ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что случилось? С тобой все в порядке?

– Да, все хорошо... О Брэнд!

Она поцеловала его в подбородок и прижалась лицом к его груди. Вдыхая знакомый запах, она слушала биение его сердца, такое близкое, такое чудесное...

Ганнибал Джонс кашлянул и пробормотал:

– Миледи, от вас требуется заявление.

– Завтра, – отрезал Брэнд, не размыкая объятий. – Сейчас я везу ее домой.

У них даже не возник вопрос, где Брэнд проведет остаток ночи. Шарлотта сейчас ни за что бы его не отпустила. В доме царила тишина, и они сразу же прошли в ее спальню. Шарлотта хотела промыть ссадины Брэнда, но он даже слышать об этом не хотел.

Брэнд тотчас принялся раздевать ее. Когда же на ней осталась только тонкая сорочка, он подвел ее к кровати и уложил в постель. Она схватила его за руку и прошептала:

– Пожалуйста, не уходи...

– Нет-нет, я тебя не оставлю.

Он посмотрел на нее горящим взглядом, затем направился в гардеробную, чтобы умыться. Шарлотта тихонько вздохнула. Простыни были холодными как лед, и она закуталась в одеяла. На ночном столике в луже растопленного воска мерцала свеча. Невероятно, но вечером, зажигая ее, она даже не догадывалась, что убийца скрывается где-то в доме.

Фэнси улеглась в свою корзину и, покрутившись в ней немного, уснула. «Надо завтра приготовить для нее лакомое угощение», – подумала Шарлотта. По пути домой Брэнд рассказал ей, как собака привела его на место преступления и обнаружила оставленную Рансомом записку, из которой явствовало, что убийца – Клиффорд Вон.

Обнаружив записку, Брэнд немедленно отправил слуг в полицейский участок на Боу-стрит за мистером Джонсом. Сам же помчался к Бонам. К счастью, он подоспел вовремя. Рансом только собирался ее изнасиловать, чтобы потом перерезать горло...

Брэнд вышел из гардеробной без сюртука и сапог. Как был в рубашке и брюках, он скользнул в постель и привлек Шарлотту к себе. Он поглаживал ее плечи и спину, и Шарлотта чувствовала, что руки его дрожат. Судя по всему, он тоже никак не мог прийти в себя после выпавшего на их долю испытания. Она взяла его за руку и осторожно поцеловала распухшие, все в ссадинах костяшки пальцев. Она прекрасно понимала, что Брэнд спас ее от неминуемой смерти. Ужас, державший ее в напряжении столько часов, отступил только сейчас, и она почувствовала себя в полной безопасности.

– Шер, дорогая... – пробормотал Брэнд, прикоснувшись губами к ее лбу. – Знаешь, Шер, я уже думал, что мне никогда больше не доведется держать тебя... вот так. – Он грустно улыбнулся. – Хотя понимаю, что не должен сейчас это делать.

При мысли о том, что им придется расстаться, Шарлотта тяжко вздохнула. Потом вполголоса проговорила:

– Это не имеет значения, Брэнд. Во всяком случае – сегодня. Сегодня я хочу, чтобы ты был со мной. Я настаиваю.

Он хмыкнул:

– Я бы все равно не позволил тебе сказать «нет».

Их губы слились в нежном поцелуе, и она вдруг подумала: «Интересно, что он сейчас чувствует? То же, что и я?» Впрочем, Шарлотта прекрасно знала: Брэнд вряд ли когда-нибудь изменится. И все же ее глупое сердце исполнилось надежды.

Собравшись с духом, она проговорила:

– Я тоже постоянно думала о тебе. Думала о том, что боялась прежде тебе сказать, но скажу сейчас. Я люблю тебя, Брэнд.

Он замер, держа ее лицо в ладонях. В его глазах была тревога.

– Шарлотта, мне бы хотелось...

Она приложила палец к его губам:

– Тебе не нужно ничего говорить, Брэнд. Я только хотела, чтобы ты знал.

Он страстно ее поцеловал, и она всецело отдалась радости этих мгновений. Пусть Брэнд не любит ее – во всяком случае, настолько, чтобы изменить свой образ жизни, – но между ними все равно существует связь, которую он тоже ощущает. В этом Шарлотта нисколько не сомневалась.

Он провел ладонью по ее спине и с улыбкой проговорил:

– Ты знаешь, Шер, как мучить мужчину. Я умираю от желания...

Она тоже улыбнулась:

– Что же тебе мешает?

Брэнда не нужно было уговаривать. Его рука тут же заскользила по ее талии, затем по бедру и наконец взялась за подол сорочки. Стащив с нее сорочку, он отбросил ее в сторону, и Шарлотта, тихонько застонав, крепко прижалась к нему.

Но Брэнд вдруг отстранился, и она едва не разрыдалась от разочарования.

– Рубашка и брюки, – прошептал Брэнд.

Он принялся расстегивать пуговицы на рубашке, а она расстегнула его брюки и тотчас же запустила руку в прорезь. Брэнд легонько сжал ее запястье и пробормотал:

– Но, Шер, дорогая, я ведь уже и так...

Шарлотта приложила палец к его губам, и он умолк. Затем рука ее снова скользнула в прорезь брюк, и на сей раз Брэнд не сопротивлялся, он лишь шумно перевел дух, когда пальчики Шарлотты принялись поглаживать его возбужденную плоть. А потом она вдруг соскользнула вниз, к его бедрам, и стала ласкать его губами. Брэнд вздрогнул и с хриплым стоном пробормотал ее имя. И тут Шарлотта поняла, что сейчас Брэнд в полной ее власти, – а ведь прежде она даже не подозревала, что способна подчинить себе мужчину...

Внезапно Брэнд отстранил ее от себя, а затем, бросив на подушки, уткнулся лицом в ее шею. В следующее мгновение по его могучему телу пробежали волны дрожи, и он снова застонал. Крепко прижимая его к себе, Шарлотта горько сожалела, что в этот момент они не слились воедино, так, как ей хотелось бы. С другой стороны, она сознавала, что рисковать они не имели права.

Наконец он отдышался и, приподняв голову, поцеловал ее в губы. И поцелуй этот был такой нежный, что она едва не расплакалась. Ах, если бы только она могла убедить его, могла заставить понять, что нужна ему так же, как он ей. Но она слишком хорошо его знала. Брэнд так долго вел распутную жизнь, что уже не мог остепениться и обзавестись женой и детьми.

Через некоторое время Брэнд встал с постели и пошел в гардеробную, чтобы привести себя в порядок. Вернувшись, он обнял ее и крепко прижал к груди. Шарлотта улыбнулась и положила голову ему на плечо. Оба молчали.

Шарлотта не заметила, как уснула в его объятиях. А когда проснулась, уже ярко светило солнце и Брэнда не было рядом.

95
{"b":"25205","o":1}