ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Ведьма по наследству
Проклятый. Hexed
Женя
Хирург для дракона
Дюна: Дом Коррино
Секреты вечной молодости
Она ему не пара
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
A
A

– Вы мудро поступаете, присматривая за ней, миледи, – сказал сэр Чарлз. – Вы ведь одна из знаменитых Роузбадов, не правда ли?

– О да. Но это было задолго до вашего рождения. – Оглядевшись, леди Стоукфорд пересекла холл, чтобы поближе рассмотреть фигуру сидящего мужчины в странной шляпе.

– Какая интересная вещица! Откуда она?

– Это древний индийский бог с острова Явы, – сказал сэр Чарлз. – Статуэтка из вулканического камня.

– Подумать только! А вот еще одна. – Она указала на бронзовую скульптуру восточного происхождения. – Вы, случайно, не коллекционер?

– Да, в моем замке масса реликвий. – Пытливый взгляд сэра Чарлза заставил Кейт вздрогнуть. – Мисс Талисфорд очень понравятся эти вещи.

– Тогда, если не возражаете, мы все осмотрим, – произнес дядя Натаниэль.

Барон вежливо улыбнулся:

– Пожалуйста, чувствуйте себя как дома.

Гейб старался оставаться незаметным, но это ему плохо удавалось. В сопровождении дворецкого они со слугой отнесли багаж бабушки и дяди Натаниэля в комнаты, расположенные наверху в западном крыле. Кейт отвели большую просторную спальню в одной из башен на противоположной стороне замка.

Гейбу это не понравилось. Зачем Дэмсон поселил Кейт отдельно от ее покровителей? Какого черта ему от нее нужно? Гейб поставил сундук с громким стуком, испугав розовощекую горничную. Бетти оглянулась, чтобы отругать слугу, но, увидев его, растерянно улыбнулась. Он не хотел посвящать ее в их план, но Кейт и бабушке нужна была горничная. В Фэрфилд-Парке он так долго инструктировал девушку, что та до сих пор не могла прийти в себя от страха.

Тем лучше. Меньше будет болтать.

Дождь барабанил в окна, когда он вошел в спальню и огляделся. Круглые стены и бледно-розовые драпировки придавали ей помпезный вид. Он представил себе Кейт на этой роскошной постели, с разметавшимися по подушке золотыми волосами, обнаженную. И в следующее мгновение услышал ее голос. Она расстегивала накидку, из-под которой виднелось зеленое платье, подчеркивавшее ее изящную фигурку.

Она холодно взглянула на него, продолжая разговаривать с экономкой.

– Я предпочла бы быть ближе к дяде и леди Стоукфорд.

– Боюсь, это невозможно, – ответила миссис Суиндон. – Мне пришлось срочно подыскивать комнату для ее сиятельства.

– Но леди Стоукфорд могла бы поселиться здесь со мной.

Экономка покачала головой:

– Барона это огорчит. Он не допустит, чтобы кто-то из гостей был стеснен.

Гейб хотел высказать свое мнение о заботливости Дэмсона. Сжав зубы, он прошел мимо них и вышел на небольшую площадку.

– Виткомб, – окликнула его Кейт, – принесите мне, пожалуйста, чай.

Гейб поклонился. Ему понравилась идея. Они смогут поговорить наедине. Экономка вышла вслед за ним, прикрыв двери.

– Вы так любезны, – сказала миссис Суиндон, выразительно глядя на него из-за плеча. – Не строите из себя важную особу. Не то что другие.

Гейб промолчал, лишь пожал плечами.

– Вы очень преданы своей хозяйке, не так ли? Мне нравятся верные мужчины.

Гейб пропустил ее слова мимо ушей. Он думал лишь о том, что Кейт грозит опасность. Он уже просмотрел список гостей. Многие были ему знакомы еще по Лондону и отличались сомнительной репутацией. Их ничто не интересовало, кроме азартных игр, проституток и горячительных напитков.

А также тайных клубов наподобие «Лиги дьявола».

Мысль о клубах еще больше взволновала Гейба. Сначала он сомневался' в его существовании, пока не услышал об изнасилованной девушке. Это было как раз в стиле древних объединений аристократов. Пусть только Дэмсон или один из этих бездельников посмеет пальцем тронуть Кейт...

Они с миссис Суиндон спустились по лестнице.

– Кухня там, – ласково сказала миссис Суиндон. – Я покажу вам.

– Не беспокойтесь, я сам найду ее, – сказал Гейб. – У вас, должно быть дел по горло.

– Ерунда. Ваша хозяйка прибыла последней.

Экономка лукаво улыбнулась ему, когда они пошли по коридору, глядя на него с дружеским расположением.

– Жаль, что мисс Талисфорд дала вам поручение, – продолжала она. – Я хотела пригласить вас к себе на чашечку чаю. Мы могли бы познакомиться с вами поближе.

Он выдавил улыбку.

– Как-нибудь в другой раз, – сказал он.

– Тогда завтра, – кивнув, улыбнулась она. – Какие у вас прекрасные манеры. У вас есть образование?

Он напрягся. Неужели он чем-то выдал себя? Вряд ли. Она спросила, чтобы поддержать беседу.

– Мой отец был учителем, – выпалил он первое, что пришло в голову.

К счастью, они вошли в кухню, и она замолчала. Огромное помещение походило на сумасшедший дом. Толстые кухарки и слуги метались по кухне, повар-француз отдавал приказания поварятам. Несколько слуг полировали серебро.

Одарив его многообещающей улыбкой, экономка скрылась в соседней комнате. Помня инструкции, полученные от Ашрафа, Гейб нашел чайник и чашку в шкафу, там же была и заварка. Он налил кипяток из извергающего пар чайника. Но когда потянулся за подносом с рулетами, только что вынутыми из печи, шеф-повар грубо окликнул его:

– Merde! Это для стола его сиятельства.

Гейб попросил темноглазую кухарку, чистившую картошку, принести ему хлеба, масла и пирог. Она поспешила в кладовку, принесла все необходимое и сказала, что ее зовут Салли. Он вежливо поблагодарил ее и повернулся, чтобы уйти. Салли с восхищением продолжала смотреть на него, пока он намазывал хлеб маслом и складывал его на тарелку. Ее внимание раздражало Гейба, но он вынужден был терпеть. Салли вдруг побледнела и схватила картофелину, но та выскользнула из ее рук и закатилась под стол.

Гейб обернулся, посмотрел, что ее так напугало, и ему стало не по себе. Мужчина, с длинным ивовым прутом в руке шел через кухню, глядя прямо на Салли, которая наклонилась за картофелиной. Болтовня прекратилась. Поварята и служанки затихли. Ужас повис в воздухе.

В прекрасном костюме, с красивым галстуком, он тем не менее не был похож на джентльмена. Грубое лицо с крупными чертами. Уродливый, видимо, когда-то сломанный нос, неправильной формы, глубоко посаженные черные глаза.

Фиггинз.

Отвернувшись, Гейб с трудом сдерживал гнев, исподтишка наблюдая за наемником Дэмсона. Но Фиггинз его не заметил и замахнулся прутом на девушку:

– Неуклюжая телка! Барон платит тебе не за то, чтобы ты бездельничала и зря ела хлеб.

Когда кнут свистнул в воздухе, Гэбриел мгновенно отреагировал. Схватил тарелку и запустил в Фиггинза. Тот свалился на стол. К его пиджаку прилип кусок хлеба с маслом и упал, оставив желтые разводы.

Гейб пожалел, что это был не нож, и стал собирать остатки бутерброда.

– Простите, сэр.

– Ах ты, грязное животное! – Фиггинз схватил салфетку и принялся вытирать пятно. – Встань и скажи, как тебя зовут.

Гейб замер. Они встречались всего раз – в темной комнате в Каире. Но если Фиггинз хорошенько присмотрится, то может его узнать.

– Его зовут Виткомб, и я уверена, это случайность, – проговорила миссис Свидсон из-за его спины.

На этот раз голос экономки показался Гейбу музыкой.

– Идиот, – прорычал Фиггинз. – Испортил мой лучший пиджак.

– Ну-ну-ну. Ничего страшного, мистер Фиггинз. Пойдемте, я приведу ваш пиджак в порядок.

Как только они удалились в соседнюю комнату, все стали обсуждать случившееся, кто-то посмеялся над тем, как забавно выглядел Фиггинз. Поднимаясь, Гейб взял поднос. Салли старательно чистила картошку вместе с другими хихикающими кухарками. И все они с восхищением смотрели в его сторону.

Гейб едва сдержал стон. Слишком много на сегодня. Взяв поднос, он быстро прошел по лестнице. На мгновение он остановился и выругался. Нельзя так глупо рисковать. Уже дважды он чуть было не выдал себя. Если не станет осмотрительнее, его разоблачат.

И он упустит шанс отомстить Дэмсону. Перед ужином гости собрались в роскошной гостиной, скорее напоминавшей египетский храм, чем комнату в центре Англии.

Резные бамбуковые фронтоны украшали вершины высоких белых колонн. В углу стояла огромная кукла, похожая на те, которые Кейт видела в дневниках отца. Стены были расписаны изображениями древних людей – работающих и развлекающихся. У некоторых были туловища шакалов или львов.

31
{"b":"25202","o":1}