ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он посвящал целые страницы описанию примитивных способов изготовления инструментов и раскопок древних гробниц. Текст был сухой и наукообразный, если не считать леденящего кровь заключения, сделанного за день до его смерти.

Знал ли Гэбриел о встрече отца с сэром Чарлзом Дэмсоном? Должно быть, знал.

Подойдя ближе, лорд Гэбриел широко улыбнулся ей и ее спутникам.

– Добро пожаловать в Стоукфорд-Эбби, – произнес он. – Что вы думаете об этих развалинах?

– Они такие древние, что я чувствую себя юным несмышленышем, – ответил дядя Натаниэль.

– Здесь есть привидения? – спросила Мег, широко раскрыв глаза.

Гэбриел засмеялся:

– Только на чердаке. По крайней мере так говорила нам бабушка, когда мы были детьми, чтобы мы туда не лазили.

– Люси всегда умела управляться с мальчишками. – Дядя Натаниэль потер руки. – Надеюсь, она дома.

– Она живет в Дауэр-Хаусе, – ответил Гейб. – Это за рекой, всего в полумиле отсюда. Я пошлю к ней кого-нибудь сообщить о нашем приезде.

Слуга открыл массивную дверь, и тройка пожилых женщин вышла на покрытое ковром крыльцо. Первой была утонченная дама с нимбом седых волос, одетая во все голубое. За ней следовала матрона с полным веселым лицом, в платье из зеленого шелка, отделанном кружевом, и зеленом тюрбане. За матроной – высокая женщина в строгом сером платье, которая несла себя словно вазу из слоновой кости.

Седовласая дама остановилась на верхней ступеньке крыльца, прикрыла тонкой рукой рот и с плохо скрываемым удивлением уставилась на Гэбриела.

Он улыбнулся еще шире, теплое выражение его лица потрясло Кейт. Взлетев по мраморным ступенькам, он заключил пожилую даму в объятия и раскружил так, что ее голубая юбка приподнялась, а сама она прижалась щекой к его широкому плечу.

– Гэбриел Кеньон! – Ее грубоватый голос никак не вязался с ангельским обликом. – Немедленно поставь меня на место!

Он опустил ее на крыльцо.

– Не ворчите, бабушка! Радуйтесь, что внук вернулся домой.

– После четырехлетнего отсутствия ты заслуживаешь строгого выговора. Но можешь искупить свою вину поцелуем.

Гэбриел запечатлел смачный поцелуй на ее морщинистой щеке, и она обняла его. Кейт наблюдала за ними. Просто не верилось, что Гэбриел Кеньон может быть таким ласковым. Он был просто очарователен, может быть, потому, что прекрасно знал, как вести себя с людьми. Но она не поддастся его чарам, ни на минуту не забудет, что у него только одна цель: заполучить статуэтку.

Остальные леди подошли к ним, ласково улыбаясь и что-то бормоча друг другу. Затем самая строгая подняла глаза и с удивлением уставилась на Кейт и ее спутников. Крепко вцепившись в свой саквояж, Кейт вместе с сестрой и дядей поднялась по широким ступеням.

Леди Стоукфорд незаметно смахнула кружевным платочком катившиеся по щекам слезы радости.

– Господи, я как старая протекающая банка. Кто эти очаровательные девушки? И... – Она округлила глаза, увидев шимпанзе у Мег на руках. – Боже ты мой! Что за чудовище?

Выступив из-за спины Мег, дядя Натаниэль поцеловал руку леди Стоукфорд:

– А вот и я, дорогая Люси, вы стали еще прекраснее.

Вдова выдернула руку.

– Я имела в виду это существо, – сказала она, указав на Джаббара. Затем, склонив голову, внимательно посмотрела на дядю Натаниэля: – Мы знакомы, сэр?

– Боже мой! Это же Натаниэль Бэбкок, – воскликнула полная леди и, захихикав как девочка, прижала ладошки к порозовевшим щекам. – Я бы узнала эту гадкую улыбку и через сто лет.

– И впрямь, – произнесла строгая дама, смерив Натаниэля взглядом. – Мне кажется, мы встречались в последний раз пятьдесят лет назад.

– Я решил оставить прошлое, – загадочно ответил дядя Натаниэль, встал между Мег и Кейт и обнял их за талии. – Как видите, я сопровождаю своих очаровательных племянниц.

Леди Стоукфорд изогнула тонкую бровь.

– Вы хотели сказать, внучатых племянниц.

– Только формально, – заявил Натаниэль. – Но как бы то ни было, я единственный их родственник, оставшийся в живых.

– И он передал мне покровительство над ними, – объяснил Гэбриел, беря Кейт за руку. – Бабушка, позвольте вам представить дочерей профессора Генри Талисфорда, Кэтрин и Маргарет, прибывших из Оксфорда.

Несмотря на поднявшуюся в груди бурю негодования, Кейт поставила саквояж, отошла от Гэбриела и произнесла:

– Рады познакомиться с вами, миледи.

– Все зовут ее Кейт, – сказала ее сестра. – Я Мег. А это Джаббар, мой шимпанзе, он принадлежит милорду.

На этот раз Джаббар вел себя безукоризненно. Его коричневые глаза светились от любопытства, он прижался к Мег и рассматривал незнакомых женщин.

Вдова растерянно перевела взгляд с обезьянки на внука. Затем представила своих компаньонок. Полную веселую леди звали Инид Куинтон.

– Мы замечательно проведем время, – сказала она, блестя глазами. – Появление в округе таких очаровательных девушек произведет фурор.

– Тише, Инид, – одернула ее Оливия, баронесса Фейвершем. – Девушки в трауре, не видишь, что ли?

Леди Стоукфорд сунула Кейт свою жесткую ладошку.

– Дорогая моя, надеюсь, мы вас не очень утомили. Мы несказанно рады, что вы с сестрой погостите у нас. Молодые всегда оживляют дом.

– Мы благодарны вам за гостеприимство, – произнесла Кейт вполне искренне. Несмотря на отвратительность покровительства, ей очень понравилась бабушка Гэбриела.

Когда Кейт наклонилась, чтобы взять свой саквояж, леди Стоукфорд в негодовании взглянула на внука:

– Ты что, забыл о манерах в своих джунглях? Какой позор – позволить даме нести саквояж.

– Мисс Талисфорд очень ценит свою независимость, – сказал Гэбриел, выхватив саквояж и отдавая его слуге, прежде чем Кейт успела запротестовать. Очень довольный, он взял ее за руку и повел в дом.

Его жесткое прикосновение и мужской запах, смешанный с запахом кожи и ветра, раздражали ее. Но ей не удалось бы от него вырваться, не устроив сцены. Судя по дьявольскому блеску его глаз, он хорошо это понимал.

Улыбка смягчала строгие черты бабушки, когда она с любовью смотрела на своего высокого красивого внука. Она, очевидно, видела в нем только хорошее.

– Я не поверила, когда Рамболд сказал, что к дому приближается целая кавалькада колясок. Ты даже не предупредил о своем приезде, хотя не был здесь целую вечность. Не стыдно?

– Не было времени, – ответил Гэбриел. – Я только два дня назад решил привезти сюда Кейт и Мег.

Вдова изогнула брови, но не стала ни о чем спрашивать.

– Впрочем, не важно, в Эбби всегда рады гостям. Я поселю Кейт и Мег в западном крыле, в спальнях рядом с моей.

– Разве вы не живете в Дауэр-Хаусе? – спросил Гэбриел.

– Господи, нет! С тех пор как Майкл женился. Там было слишком одиноко.

Гэбриел остановился, заставив всю троицу застрять в дверях.

– Что вы такое говорите? Майкл женился?

– Конечно. Я ведь писала тебе.

– Письмо, должно быть, не дошло, – сказал он, скривив губы. – И кто же счастливица?

Роузбады обменялись понимающими улыбками.

– Вивьен совершенно очаровательная девушка, – ответила леди Стоукфорд. – Хотя бы один внук выполнит свой долг и подарит мне правнуков. Пора и тебе остепениться, Гэбриел. Не так ли, мисс Талисфорд? – улыбнулась леди Стоукфорд.

Кейт не знала, что ответить. В этой вежливой улыбке была сталь, которой она не могла не восхищаться.

– По-моему, семья – основа цивилизации, – сказала она со всей почтительностью. – К сожалению, понимание этого приходит слишком поздно.

– Браво! Вы очень мудры для своего возраста! – Леди Стоукфорд одобрительно кивнула и выжидательно посмотрела на Гэбриела. – Вы могли бы научить мудрости моего внука.

– Двое против одного, – сказал Гэбриел. – Это нечестно. Итак, вы говорили о правнуках. Майкл оправдал ваши ожидания?

Лучшей темы, которая отвлекла бы бабушку от затеянного ею разговора, нельзя было придумать.

– О да, – сказала она в восторге. – Теперь есть малыш Уильям. Приезжал бы ты домой почаще, не пропустил бы столько важных событий, – сказала бабушка и повела всех в гостиную величиной с Ларкспер-Коттедж.

14
{"b":"25202","o":1}