ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она повернулась, но было слишком поздно.

Совсем близко послышались приближающиеся шаги Майкла.

— Куда это ты собралась? — твердо отчеканил он. — Дождь еще не закончился.

Она проскочила мимо лошади и помчалась в луга, ее единственной мыслью было добраться до спасительного Дауэр-Хауса. Холодные капли дождя падали прямо на лицо, ботинки тут же покрылись грязью, а длинные намокшие юбки прилипали, облегая ноги.

Совсем недалеко послышались тяжелые шаги Майкла.

Злым и недовольным голосом он выкрикнул ее имя. В отчаянии Вивьен побежала быстрее, скользя и проваливаясь в мягкий торф. Она убрала с лица прядь волос, неравномерное дыхание иссушало легкие. Черт возьми! Он приближался!

Подгоняя сама себя, она уже была у дубовой рощи, но сильные пальцы Майкла успели схватить ее за руку. Резким движением она высвободилась. Если уж она не сумела обогнать его, то может постоять за себя.

Схватив с земли толстую палку, Вивьен выставила ее вперед, как оружие.

— Не смей! — выкрикнула она. — Не смей приближаться ко мне!

Тяжело дыша, маркиз остановился, его грудь то вздымалась, то опускалась. Он с опаской смотрел на нее, будто из-за его мужской настойчивости она совсем потеряла разум.

— Ты боишься меня.

— Черт тебя побери! Я убью тебя!

— Ради Бога. Я никогда не обижу женщину.

— Ты насильно заставил лечь с тобой, — при этих словах Вивьен почувствовала горечь в горле. — Но я первая тебя убью.

Клянусь.

Не шелохнувшись, Майкл продолжал за ней наблюдать.

Прядь мокрых волос упала на его бровь так, что он стал похож на пирата. Ливень медленно перешел в моросящий дождик, а вспышки молний виднелись уже вдалеке. Струйки холодной воды потекли по спине Вивьен. Она дрожала и от того, что находится вдвоем с Майклом вдали от всех, и от холода. Зубы ее стучали, но она сильно их сжала, чтобы не выдать свой страх.

Затем, к ее удивлению, Майкл наклонился в поклоне, выставил правую ногу, а руку убрал за спину.

— Молю о вашем прощении за то волнение, что причинил вам. Ваша красота так заворожила меня, что я совсем потерял рассудок.

Майкл считает ее красивой.

Не доверяя этой коварной перемене, Вивьен все же с нескрываемым любопытством уставилась на него. Всемогущий маркиз извинялся перед ней. Разумеется, слова Майкла были отнюдь не искренними, но по крайней мере этот вполне джентльменский поступок придал ей немного сил и уверенности.

Она все еще чувствовала поцелуй на губах, ощущала его сильное, упругое тело, лежащее на ней. Движения его ненасытных губ, рук, которые ласкали, возбуждали ее неспокойное, жаждущее тело. Даже сейчас, когда она наверняка знала о его намерениях, она чувствовала страстное, непреодолимое желание.

Вивьен не понимала сама себя. Как она могла чувствовать еще что-то, кроме презрения к этому деспотичному лорду, который использовал женщин, а потом напрочь забывал о них? К мужчине, который называл ее воровкой?

Как только Майкл сделал шаг по направлению к ней, Вивьен выставила вперед палку. Она настойчиво пыталась бороться с дрожью в руках.

— Не подходи, — проговорила она. — Думаешь, я поверю твоим извинениям?

— Я думаю, ты горячая неистовая женщина. А сейчас положи палку.

Вивьен замотала головой.

— Будьте уверены, милорд. Я знаю много способов подчинить мужчину. Цыганских способов. — Вивьен проницательно посмотрела на Майкла угрожающим взглядом, который всегда действовал на аристократов, пытавшихся обмануть табор.

Губы Майкла изогнулись в ухмылке, затем он вздрогнул, наверняка укушенная губа дала о себе знать. Медленным движением он игриво сбросил с себя угольно-серый плащ.

— Надень это, — сказал он, — ты промокла и вся дрожишь.

Это наверняка была уловка. Возможность подойти ближе.

Как только он сделал шаг вперед, Вивьен угрожающе подняла палку.

— Нет! Мне ничего от Тебя не нужно.

— Ты все равно его получишь. — С этими словами, Майкл набросил плащ на ее плечи.

Майкл отступил назад. Вивьен автоматически поймала плащ рукой. В нем чувствовались тепло и запах Майкла, Вивьен едва сдержала порыв уткнуться лицом в плащ, вдыхать его аромат, прикасаться щекой. У нее возникло необратимое чувство, что она находится в любимых объятиях. Его объятиях.

Он не мог придумать лучшего способа прокрасться к ней ближе.

— Вот так, — сказал он, наблюдая за ней своими голубыми глазами. — Я хочу, чтобы ты запомнила, что я страстно тебя желаю. Я мечтаю о твоих мягких губах.

В недоумении Вивьен увидела, как Майкл поворачивается и идет к замку. Мокрая белая рубашка облегала его прекрасное тело, а кожаные бриджи и сапоги по колено четко очерчивали идеальные ноги. Вопреки здравому смыслу Вивьен почувствовала, как страх и злость куда-то исчезли, уступая место приливу тепла и нежности.

«Я мечтаю о твоих мягких губах».

Ей следовало бы пойти напрямик в Дауэр-Хаус. Она совсем не хотела находиться где-либо рядом с Майклом. Но если он хотел взять над ней верх, то он это сделал. Кроме того, если он поедет обратно верхом, не было никакого смысла идти пешком и становиться такой уязвимой. Так что, немного поразмыслив, Вивьен выбросила палку, отряхнула руки от грязи и зашагала вслед за Майклом.

Крайне бдительно следя за каждым движением Майкла, Вивьен позволила ему подсадить ее на лошадь. Он вел себя исключительно как джентльмен: вежливо, без лишних движений. Он даже отказался от плаща, который Вивьен хотела вернуть. Моросящий дождик охладил ее разгоряченные щеки.

Но едва ли что-либо, даже неудобное седло, могло охладить то пылкое возбуждение, что заставляло ее кровь кипеть.

«Я мечтаю о твоих мягких губах».

По дороге к дому Вивьен ловко скрывала свое смущение за завесой невозмутимого выражения лица. Майклу Кеньону не следовало знать, как сильно он очаровал ее одной своей фразой. Так же как ему не нужно было знать о том, насколько сильно ее привлекал мужчина, который пытался заставить подчиниться его воле. Лорд-аристократ, которого она ни за что и никогда не полюбит.

Лошади было тяжело ехать по грязи, и Вивьен сконцентрировала свое внимание на том, чтобы объезжать самые неудобные камни. Она пыталась держаться на значительном расстоянии от Майкла, чтобы не поддаться его опасным чарам.

Подобно последствиям вспышки молнии, его поцелуй ярко сиял в ее памяти; в первый раз она не была безразлична к мужскому телу. Его формы, казалось, так сильно отличались от се — упругие, мускулистые, способные доставить женщине наслаждение. Она не могла не думать о том, как же он выглядит под своей одеждой; была его грудь гладкой или покрытой волосами, была его кожа бледной или отдавала таким же бронзовым оттенком, как лицо и руки. К ее стыду, она хотела изливать потоки чувств, как все глупышки из ее табора, с обожанием смотрящие большими глазами на своих избранников.

«Я мечтаю о твоих мягких губах».

Должно быть, она никогда не забудет, что он на самом деле о ней думает. Майкл Кеньон считал ее обычной воровкой. Он почти овладел ею, а она чуть не уступила. Вивьен не могла понять, как такой мужчина мог возбудить в ней женское желание и страсть.

Не успев привести в порядок все мысли, Вивьен услышала, как Майкл выругался. Натягивая поводья своего коня и остановившись перед холмом, он хмурым взглядом смотрел на Эбби-Стокфорд, на его огромный каменный фасад, что виднелся в просвете деревьев, на изгибающуюся реку и Дауэр-Хаус.

Вивьен остановилась невдалеке и настороженно посмотрела на него.

— Что случилось?

Майкл не ответил. Следуя его взгляду, Вивьен увидела черную карету, едущую по извилистой дорожке, ведущей в Дауэр-Хаус. Извозчик сидел на козлах, а двое слуг в малиновых ливреях сопровождали повозку сзади. Даже с такого далекого расстояния можно было заметить, что слуги промокли до нитки.

— Черт бы ее побрал, — вполголоса выругался Майкл.

— Кого?

— Мою бабушку. Господи, она за все заплатит. — Он бросил на Вивьен взгляд, полный ярости и чего-то еще, чего-то темного и пугающего. — Останься здесь. Не хочу тебя в это втягивать.

25
{"b":"25206","o":1}