ЛитМир - Электронная Библиотека

Дрейк резко повернулся к ней:

— Но это правда, черт возьми! Моя мать не стала бы мне лгать.

— Нет необходимости ругаться, — холодно заметила Алисия. — Я лишь хочу знать, приводила ли она тебе какие-нибудь доказательства.

В душе Дрейка вновь поднялась буря. Ведь она не знает всей его истории.

— Да, — резко сказал он. — Она дала мне бриллиантовую булавку для галстука с его гербом. Этого и еще ее слова для меня достаточно. — Он не стал распространяться о своих неординарных способностях, позволяющих манипулировать с цифрами, — даре, который был также присущ Хейлстоку.

— Как ты должен был страдать от того, что лишен титула, появившись на свет незаконнорожденным!

— Я страдал от того, что он использовал мою мать, а потом отказался поддержать своего ребенка.

Алисия приподняла бровь.

— Она умерла, когда тебе было десять лет. И тогда ты приехал в Лондон, но не в поисках приключений. И не для того, чтобы поступить в театральную труппу. Ты хотел встретиться с Хейлстоком.

Дрейку вновь сделалось не по себе — она безжалостно напомнила ему о тех случаях, когда он говорил неправду, пусть даже полуправду.

— Я и в самом деле присоединился к театральной труппе, — пробормотал он.

— Но лишь после того, как повидал лорда. После того, как он отверг твои притязания.

— Да…

— Расскажи мне, как все это было.

Дрейку не хотелось бередить старую рану. Он посмотрел в окно. Капли дождя, сливаясь в ручьи, сбегали вниз по стеклу.

— Это было так давно. Достаточно сказать, что он не пожелал иметь со мной дело.

— Но ты показал ему булавку для галстука?

— Конечно, показал. — То, что случилось потом, стало болью всей его жизни. Дрейк не любил показывать никому свою уязвимость. Но если это поможет ему завоевать сочувствие Алисии… — Он обозвал меня вором и обманщиком. Затем позвал лакея, чтобы отвести меня к магистрату, а оттуда — в тюрьму.

Алисия даже не ахнула. Ее глаза, которые всего полчаса назад светились любовью, смотрели на него сурово, словно ей доставляло удовольствие видеть его в наручниках в сырой камере.

— И тебя отправили в тюрьму?

Дрейк покачал головой.

— Я жил на улице уже довольно долго и научился некоторым трюкам. Я сумел убежать от его людей. Ведь мы находились на первом этаже, вот я и выпрыгнул в окно.

Алисия ничего на это не сказала. Она стояла в полумраке прямая, как колонна за ее спиной. Розовое платье облегало ее женственные формы, волшебное тело, до которого ему всегда хотелось дотронуться. Ему так хотелось знать, о чем она думает. Хотя бы чуть-чуть она его понимает?..

Каким же ослом он был, как смог обидеть ее! Дрейку хотелось подойти к ней, заключить в объятия, услышать, как она шепчет ему о своей любви. Протянув руки, он шагнул к ней.

— Алисия, я очень сожалею…

— Не вздумай дотронуться до меня, — сказала она ледяным тоном.

Он остановился в растерянности, что случалось в его жизни крайне редко. Она смотрела на него, храня ледяное спокойствие, и это напомнило ему Алисию в день их свадьбы. Похоже, она смотрела на него так же — презираемый ею незнакомец.

И он чувствовал себя таковым, презренным обманщиком.

— Если ты разрешишь, мы можем все спокойно и взвешенно обсудить… Я приведу тебе свои аргументы.

— Не пытайся спрашивать о моих аргументах. — Алисия скрестила руки на груди. — Мне теперь все ясно. Ты был весь в ожидании тогда, во время нашего первого бала. Ты искал лорда Хейлстока. Хотел похвалиться перед ним своим присутствием на светском рауте.

— Он старался перекрыть мне путь в свет…

— И ты запретил мне общаться с Джеймсом. И вовсе не потому, что он тщеславный и своекорыстный аристократ, как ты говорил, а потому, что он твой единокровный брат.

— Имели значение оба факта. Он высокомерный сноб.

— Ты был весьма изобретателен в своих попытках оградить меня от него, — продолжила Алисия перечень его грехов. — Ты использовал свои чары, чтобы манипулировать мной. Ты прибег даже к совращению в тот день в… игорном доме.

В тот день он залез ей под юбки и ласкал рукой до тех пор, пока она не достигла оргазма.

— Тебе понравилось то, что я сделал.

— Ты не дал мне возможности выбора, — возразила Алисия. — В твоей жизни все подчинено мести. Я не удивлюсь, если даже моего ребенка ты рассматриваешь, как возможность досадить его светлости. — Она приложила руки к животу, словно желая защитить малыша от этого бессовестного человека.

Последнее обвинение Алисии ошеломило Дрейка. Он не мог найти слов, чтобы выразить восторг, когда узнал о ее беременности.

Он сделал еще полшага к ней.

— Алисия… ты не права. Моя радость в отношении нашего ребенка никак не связана с Хейлстоком.

— И я должна этому верить? После того, как ты наговорил мне столько коробов лжи? — Она покачала головой. — И ты не собирался выполнять свою клятву.

— Клятву?

— Покончить с враждебностью.

— Я собирался это сделать, — пробормотал он. — Я хотел приложить максимум усилий, чтобы, во всяком случае, скрыть свою ненависть к нему.

Алисия насмешливо фыркнула.

— А если бы я нанесла визит лорду Хейлстоку или Джеймсу? Сумел бы ты одолеть свою мелочную ненависть?

— В этом нет ничего мелочного! — отбился Дрейк. — Разумеется, я хотел держать тебя подальше от Хейлстока. Он наверняка настраивал бы тебя против меня.

Алисия посмотрела на него с холодным презрением.

— Нет, Дрейк. Ты умудрился сделать это сам. — Она прошла мимо него, вошла в библиотеку и захлопнула за собой дверь.

79
{"b":"25204","o":1}