ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скрытая угроза
Девочка, которая любила читать книги
Удочеряя Америку
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Предсказание богини
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Горький, свинцовый, свадебный

Как невинны были ее фантазии по сравнению с реальностью. Ей никогда не приходило в голову, что любовный акт может совершаться совсем без одежды. Ее фантазии не распространялись далее того, что она будет лежать на спине и позволять мужу некоторые вольности.

— Шокирующая статуэтка, не правда ли? — раздался низкий мужской голос.

Алисия вздрогнула и обернулась. Дверь в дальнем конце комнаты была открыта, и на пороге стоял темноволосый рослый мужчина в элегантном черном костюме. Дрейк Уайлдер — а это, конечно же, был он — вошел абсолютно бесшумно и, возможно, уже довольно долго наблюдал за гостьей.

«Неужели он действительно наблюдал за мной?» — подумала Алисия.

— Это работа очень старая и поистине бесценная, — продолжал Уайлдер. — Ее приписывают ученику Микеланджело. Но вам не возбраняется ее потрогать и полюбоваться ею.

Алисия вдруг осознала, что все еще держит статуэтку в руках. Невольно нахмурившись, она поставила ее на полку и проговорила:

— Вы всегда шпионите за посетителями?

— Только за женщинами.

— Весьма утешительно слышать. — Дрейк Уайлдер усмехнулся и окинул гостью оценивающим взглядом.

— Вы, должно быть, леди Алисия Пембертон.

— А вы, должно быть, мистер Дрейк Уайлдер. — Он наклонил голову с надменностью короля, и Алисия стиснула зубы. Она старалась держать себя в руках, ибо пришла сюда с просьбой об услуге.

Дрейк Уайлдер происходил из низов, был карточным шулером, поднялся с лондонского дна и превратился в богатейшего мошенника, известного во всей Англии. Он отличался бесцеремонностью и самоуверенностью и, конечно же, был человеком совершенно безнравственным и даже порочным. Возможно, именно поэтому Алисия ужасно нервничала, хотя обычно, общаясь с мужчинами, нисколько не смущалась.

Тут Уайлдер наконец-то отошел от двери и уселся на край стола. Взяв в руку игральные кости, он машинально подбросил их на ладони. Однако по-прежнему смотрел на гостью. Под взглядом его голубых глаз Алисия вдруг почувствовала себя совершенно беспомощной. Ведь она сейчас находилась наедине с хозяином, в его владениях…

— Садитесь, пожалуйста, — сказал Уайлдер. — Знаете, я удивлен… Как леди могла осмелиться прийти сюда без провожатого?

Алисия не стала садиться.

— Вам не следует удивляться, — ответила она. — Я пришла, чтобы поговорить о долге брата.

Уайлдер улыбнулся.

— Граф Брокуэй прислал ко мне женщину, чтобы она попросила за него?

Алисия отрицательно покачала головой.

— Джеральд не знает, что я здесь.

Она нисколько не сомневалась: ее импульсивный брат пришел бы в ярость, если бы узнал об этом визите. Однако ей пришлось прийти сюда ради него. Пришлось прийти, чтобы попытаться найти хоть какой-то выход…

«Господи, помоги мне», — думала Алисия.

Собравшись с духом, она вновь заговорила:

— Мистер Уайлдер, вероятно, вы не осознаете, что моему брату всего лишь восемнадцать лет. Поскольку он еще не достиг совершеннолетия, ему не следовало даже появляться в этом заведении.

— Он уже не мальчик, — заметил Уайлдер. — Независимо от того, признаете вы это или нет.

— Но ему свойственна юношеская импульсивность, — возразила Алисия. — Как старшая сестра, я считаю себя ответственной за него.

Дрейк взглянул на нее с явным удивлением.

— Старшая?.. Сколько же вам лет? — Алисия вспыхнула. Этот человек так бесцеремонно разглядывал ее…

— Мой возраст не имеет отношения к делу, — отрезала она.

— Вопрос вполне уместен, так что ответьте на него. — Алисии почему-то казалось, что в ее возрасте неудобно остаться в девицах. Но все же она ответила:

— Если вы так хотите знать, то мне двадцать три.

— Да, почтенный возраст…

Уайлдер улыбнулся, и на щеках его появились симпатичные ямочки. Алисия же вдруг подумала: «А ведь у него чудесная улыбка. Улыбаясь, он становится совсем другим. Привлекательным… как грех».

Судорожно сглотнув, Алисия продолжала:

— Дело в том, что моего брата нельзя привлечь к ответственности за карточный долг. Это незаконно. — Уайлдер тут же нахмурился.

— Возможно, — кивнул он. — Однако честь джентльмена обязывает его вернуть долг. К тому же, не исключено, что ему все-таки грозит тюрьма.

— Но ему нечем расплатиться даже со своими кредиторами, — пробормотала Алисия.

Накануне ее насторожило нашествие людей, требовавших уплаты по счетам. Сапожники, портные, ювелиры, торговцы вином — они набросились на нее, словно голодные волки. И все эти люди требовали уплаты по счетам, прежде чем его светлость рассчитается со своим последним долгом.

Алисия подняла Джеральда с постели и заставила его сказать правду. Понурив голову, брат признался, что провел ночь в игорном доме. Он поставил на кон все их скромное состояние. Более того, проиграл сумму, которой они не располагали.

— Двадцать тысяч гиней! — в ужасе прошептала Алисия. — О Господи, что на тебя нашло?

Брат смотрел на нее с отчаянием в глазах.

— Я отыграю эти деньги, Эли. Только дай мне какой-то срок.

— Нет, не подходи даже близко к игорным домам! Если не хочешь кончить так, как папа…

Джеральд вздрогнул при этих словах сестры. В конце концов, Алисия взяла с него слово, что он останется дома. Смирив свою гордость, она обошла знакомых, пытаясь взять в долг, но ее постигла неудача. В банках тоже отказывались выдать заем. Алисия даже посетила ростовщика на Треднидл-стрит — неприятнейшего субъекта с глазами-бусинками, — но тот просто-напросто прогнал ее, когда узнал, что она ничего не может предложить в залог.

Ей оставалось лишь одно — договариваться с Дрейком Уайлдером.

В этот момент он соскочил со стола и, прислонившись к столешнице, скрестил свои длинные ноги. Уайлдер по-прежнему подбрасывал, на ладони игральные кости, и Алисия обратила внимание на кисти его рук и необыкновенно длинные пальцы.

«Интересно, что чувствуют женщины, когда он прикасается к ним?» — невольно подумала Алисия. И тотчас же вздрогнула и покраснела.

— У вас есть какие-нибудь родственники? — спросил Уайлдер.

— Мой отец умер, а мать… — Алисия судорожно сглотнула. — Мама нездорова.

2
{"b":"25204","o":1}