ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 23

Джеймс показал кулак сидящим перед ним слугам.

— Вы никогда не будете приняты в моем доме! — загремел он. — Вы понимаете меня? Никогда!

Его тон взбесил Дрейка. Чертов надменный аристократ! Слуги замерли на своих партах, испуганно вперив взгляды в Джеймса.

Дрейк распахнул дверь с такой силой, что она стукнулась о стену.

В комнате воцарилась тишина. Окинув быстрым взглядом кабинет, Дрейк увидел рядом с Джеймсом герцогиню Федерстоун, сидящую в кресле с прямой спинкой. А поодаль на подоконнике сидела, подогнув под себя ноги, Алисия, его жена, в светло-розовом домашнем платье.

При виде Дрейка глаза ее округлились, она вскочила. Ее губы сложились, чтобы произнести его имя, но звука не последовало.

Дрейк посмотрел на нее уничтожающим взглядом. Она позволила свершиться подобной несправедливости?

Дрейк в ярости шагнул к Джеймсу. Удивленные лица повернулись к Дрейку. Он узнал кое-кого: Китти, глухая горничная; несколько конюхов; Молли, беременная служанка. В комнате стояла абсолютная тишина, слышен был лишь стук капель дождя по оконному стеклу.

— Как вы смеете бранить моих слуг? Это мой дом — не ваш!

Мертвая тишина рассыпалась отдельными смешками. Ученики стали закрывать ладошками рты, гася непочтительный смех.

Их реакция ошеломила Дрейка.

Улыбнувшись, Джеймс снова овладел вниманием людей.

— Успокойтесь, — сказал он. — Это невежливо — смеяться. Мистер Уайлдер не понял, что я читаю вам рассказ.

Смешки стихли. И только теперь Дрейк заметил открытую тетрадь, лежащую на коленях у Джеймса. И почувствовал себя в дураках, что с ним случалось весьма редко.

Герцогиня пододвинулась к Джеймсу и положила руку на спинку его кресла.

— Джеймс блестяще читает. И к тому же он одаренный писатель.

Щеки Джеймса чуть порозовели.

— Довольно, Сара, — пробормотал он. Но Сара проигнорировала его замечание:

— И знаете, мистер Уайлдер, именно Джеймс написал эту повесть о рыцарях и драконах, о злых колдунах и добрых принцессах. Класс очень любит слушать его истории. Правда, ведь?

Ученики единодушно подтвердили это.

Дрейк смотрел на то, как они кивали головами, и чувствовал себя еще более не в своей тарелке. Джеймс — автор волшебных сказок? Благотворитель, который развлекает тех, кого, обошла судьба?

Дрейк никак не мог совместить этот образ с образом чопорного лорда, единственного сына аристократа. Наверняка за этим скрывается какая-то хитрость. Но в чем ее суть, он понять не мог.

Пока более молодые просили Джеймса прочитать еще одну главу, а он со смехом отказывался, Алисия подвела мужа к стене, где висела огромная карта Англии. Все чувства Дрейка были настроены на Алисию, он ощущал прикосновение ее нежной груди, исходящий от нее легкий аромат духов, видел прелесть тонких черт ее лица.

Сегодня Алисия выглядела особенно хрупкой, кожа ее казалась прозрачной, под глазами лежали тени — тени усталости или неги…

— Я думала, что ты придешь через полчаса, — пробормотала она. — Я хотела, чтобы ты увидел класс во время занятий.

— Класс? — переспросил он.

— Да. Я организовала эту школу для тех, кто хочет обучиться грамоте и арифметике. В этом случае горничная может дослужиться до бухгалтера. А кучер может стать управляющим. Они смогут улучшить свою жизнь.

Школа для бедных?.. Дрейк полагал, что жена коротает время, развлекаясь посещением модных магазинов, танцами на балах — именно так обычно проводили время богатые дамы. Он попытался разобраться в ситуации.

Она находилась в Пембертон-Хаусе с Джеймсом.

Чувствуя себя преданным, Дрейк вновь позволил гневу взять над собой верх.

— Какого черта здесь делает сын Хейлстока? — свистящим шепотом спросил он. — Этот несчастный заигрывает с бедняками, изображая из себя добропорядочного самаритянина. На самом деле они его совершенно не интересуют.

— Ты ошибаешься, — так же шепотом ответила Алисия. — И прежде чем выносить приговор, я прошу тебя послушать, чему научились ученики за эти две недели.

Дрейк терпеть не мог, когда его обманывают. Но он не мог отказать ей. Тем более, когда она смотрит на него с такой надеждой своими ясными голубыми глазами. И улыбается такой обворожительной улыбкой, которая из любого мужчины могла сделать ручного идиота.

Плотно сжав губы, он выпрямился у очага, оперевшись локтями о каминную доску. Алисия направилась к ученикам, грациозно покачивая обольстительными бедрами.

Пока Сара и Джеймс сидели, наблюдая за ее действиями, Алисия хлопнула в ладоши и подозвала к себе учеников начальной группы. Горничные и кучера уселись в кружок на ковре, а сама она расположилась в центре на стуле. Ученики по очереди писали на грифельных досках буквы и слова, затем с помощью стеклянных шариков складывали и вычитали. Некоторые были быстры и сообразительны. Другие с трудом справлялись с простейшими задачками. Алисия ко всем проявляла исключительное терпение: одних хвалила, других мягко поправляла в случае необходимости.

Дрейк зачарованно наблюдал за ней. Его, собственно, не удивляло, что она была превосходной учительницей. В конце концов, на ней в течение пяти лет держалась семья, она была безупречно терпима к эксцентричным выходкам своей матери. Но он всегда видел в Алисии леди. А леди не якшаются с людьми из низшего класса.

Дрейк все еще пытался переварить увиденное, когда Алисия вдруг отпустила свою группу. Он ожидал, что теперь она пригласит учащихся второй группы, и невольно напрягся, когда ее место занял Джеймс.

Ученики вышли вперед, борясь с волнением. Они по очереди читали сонеты Шекспира. Затем Джеймс задавал им вопросы по географии, и они указкой показывали графства Англии на карте, называли достопримечательности каждого региона.

Дрейк сжал кулаки, удерживая себя от того, чтобы не выхватить указку и не сломать ее на башке своего привилегированного братца.

Да не мог Джеймс серьезно относиться к слугам! Они были для него просто болванчиками, фишками в игре, способной развеять скуку. Из опыта своей жизни на улице Дрейк знал, что существуют такие доброхоты, вроде Джеймса. Когда он утратит к этому интерес — а это случится очень скоро, — он отшвырнет их, оставив в их сердцах жестокое разочарование.

74
{"b":"25204","o":1}