкафу и, распахнув створки, обнажил черный бок мигающего огоньками прибора. Я подлетел поближе, намереваясь рассмотреть все подробности, но тут мое Я пронзила острая боль, вырвавшиеся из странного прибора лучи закружили меня в воздухе, и через мгновение я очнулся в собственном теле, закутанном в плед.

Слабость навалилась с новой силой, а в нос ударило зловоние, после моих экспериментов с фиалками показавшееся просто нестерпимым. Прошло не больше двадцати минут реального времени, но я ощущал себя старше на несколько веков. Очень трудно падать с небес на грешную землю, в буквальном смысле… Однако надо торопиться. Вцепившись в руку сидевшей рядом Нике, я попытался говорить членораздельно.

— Надо, его… вытащить. — С первого раза получилось плохо. Язык отказывался повиноваться, и, с силой втянув в себя воздух, я попытался еще раз. — Я знаю, где надо его искать.

Получилось еще хуже, к тому же все так завертелось, что слушать меня было некому. К тому моменту, как мне удалось привлечь внимание, времени осталось совсем мало. Ночь закончилась, небо стряхнуло прозрачность и оделось в бирюзовые одежды, на востоке торжественно поднималась Капелла. Пришел новый день, но что он нес с собой? Если мы собирались его пережить, необходимо было объединить усилия и увеличить скорость. Подготовка к ритуалу подходила к концу, и, по моему мнению, лучше всего было ударить за час до вызова. Именно в этот момент силы, участвующие в действе, примут исходное положение, но апогея еще не достигнут. И если в этот момент вырвать жертву и разобраться с чернотой, чуть не поглотившей меня, мы имеем шанс остановить прорыв еще до его начала. Еще мне не давал покоя странный прибор, сумевший обнаружить мое присутствие. Круглая же штука в руке оранжевого типа как две капли воды была похожа на часы на запястье у Мишеля.

Ситуация прояснилась, когда заговорила Ирелия. Нерий, отец девушки (впрочем, его отцовство вызывало у меня большие сомнения — суккуба всегда выбирает безупречного партнера для спаривания, а толстенький с садистскими замашками священник под образ идеального партнера не подходил), использовал дочь для того, чтобы заставить Аргуса создать точечный портал для связи с нижним ярусом. А то, что для этого он собственноручно отравил жену и детей, как раз объяснялось очень просто. Приворотная сила суккубы обладает в юном возрасте огромной силой, заставляющей лиц противоположного пола других растерять голову, а при постоянном, строго вымеренном общении полностью подавляет. Вот только их святейшество не учел, что дети рано или поздно вырастают, и делать ручную зверушку из суккубы опасное удовольствие. Через пару лет девочка и без моей помощи научилась бы контролировать свою силу, а постоянное ощущение зла в окружающих ее особях могло вызвать желание избавиться от них любой ценой. Удивительно, как малышка после всего пережитого смогла сохранить желание помогать и исцелять. В такой ситуации искренний интерес, проявляемый к ней моим рыжим другом, был как нельзя кстати. Любовь — лучшее лекарство от стрессов, и это одно из ее противоречий, так как она сама по себе уже стресс. Барон схватился за голову:

— О черт! Мне только вторжения здесь не хватало. Детка, мне нужен подробный план дома, а от тебя, — он кивнул мне, — я жду полного рассказа о подземелье, как его найти, сколько там охраны и где точно держат наследного принца дома Лари. А то нам для полного счастья не хватало только дипломатического разрыва с эльфами.

Я честно попытался вспомнить все, что видел, рассказал о двух дамах, трех охранниках у камеры, юном служке и товарище в оранжевой сутане, которого описал с полнейшими подробностями.

43
{"b":"25198","o":1}