ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вивьен стала напряженно вспоминать манеры настоящей леди, которые так старательно пыталась выучить прошлым вечером.

— Спасибо, достаточно, мистер Рамболд, — сказала она, накладывая себе пышущий жаром золотистый картофель. — Как поживает ваш карбункул на ноге?

Его морщинистое лицо залилось краской от белого чопорного воротничка до самых кончиков больших ушей.

— Уже гораздо лучше, мисс, — пробормотал он, прежде чем ретироваться на свое прежнее место у буфета.

Сидевшая напротив леди Инид Куинтон поперхнулась глотком вина и сверкнула карими, глубоко сидящими глазами.

— Вивьен! — поджав губы, воскликнула графиня Фейвершем с другого конца накрытого стола — Вовсе не обязательно вести разговоры со слугами за обеденным столом. Равно как и задавать вопросы такого личного и отвратительного характера.

«Не чавкай». «Сиди прямо». «Не скреби ножом». У Вивьен кружилась голова от всех этих глупых правил. Хотя она была уверена, что если начнет спорить, то обязательно нарушит еще одно. Слова ее прозвучали вызывающе:

— Когда вчера я увидела, как мистер Рамболд хромает, я1 приготовила ему отвар из корней лопуха, и я только хотела узнать, помогло ли…

— Довольно. — Леди Фейвершем ощетинилась как еж. — Мы не обращаемся к слугам «мистер». Мы также не нуждаемся в описании рецептов твоих цыганских снадобий. Если кому-либо из прислуги требуется доктор, мы обычно обращаемся к доктору Грину.

Вивьен подумала, что ей самой скоро понадобится доза травяного масла от запора, если графиня не прекратит эти нудные проповеди. Она еле сдержалась, чтобы не бросить ей это в лицо.

Стараясь казаться самой невинностью, с широко распахнутыми глазами она пробормотала:

— Но ведь только сегодня утром вы мне говорили, что настоящая леди должна следить за своим домом. Это означает и заботу о прислуге.

Леди Фейвершем фыркнула:

— Ты прекрасно поняла, что я имела в виду. Даже и не думай притворяться.

— Притворяться, миледи? Я просто пытаюсь понять все эти правила поведения.

Вивьен вскинула вверх подбородок, всем видом показывая, что собирается выиграть этот поединок. Забыв о своих привычках — хотя и ненадолго, — она вдруг почувствовала себя во власти всех этих строгих правил, принятых в чужом для нее мире аристократов. Что ни говори, ей придется им следовать. Но разумеется, она не станет расстраиваться из-за одной недовольной гримасы.

На миловидном лице леди Стокфорд засветилась улыбка.

— Оливия, дорогая, позволь Вивьен иметь свою точку зрения. Любая леди вправе обходиться со слугами по своему усмотрению. Она, наверное, думала, что ведет себя именно так, как должна.

— Я позволю. Но лишь потому, что девушка делает успехи — Графиня по-королевски кивнула. — Хотя должно пройти время, прежде чем она будет вполне презентабельна — Презентабельна? Что вы имеете в виду? — вмешалась Вивьен.

— Как — что? Ты должна быть абсолютно готова вращаться в высшем обществе, — пояснила леди Стокфорд. — Ты довольно усердно работала над своими манерами и поведением в обществе. Ты очень способная девушка, должна тебе сказать.

— Она еще и красавица. — Леди Инид энергично закивала, ее двойной подбородок затрясся, а несколько потускневших рыжих кудряшек выбились из-под тюрбана и свесились на лоб. — Будет так забавно наблюдать за молодыми лендлордами и фермерами, когда они увидят нашу красавицу. Они будут просто повержены!

Женщины закивали, что-то одобрительно бормоча друг другу. Леди Фейвершем уловила это, и холодный взгляд ее серых глаз немного растаял. Она и леди Инид приходили в этот дом каждый день, чтобы помочь леди Стокфорд в обучении Вивьен всем премудростям настоящей леди.

Вивьен неловко заерзала на стуле, зашуршав своим роскошным платьем цвета морской волны. Может быть, это и был их план выдать ее замуж за какого-нибудь высокомерного богача?

Они не знали одного — она не задержится здесь надолго.

— Я не хочу больше ни с кем знакомиться, — отрезала Вивьен. — Я намерена жить здесь, в Дауэр-Хаусе, с вами, леди Стокфорд.

— Очень мило с твоей стороны, моя дорогая, — ответила маркиза, — но я не смогу быть рядом с тобой всегда. Бог знает, быть может, я умру на следующей неделе.

Вивьен уронила вилку, корсаж ее платья зашуршал.

— Мадам, неужели вы больны?

— Со мной все в порядке, — незамедлительно ответила леди Стокфорд, — но никто не сможет знать наверняка, когда придет его час. Однако ты молода и энергична и просто обязана выйти замуж. Наверняка ты бы не хотела быть просто сиделкой у старой, уставшей от жизни женщины.

— Вы ошибаетесь! Поверьте, мне очень нравится ваше общество. Особенно я люблю слушать ваши истории.

Это была правда. И несмотря на недоверие ко всему, что касалось аристократов, Вивьен прониклась симпатией к Розочкам, как они сами себя называли. Она протянула руки через стол, покрытый белой скатертью, и нежно взяла руку вдовы с проступающими синими венами.

— Я умоляю вас, не надейтесь выдать меня замуж за незнакомца. Я все равно этого не сделаю.

Леди Стокфорд засмеялась, нежный звонкий смех эхом разнесся по просторному обеденному залу.

— Нет никаких причин так драматизировать ситуацию.

Когда придет время, ты сама выберешь себе мужа среди порядочных местных джентльменов.

— Это будет прелестная пара, и вы будете жить долго и счастливо, — объявила леди Инид. — Именно такой судьбы для тебя и желала дорогая леди Харриет.

При упоминании о ее родной матери у Вивьен комок подступил к горлу. Даже по прошествии стольких дней правда о ее прошлом больно терзала незажившую душевную рану. Вивьен задала лишь несколько вопросов, касающихся той женщины, что дала ей жизнь, и мужчины, благодаря которому в ее жилах течет аристократическая кровь. Так или иначе, Вивьен казалось, что желание знать больше будет предательством по отношению к ее цыганским родителям.

И все-таки она решила наслаждаться веем, что приготовила для нее аристократическая жизнь.

Не отклоняясь от своего плана, Вивьен позволяла Розочкам делать с ней все — они как курицы суетились вокруг нее, одевали в шикарные наряды, обтирали кожу соком лимона, чтобы смягчить воздействие солнечных лучей, учили, как следует вести себя в так называемом высшем обществе. К своему стыду и удивлению, Вивьен обнаружила, что ей нравятся горячие ванны, вкусная еда, тепло шелка на коже. Ей нравилось слушать, как леди Стокфорд рассказывает о старых временах, о проделках ее внуков. И самым постыдным оказалось то, что она не могла ненавидеть этих аристократок. Добрые, отзывчивые, они мало отличались от женщин из табора.

Леди Инид напоминала старуху Шари, любившую посмеяться и посплетничать. Леди Фейвершем была сварлива, как Пеша, ругавшая все на свете, но жалостливая и сочувствующая. Леди Стокфорд, милая и всегда улыбающаяся, больше всех походила на Рейну Тори.

Это последнее сравнение обожгло сердце Вивьен. Как она могла сравнивать кого-либо из этих богачек-аристократок с любящей женщиной, которая вырастила ее?

Вивьен откинулась на спинку стула. Как раз вовремя она вспомнила, что нужно было сказать в данной ситуации.

— Прошу меня простить.

— Ты же еще не закончила ужин, — сказала леди Стокфорд с печалью в глазах.

— На десерт сливовый пирог, — поддержала леди Инид, — твой любимый, и мой, кстати, тоже.

— Я попросила сделать тебе чай покрепче, как ты любишь, — добавила леди Фейвершем.

— Спасибо… спасибо вам всем… но я правда уже не голодна.

Повернувшись ко всем присутствующим спиной, Вивьен помчалась прочь из обеденного зала. Слезы выступили на глазах. Она совсем не хотела ни той доброты, что одаривали ее леди, ни жизни в этом роскошном доме. У нее закружилась голова от бесконечных комнат, проносившихся мимо нее. Вивьен почувствовала себя заключенной в этих стенах с огромным количеством картин. Как странно, что богачи предпочитают развешивать пейзажи на стенах вместо того, чтобы в полной мере наслаждаться красотой живой природы во всем ее великолепии.

5
{"b":"25206","o":1}