ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сэр Чарлз! Мне кажется, он хочет нам что-то показать.

Сэр Чарлз шагнул вперед.

– Тогда давайте последуем за ним.

Из глубины коридора донеслись голоса. Леди Стоукфорд и дядя Натаниэль спешили им навстречу.

– Что случилось? – встревожено спросила вдова. – Мы слышали, как ты кричала, Мег. Кто-то тебя испугал?

Дядя Натаниэль покосился на сэра Чарлза:

– Если этот негодяй обидел тебя...

– О нет! – воскликнула Мег. – Просто из темноты вдруг выскочил Джаббар.

– Ты уверена, что все в порядке? – Леди Стоукфорд взволнованно смотрела на девушку.

– Ну конечно. – Ей было неловко, что она заставила волноваться двух пожилых людей. – Сэр Чарлз показывал мне замок.

– Это моя вина, – галантно произнес барон. – Надо было попросить у вас разрешения, но я не нашел ни вас, ни мисс Талисфорд. Она куда-то исчезла.

Вдова переглянулась с дядей Натаниэлем.

– У Кейт разболелась голова, и она ушла к себе, – сказала леди Стоукфорд. – Мы с Натаниэлем отлучились на минутку. Мег как раз танцевала и не нуждалась в присмотре.

– Черт, из-за вас может пострадать репутация моей племянницы, – заявил дядя Натаниэль сэру Чарлзу. – Я не допущу этого.

Барон поклонился, лицо его выражало раскаяние.

– Приношу вам мои глубочайшие извинения. Но как видите, ничего плохого не случилось.

– Сэр Чарлз вел себя как настоящий джентльмен, – вступилась за Дэмсона Мег.

Не обращая внимания на ее слова, дядя Натаниэль погрозил барону кулаком:

– Вы ответите за это, Дэмсон. Пистолеты или шпаги, выбирайте.

Мег вздохнула, ни единый мускул не дрогнул на благородном лице сэра Чарлза.

– Я не стану сражаться на дуэли с человеком ваших лет. Этот способ решать проблемы устарел.

– С человеком моих лет? – взорвался дядя Натаниэль. – Черт возьми, я покажу вам, что...

– Ни в коем случае, – заявила леди Стоукфорд, сердито посмотрев на него. Мег показалось, что они обменялись многозначительными взглядами.

Дядя Натаниэль подошел к Мег.

– Пойдем с нами, – сказал он сквозь зубы. – Ты сейчас же отправишься в комнату леди Стоукфорд и не будешь из нее выходить.

Мег замерла.

– Но я хочу посмотреть подвалы. Мы как раз собирались туда.

Леди Стоукфорд взяла ее за руку:

– Зачем?

– Джаббар что-то там увидел, – объяснила Мег. Шимпанзе сидел у нее на руках. Он уже успокоился и оглядывал всех как ни в чем не бывало. – Не знаю, как он выбрался из вашей комнаты, миледи, но он примчался сюда и кричал от страха. Полагаю, нам с сэром Чарлзом нужно спуститься в подвал и посмотреть, что там происходит.

Вдова внимательно посмотрела на барона.

– Ерунда, – сказала она. – В подвале темно и грязно. Ты испортишь свое бальное платье. Не говоря уже о репутации.

Она взяла Мег за руку и повела по коридору.

Мег уже хотела молить о пощаде. Сэр Чарлз почти влюбился в нее, а леди Стоукфорд ее уводит! Мег оглянулась на барона, но он незаметно кивнул ей. Это означало, что их отношения только начинаются и она может не волноваться.

– Помолвка? – переспросила Кейт пересохшими губами. Неужели это не сон?

Он кивнул:

– Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Кейт.

Женой. Он сделал ей предложение. Этот сумасбродный Гэбриел, которого носило по всему свету. Заядлый путешественник.

Он поднес ее руку к своим губам и перецеловал все пальчики.

– Мы поженимся, как только все уладится.

Его слова растопили недоверие в ее сердце. У нее закружилась голова. Господи, она выйдет за него замуж, будет любить его, он всегда будет рядом...

Резкая боль пронзила ее сердце. Она никогда не сможет удержать его, ей не удастся изменить его свободолюбивую природу. Мужчины – ненадежные, эгоистичные существа, которые бросают свои семьи. И Гэбриел – ее восхитительный, очаровательный любовник – путешественник, который не сможет жить на одном месте, посвятить себя одной женщине.

Она выбралась из-под тяжести его тела и, прикрылась большой подушкой.

– Нет, – прошептала она. – Я не выйду за тебя замуж. Не хочу быть тебе обузой.

За окном шумел ветер, дождь барабанил по стеклу, издалека доносились раскаты грома. Гэбриел медленно опустил веки.

– Я не знаю, что такое семья, Кейт. Мои родители были не очень хорошим примером в этом.

– Что ты имеешь в виду?

– Моя мать была религиозной фанатичкой. После гибели трех детей перестала спать с отцом. И он запил.

Кейт была поражена. Она ничего не знала об интимной жизни родителей.

– Откуда тебе это известно?

– Отец рассказал однажды, когда напился. Мне было одиннадцать.

Он говорил небрежно, как о чем-то малозначительном. В душе Кейт вспыхнул гнев.

– Родители не вправе взваливать свои проблемы на детей.

Гэбриел пожал плечами.

Теперь она понимала, почему он не мог жить дома и все время путешествовал.

– Твой отец был не прав.

Он посмотрел на нее внимательным грустным взглядом:

– Рад слышать, что ты так серьезно относишься к обязанностям родителей. Ты могла бы стать хорошей матерью.

Ребенок. Мысль о нем и пугала, и радовала ее. Она погладила себя по животу. Охваченная страстью, она не думала о возможных последствиях. И теперь представила себе маленькую голубоглазую девочку с милой улыбкой... Дочь Гэбриела.

Нет, ее мечте никогда не сбыться.

– Ты все равно бросишь нас. А я этого не вынесу.

– Ерунда. Ведь мы еще будем вместе писать книгу.

– А потом? Ты можешь пообещать, что больше не отправишься в путешествие? Что у тебя хватит сил не покинуть меня?

Он на мгновение заколебался. Потом уверенно произнес:

– Клянусь, я никогда тебя не оставлю.

– Но ты будешь несчастлив, – произнесла она с горечью. – В путешествиях твоя жизнь. Они значат для тебя больше, чем я.

Он не мог этого отрицать. Внезапно он перекатился на край кровати и поднял с пола свою ливрею.

Неужели он уже уходит, подумала Кейт с разочарованием. Неужели она оттолкнула его своим недоверием? Может, это и к лучшему. Пусть лучше уйдет сейчас, чем потом разобьет ей сердце.

Но Гэбриел не стал одеваться. Он проверил внутренний карман ливреи и отшвырнул ее. Вернувшись в постель, сел рядом с ней. Она уставилась на маленький круглый предмет в его руке. Пуговица из слоновой кости. Она смущенно посмотрела на него:

– Не понимаю.

– Она оторвалась от твоей ночной рубашки много лет назад.

Память вернула ее в ту ночь, когда она пробралась в его комнату в Ларкспере. Когда предлагала ему себя, распахнув рубашку. Вспомнив, какой глупой и наивной она была, Кейт почувствовала себя неловко.

– Ты хранил это? – прошептала она. – Четыре года?

Он кивнул:

– Я взял ее с собой в Англию.

– Но... зачем?

– Это был мой талисман. От девушки, которую я никогда не забывал.

Кейт сжала пуговицу в руке. Возможно, она и занимала в жизни Гэбриела какое-то место. Но это не была любовь. «Я не из тех, кто женится».

Кейт не могла забыть этих слов. И все же хотелось верить, что Гэбриел сделал ей предложение не только из чувства долга. Если бы он хоть раз сказал ей о своей любви, ее сомнения исчезли бы.

Гейб снова стал ее ласкать, и Кейт забыла о страхах и волнениях. Забыла обо всем на свете.

– Я хочу тебя, Кейт.

– Я тоже тебя хочу, Гэбриел. И хочу, чтобы мой опекун был мною доволен.

– Я не предам тебя, Кейт. Выходи за меня замуж...

Уронив пуговицу, она перекинула через него ноги. Ее бедра слились с его бедрами.

– Господи, Кейт. Где ты этому научилась?

– Там наверху были статуи... Я представляла нас с тобой...

Он прижал ее к себе.

– Я исполню любую твою фантазию. Эта ночь принадлежит тебе.

Он прильнул к ее губам. Не было ни прошлого, ни будущего, только настоящее... Он вошел в нее, и они вместе поднялись на вершину блаженства...

Словно откуда-то издалека она услышала его голос:

– Спи, любимая.

Резкий звук разбудил Гейба.

44
{"b":"25202","o":1}